» » » Огненный бог Марранов (часть 3)

Огненный бог Марранов (часть 3)

НАЧАЛО ПУТЕШЕСТВИЯ

Ранним августовским утром Энни и Тим О'Келли распрощались с родными и двинулись в путь. Их снаряжение было продумано до мелочей, в этом особенно помогла опытная путешественница Элли.
Запас провизии был уложен в двойные кожаные сумы, перекинутые через спины мулов. Ребята взяли рюкзаки с самым необходимым в дороге: там было уложено по смене белья, мыло, зубные щетки и порошок, ножи, ложки и прочая дорожная мелочь. Через плечо Энни висела подзорная труба, которую
подарил Элли одноногий моряк Чарли Блек. На левой руке у каждого из ребят был компас, а на правой - часы. У Тима в сумке лежал спущенный волейбольный мяч. Дело в том, что мальчуган решил научить Жевунов и Мигунов благородной игре в волейбол. Тим был отличным игроком, и его принимали в команду даже старшие ребята. Вдобавок Тим был вооружен: у его пояса висела крепкая дубинка с утолщением на конце.
Из мешочка, притороченного к седлу Энни, выглядывала Артошкина мордочка. Черные глазки песика весело поблескивали: он был очень доволен путешествием. Когда ему надоедало сидеть в мешке, он отрывисто тявкал, его спускали на землю, и он бежал за мулами.
Джон Смит провожал детей на рыженькой кобылке Мери; Ганнибал и Цезарь были пущены на самый тихий ход, и все же фермерская лошадка с трудом поспевала за могучими мулами, заряженными солнечной энергией.
- Хороши скотинки, ничего не скажешь, - ворчал довольный Джон. – Вот таких запрячь в плуг, они за день бог знает сколько акров перепашут...
Точно понимая слова фермера, мулы недовольно поводили длинными ушами.
Пришел час расставанья. Джон сердечно обнял Энни и Тима, пожелал им счастливого пути, просил быть осторожными и не задерживаться а Волшебной стране, потому что родители будут день и ночь думать о них, ждать.
Тим и Энни перевели шпеньки на быстрый ход, мулы звонко брыкнули копытами, из-под ног у них взметнулась пыль, и через пять минут фермер едва мог различить вдали два туманных пятнышка.
- Убей меня бог, - прошептал пораженный Джон Смит, - вот так скачут!
Нам с тобой, Мери, так же далеко до них, как черепахе до зайца. Да, вряд ли недруг перехватит их на дороге...
Фермер повернул лошаденку и затрусил домой, размышляя о странных событиях, в которые была втянута его семья с того памятного дня, когда над Канзасом пронесся ураган, вызванный злой волшебницей Гингемой.
Энни и Тим наслаждались быстрой скачкой. Поля и реки проносились мимо них, точно гонимые встречным ветром. Редкие прохожие изумленно смотрели им вслед, а возы со снопами мелькали, точно верстовые столбы.
К вечеру путники оставили позади много миль. Ночевать остановились в уединенном лесочке, вдали от жилья. Энни достала из вьюка всепревращальное полотнище, когда-то изготовленное дядюшкой Чарли Блоком. По желанию владельца оно могло становиться надувной лодкой, парусом, обширным тентом. На этот раз оно превратилось в удобную палатку, где ребята спокойно провели ночь под охраной верного Артошки.
И дни побежали один за другим, как быстрые мулы наших путников. Энни и Тим держали путь на северовосток, по возможности избегая населенных мест. У ручейков они запасали воды в объемистые фляги, а скакунов поить не приходилось. Погода стояла ясная, солнечная, и ставить животных на зарядку не было надобности: они набирались энергии во время бега.
Первая широкая река, встреченная на пути, остановила путников. Энни уже собралась надувать воздухом всепревращальное полотнище, чтобы сделать из него плот. Тим заметил, что нелегко переправить мулов на скользком плоту без перил и ограждений.
- Давай-ка, Энни, попробуем переплыть реку, не слезая с седел, - предложил мальчик.
Поставив регуляторы на малый ход, ребята смело направили животных в воду. И о чудо! Мулы поплыли, точно проделывали это много раз. Внутри у них было достаточно пустоты, и на воде они держались отлично. Они так загребали веду своими мощными ногами, что мигом очутились на другом берегу.
- Ура, ура! - закричал Тим. - На таких молодцах, как наши Цезарь и Ганнибал, можно море переплыть!
С большой опасностью ребятам пришлось столкнуться в обширной степи, где водилось много волков. Собравшись большой стаей, степные волки загородили путникам дорогу. Те хотели повернуть назад, но и там их ждали враги.
- Вперед! На самый полный! - скомандовал Тим.
Мулы ринулись, как ураган. Несколько волков покатились с Пробитыми головами и переломанными ребрами. Один крупный зверь, должно быть, вожак стаи, подпрыгнул, силясь сдернуть Тима с седла, но смелый мальчуган что есть силы хватил волка дубинкой по лбу. Ошеломленный хищник опрокинулся, стая расступилась и через минуту осталась далеко позади.
Тим был страшно доволен и хвастался вовсю.
- Видала, как я ему врезал между глаз! - кричал мальчишка. - Наверняка он подох от моей дубинки.
Энни усомнилась в этом, и тогда Тим предложил вернуться посмотреть.
Энни не захотела снова встречаться с волками и поспешила согласиться с товарищем. Тим засвистал воинственный марш, И только тогда Артошка осмелился высунуть голову из мешка. Он ее туда упрятал, когда увидел стаю свирепых волков. Песик по природе был смел, но благоразумен. Он понимал, что борьба с волком будет неравной: хищник перешибет ему спину одним ударом лапы или перекусит пополам огромной зубастой пастью.
Увидев врагов далеко позади, Артошка презрительно гавкнул на них, а Энни рассмеялась:
- Молчи уж, герой!


ВЕЛИКАЯ ПУСТЫНЯ

Держать правильное направление путникам помогали компасы, но и без них ребята знали, что едут верной дорогой. Старшая сестра так часто рассказывала Энни о своем путешествии с одноногим моряком, что девочке казалось, будто она уже побывала здесь. Это она сама в былое время чувствовала знойное дыхание ветра, налетавшего из пустыни, сама видела безобразные головы ящериц, прятавшихся в дюнах.
Вот и лес, за которым начиналась Великая пустыня.
- Здравствуй, старый знакомец! - весело воскликнула Энни. - Это из твоих деревьев дядюшка Чарли построил сухопутный корабль. Он и сейчас где-нибудь стоит на опушке, но мы его разыскивать не будем. Правда, Тим?
- А зачем нам корабль? - солидно отозвался мальчуган. - Наши Цезарь и Ганнибал почище всякого корабля - и сухопутного и водяного.
К рискованному переходу через пустыню Тим и Энни подготовились основательно. В путь они решили отправиться на рассвете, по прохладе. Ребята наполнили фляги водой из ключика, найденного в лесу, и так напились, что у них чуть не лопнули животы. Перед выездом они облили друг друга и собаку водой с ног до головы. Путники надели темные очки с сетками, чтобы предохранить глаза от мелкого песка и пыли. Чуя чтото необычное, Артошка с головой запрятался в мешок, и хозяйка одобрила его  поведение. Конечно, песика тоже досыта напоили водой.
Ребята были настроены серьезно. Исчезли из разговора обычные шутки, сердца Энни и Тима бились учащенно. Те дни, что они провели в поездке до этого времени, казались пустяком в сравнении с тем, что их ожидало.
Великая пустыня лежала перед ними торжественная и мрачная, в ее вековом безмолвии таилась угроза.
Наконец дети стряхнули оцепенение.
- Ну что же, надо отправляться, - сказал Тим.
А сам подумал, что, если понадобится, отдаст за Энни жизнь, не жалея об этом.
- Да, оставаясь на месте, вперед не подвинешься, как говорит мудрый Страшила, - согласилась девочка.
По рассказам сестры Энни знала многие изречения Трижды Премудрого Правителя Изумрудного города.
Ребята поехали средним ходом. Скакать галопом было невыгодно: копыта мулов подымут густые облака пыли, да и скакуны будут слишком глубоко увязать в песке. Животные потрусили неспешной рысцой, но, когда Энни через полчаса оглянулась, кромка леса чуть виднелась на горизонте. Мулы, заряжаясь на ходу, оставляли позади милю за милей, а у Энни в голове была одна главная мысль: как избежать страшных черных камней Гингемы.
От сестры Энни знала, что злая фея Гингема задолго до смерти окружила Волшебную страну обломками скал, наделив их таинственной силой притягивать к себе все движущееся. У такого камня едва не остались навеки Элли и Чарли Блек, потому что камень полонил сухопутный корабль и не отпускал от себя путников дальше чем на сотню шагов. Моряк и девочка погибли бы в пустыне, если бы их не спасла ворона Кагги-Карр. Это она, отпущенная на волю, вернулась с кистью чудесного винограда, который сводил на нет силу камня.
Конечно, за прошедшие годы волшебство камней могло прекратиться или ослабеть, но лучше было не рисковать.
Выполняя наказ старшей сестры, Энни через каждые полчаса останавливала Цезаря и всматривалась вдаль через подзорную трубу. И вот после нескольких часов пути, когда солнце уже стояло высоко на небе и когда одежда ребят совершенно просохла, а сами они успели напиться воды раза по три, Энни заметила вдали черное пятнышко.
- Вижу черный камень Гингемы! - взволнованно воскликнула девочка.
- Где он, где? - отозвался Тим.
Посмотрев в трубу, мальчик подтвердил, что в песках действительно чернеет колдовской камень.
План, который помог бы перехитрить злое волшебство Гингемы, был разработан дома, его придумала Элли. План был остроумен, но прост. Если два человека одинаковой силы тянут какой-то предмет, например, стол, в разные стороны, он не сдвинется с места. Элли велела ребятам проехать меж двух черных камней Гингемы как раз посредине. Один камень будет тянуть путников вправо, другой влево, и силы камней взаимно уничтожатся.
Заметив первый волшебный камень, Энни и Тим свернули в сторону и тихонько ехали до тех пор, пока не увидали другой. Рассчитать путь так, чтобы он прошел посредине, казалось не слишком трудно. Наши всадники пустили мулов вскачь. Животные, не знавшие устали, помчались галопом, поднимая тучи песку.
Но когда путники оказались между камнями, они почувствовали, что неведомая сила тянет скакунов и их самих влево. То ли они неверно определили середину и оказались ближе к левому камню, то ли его магическая сила была больше, Энни и Тим не знали. Однако они с ужасом ощущали, как злое колдовство Гингемы старается сдернуть их с седла.
Энни, слабея, вдруг почувствовала, что не может держаться больше в седле, и со слабым криком соскользнула на песок... К несчастью, она не упала, а встала прямо на ноги, и враждебная сила заставила ее, шатаясь, бежать навстречу гибели.
Мул Тима был сильнее, он уже почти вырвался из опасной зоны, но тут мальчик услышал крик Энни и увидел, что Цезарь мчится за ним с пустым седлом.
Несколько секунд требовалось Тиму, чтобы спастись, но он не колебался ни мгновения.
"Энни в беде! Энни погибает!"
Тим с усилием повернул Ганнибала и подскакал к Энни. Он нагнулся и сильным рывком подхватил девочку на седло.
Впоследствии дети не могли припомнить всех подробностей этих страшных минут, которые показались им вечностью. Они только сознавали, что мул бьется под двойной ношей, взрывая песок копытами, что он изнемогает в борьбе с чародейством. Но вот он выигрывает дюйм за дюймом, фут за футом...
Ближе, ближе к свободе... И вот уже с победным ржаньем великолепный скакун мчится на полной воле!
Цезаря поймали, но долго еще обессилевшая Энни ехала на седле Ганнибала, поддерживаемая товарищем.
Когда девочка пришла в себя, она со слезами благодарила Тима, и мальчик, смущаясь и краснея, отбивался:
- Ну хватит, ну ладно тебе, это же все Ганнибал...
И вот черные камни Гингемы остались далеко позади. Мулы бодро, бежали по сыпучему песку. В то время как настоящие животные выбились бы из сил, механические мулы казались такими же свежими, как в первую минуту путешествия.
Подняв головы, дети ясно разглядели снежные вершины Кругосветных гор, поднимавшиеся за дальним горизонтом. Половина пути была сделана, и какая половина!
Теперь можно было не торопиться, и путники остановились на привал.
Тим и Энни ели через силу, они все еще не могли опомниться от пережитой опасности. Зато они выпили очень много воды.

ЧЕРЕЗ ГОРЫ

Путникам хотелось попасть в Долину чудесного винограда, где сделали остановку Элли и Чарли Блек после того, как перешли через пустыню. Но Тим и Энни из-за черных камней изменили свой курс и потому подъехали к горам в другом месте. Правда, и здесь протекал ручеек, окаймленный фруктовыми деревьями, но виноградных лоз не было видно.
Чудеса начались сразу же после того, как Энни и Тим разбили лагерь на уютной полянке. Первым ребят удивил Артошка. Когда Энни вытащила его из мешка, песик зевнул, вздохнул и ясным звонким голосом сказал:
- Ф-фу... Как я устал сидеть в этой темной душной дыре! Наконец-то можно размять лапы!..
Энни и Тим давно знали, что в Волшебной стране разговаривают животные и птицы, и все же с изумлением смотрели на своего до сих пор бессловесного спутника. Но вскоре они поразились еще больше. Собака в восторге носилась вокруг мулов, стараясь цапнуть их за ноги, и Цезарь заговорил
приятным баритоном:
- Ну ты, приятель, поосторожнее! А то как дам разок копытом, только тебя и видели!
Ганнибал поддержал его глухим баском:
- Да, в самом деле, эти собаки ужасно надоедливые создания...
- Как, друзья мои, и вы заговорили? - вскричала Энни.
- А почему бы нет? - спокойно отозвался Цезарь.
И в самом деле, почему бы не ожить и не заговорить механическим мулам в Стране Чудес, если здесь жили и говорили соломенное чучело и железный человек? Это было совершенно в порядке вещей, и ребята с радостью приняли этот-порядок.
Цезарь был, как видно, любознательнее своего товарища, потому что он задал такой вопрос:
- Скажи, пожалуйста, Энни, а что означают наши клички? Почему мы Цезарь и Ганнибал, а не чтонибудь другое?
Энни и Тим смутились. Ведь они окончили только первый класс, а там не изучают историю. Впрочем, когда Элли давала животным имена, она объяснила сестренке их значение, и Энни кое-что запомнила.
- Видите ли, - сказала девочка, хмуря брови. - Ганнибал и Цезарь были какие-то знаменитые древние люди. Не то президенты, не то генералы, в общем, чтото в этом роде...
Честолюбивые животные милостиво согласились откликаться на свои имена. После ужина Энни, Тим и Артошка заснули, а мулы смирно стояли у деревьев, дожидаясь солнечного восхода: тогда они снова смогут заряжаться энергией, это заменяло им и пищу и питье.
Утром Тим занялся важным делом. Он достал из своего вьюка подковы с острыми шипами и привинтил их к копытам Цезаря и Ганнибала. В песках такие подковы только задерживали бы животных, а на каменистых горных тропах они были совершенно необходимы.
В это утро путники покончили с провизией, захваченной из дома, и подивились, как точно Элли рассчитала продовольственный запас. Ребята наполнили сумки великолепными фруктами, сорванными с деревьев, набрали во фляжки воды и отправились в дорогу.
Ох, какой трудной оказалась эта дорога! Крутые подъемы и опасные спуски, узкие карнизы, нависшие над пропастью, неустойчивые осыпи, готовые разразиться каменными лавинами, глубокие ущелья, преграждающие путь...
Иной раз, чтобы преодолеть небольшой участок дороги, длиной в несколько сот футов, приходилось тратить целые часы. Вот когда Энни и Тим в полной мере оценили достоинства Цезаря и Ганнибала. Конечно, им далеко было до горных козлов, которых наши путники видели издали на верхушках скал, но все же механические мулы проявляли чудеса ловкости.
Неутомимые и бесстрашные, проворные, как кошки, они карабкались по крутым склонам, предупреждая седоков, чтобы те крепко держались в седлах. Спускаясь с горы, они подгибали задние ноги и почти ползли на брюхе, а поднимаясь, цеплялись за скалы передними копытами.
Через узкие расщелины мулы перепрыгивали, распрямляя согнутые задние ноги, как пружины, и тут всадники, держась за шеи благородных животных, старались только не вылететь из седла.
Но вот им встретилось такое широкое ущелье, которого не преодолел бы самый лучший скакун в мире. Со дна пропасти поднимался туман, и где-то внизу глухо ревел невидимый поток.
Что делать? Объехать препятствие? Но справа и слева громоздились скалы, на которые не в силах были подняться даже Цезарь и Ганнибал.
Побледневшие Тим и Энни с тоской смотрели друг на друга. Они очутились в западне, и единственным выходом было вернуться назад и искать новую тропу в лабиринте горных хребтов...
Но в это время вверху послышался шум огромных крыльев и чья-то колоссальная тень пала на дорожку. Ребята подняли головы и увидели громадного орла, спускавшегося к ним с высоты. Энни в ужасе взвизгнула и закрыла голову руками, а Тим с угрожающим видом поднял дубинку, хотя и понимал, что нелепо сражаться подобным оружием с чудовищной птицей.
А Карфакс (потому что это был он) опустился на площадку вблизи путников и сказал приятным голосом:
- Не бойтесь, дети! Я никогда не обижаю слабых и беспомощных!
При этих словах оскорбленный Тим нахмурился, а Энни решилась отнять руки от лица и посмотреть на гигантскую птицу. Столько благородства было в осанке Карфакса, что девочка сразу приободрилась.
- Я вижу, дети, вы направляетесь в Волшебную страну из большого мира, - продолжал орел, - Вы проделали большой и опасный путь, но этого препятствия вам не одолеть.
- Да, сударь, - ответила Энни. - Через эту пропасть нашим мулам нипочем не перепрыгнуть... Вот если бы вы нас перенесли, было бы очень хорошо, - добавила осмелевшая девочка.
- Это нетрудно, - добродушно согласился орел. - Девочка, пригнись к седлу...
И едва Энни исполнила совет Карфакса, как мощные лапы осторожно подхватили Цезаря под брюхо. Девочка даже не успела испугаться, как увидела под собой ущелье с курившимся на дне туманом, воздух засвистел у нее в ушах, и через какую-нибудь минуту мул уже стоял на той стороне пропасти
и весело ржал. Вскоре Ганнибал с Тимом были возле Энни.
- Дальше дорога безопасна, и мои услуги вам уже не понадобятся, - сказал орел и взмыл в небо.
- Спасибо, спасибо, добрый друг! - только и успели крикнуть вслед ему дети, а гигантская птица уже исчезла за ближайшим облаком.
Но каким же образом Карфакс остался в живых? Ведь покинув Урфина Джюса, он отправился на родину, где его ждала смерть от вождя Аррахеса и его сторонников.
А дело было так. Всего, за три дня до возвращения Карфакса в Орлиную долину его лютый враг Аррахес погиб в схватке со змеиным царем, которого он вызвал на поединок из-за своего непомерного тщеславия. Нового вождя орлы еще не успели выбрать, и им сделался Карфакс. Он нашел себе новую
подругу жизни и зажил мирно и счастливо.
Ах, если бы Тим и Энни знали, какие события недавно произошли в Волшебной стране! Если бы им было известно, что этот самый орел невольно помог злому Урфину захватить власть над Прыгунами! Они так легко не отпустили бы от себя Карфакса и просили бы благородную птицу исправить то зло, которое она причинила многим людям.
Никаких мрачных предчувствий не было у Энни и Тима, а Карфакс старался держаться подальше от людских дел, особенно после того, как судьба столкнула его с коварным Урфином. Не подозревая, какого могучего союзника в будущей борьбе они" потеряли, дети долго смотрели на тучу, за которой скрылся Карфакс.
Потом Тим весело воскликнул:
- Вот так приключение! Такого не было даже с Элли!
- Да, - отозвалась Энни, - она и не слыхала о том, что в Волшебной стране есть такие орлы.
- Нам с тобой невероятно повезло, - сказал мальчик. - Если бы не эта птица, сколько времени проплутали бы мы в горах...
Ребята тронули мулов и двинулись дальше.
Самая трудная часть путешествия закончилась. Легче всех перенес ее Артошка. Он сидел в своем убежище, высунув только нос и глаза, а в особенно грозные моменты прятался весь и даже зажмуривался. Он полагал, что опасность не так страшна, если ее не видишь.
Заночевать пришлось у самой вершины хребта, на леднике. Палатку раскинуть было невозможно, а холод пронизывал путников до костей. Здесь дельную мысль подал Цезарь. По его предложению полотнище свернули в несколько раз, разостлали на льду, Энни и Тим легли посредине, а мулы по
бокам. Их тела излучали накопленное за день тепло, и ребята с притулившимся между ними Артошкой провели ночь совсем недурно.
На следующий день дорога стала более удобной, подъемы и спуски сделались не так круты, на склонах сначала появилась трава, а потом кустарники и деревья.
Кругосветные горы остались позади, и Энни торжественно объявила спутникам:
- Мы в стране Жевунов!


ЕГО ЛИСИЧЕСТВО КОРОЛЬ ТОНКОНЮХ XVI

Энни ошиблась. Отклонившись в Великой пустыне от пути Элли и одноногого моряка, наши путники пересекли Кругосветные горы в другом месте, и страна Жевунов находилась от них справа. Но куда же попали Энни и Тим?
Ребята видели, что тропинка, по которой они ехали среди леса, была выбита не ногами людей. Похоже, что ее протоптали дикие звери.
Дорожка постепенно расширялась, но никто не встречался нашим путешественникам, и только бойкие сороки на деревьях громко обсуждали их одежду и внешность.
После тяжелого двухдневного пути в горах Энни и Тим чувствовали себя очень утомленными. Погода была прекрасная, поэтому они не стали раскидывать палатку, а улеглись под кустом на мягкой травке. Тим мгновенно уснул. У Энни смыкались глаза, как вдруг она услышала отдаленное многоголосое завывание и чей-то жалобный крик:
- Помогите! Ах, помогите же мне!.. Погибаю...
Зов доносился с соседней поляны. Девочка попыталась разбудить Тима, но это было не так-то легко. И Энни одна пошла через кусты. Ей представилось такое зрелище. Посреди поляны с передней лапой, ущемленной капканом, лежал большой рыжий лис, жалобно повизгивая. Вокруг него толпилось несколько лисиц поменьше, которые из сочувствия к пленнику тоже визжали и выли.
Но этот диковинный концерт тотчас прекратился, а лисицы попрятались в кусты, лишь только завидели Энни. Лис, пойманный в капкан, смотрел на девочку жалобными глазами, умолявшими о помощи.
Энни любила животных, особенно обиженных и страдающих. Ей стало жаль несчастного лиса, и она решила помочь ему. Девочка подошла к пленнику поближе.
- Как это тебя угораздило попасть в такую ловушку, бедняжка? - ласково спросила она.
Но прежде чем рыжий лис успел ответить, из чащи выскочила черно-бурая лисица и гневно напустилась на Энни:
- Как ты смеешь, девчонка, так невежливо разговаривать с повелителем этой страны? Знай, что перед тобой его лисичество Тонконюх XVI, король лисьего царства!
- Ах, прошу прощения, ваше лисичество, - улыбаясь, обратилась Энни к королю. - Я из чужой страны и не подозревала о вашем высоком сане!
Король Тонконюх XVI милостиво принял извинения Энни и объяснил, как он попал в беду. Увлекшись погоней за быстрым зайцем, он не заметил капкана, давнымдавно поставленного здесь охотником из соседней страны Жевунов. Стальная пластинка защемила ему лапу.
Произошло это неделю тому назад, и за это время никто из людей не появлялся на поляне. И если бы не ее лисичество королева Быстроногая и придворные кавалеры и дамы, разыскавшие пленного короля, он погиб бы от голода и жажды.
Тонконюх сказал, что он уже серьезно подумывал о том, чтобы отгрызть лапу и таким образом освободиться от плена. Но такой поступок был бы равносилен отречению от престола. По законам лисьей страны в ней не мог царствовать калека. Девочка из чужой страны пришла вовремя: она спасет
Тонконюху больше чем жизнь, она сохранит ему королевскую власть.
Выслушав взволнованную речь короля, Энни принялась освобождать его, но, к несчастью, ее силы не хватало, чтобы разжать капкан и освободить лапу. Девочка решительно направилась за Тимом, но тут лисицы подняли такой отчаянный вой, что она невольно остановилась.
"Какая я беспомощная, - с досадой подумала она. - Уж Элли на моем месте, наверно, нашла бы выход из положения". Энни огляделась по сторонам и увидела неподалеку крепкий сук, обломанный с дерева бурей.
- Ага, вот как раз то, что мне нужно! - радостно воскликнула она.
Вставив сук, как рычаг, между зубьями капкана, Энни нажала изо всех сил, зубья раздвинулись, и обрадованный король выдернул лапу. Громкий хор лисьих голосов вознес хвалу освободительнице.
Лапа Тонконюха была в плачевном состоянии: рана кровоточила и воспалилась, надо было немедленно ею заняться. Энни с трудом подняла лиса и понесла к своему стану. Лисья свита почтительно следовала за ней.
При виде стаи лисиц Артошка, выглядывавший из мешка, поднял такой оглушительный лай, что даже Тим проснулся. Он очень удивился, увидев Энни в таком необычном обществе. Выслушав ее рассказ, мальчик вполне одобрил действия своей находчивой подруги.
Энни достала из рюкзака аптечку, смазала рану йодом и забинтовала.
Королю сразу стало легче, но ходить он все равно не мог.
- Куда прикажете доставить ваше лисичество? - вежливо спросила девочка.
- В мой дворец, в Лисоград, - слабым голосом ответил царственный лис.
Когда Энни и Тим поднимали лисьего короля на спину Цезаря, Артошка высунул голову из убежища и возмущенно тявкнул. Но, получив здоровенный щелчок по носу от Тима, пес понял, что не всегда уместно громко выражать свои чувства. Спрятавшись в мешок, он потихоньку ворчал:
- И чего они так носятся с этим зазнайкой? Да будь он хоть распрекороль, обязанность всякой порядочной собаки гнать его, не жалея сил....
Мулы тронулись неспешной рысью, а свита короля побежала следом. Королеву услужливый Тим устроил на спине Ганнибала.
Тонконюх XVI показывал Энни дорогу среди густой сети тропинок, прорезавших лес. Девочка и король разговорились.
- Скажите, ваше лисичество, сколько у вас подданных? - спросила Энни.
- О, их много тысяч. В последний раз их пересчитывали лет пять назад, и сейчас я не знаю точного числа обитателей лисьего царства.
- А где же вы берете пропитание? - удивилась Энни. - Ведь сколько надо зайцев и кроликов, чтобы прокормить такую массу едоков!
- Об этом позаботилась природа, - объяснил лисий король. - Мы возделываем кроличьи деревья, на которых растут плоды, размерами со взрослого кролика. Их мякоть видом и вкусом не уступает кроличьему мясу...
"Как много чудес в Волшебной стране, - невольно подумала Энни. – Вот даже Элли ничего не слыхала о гигантских орлах, о лисьем королевстве и кроличьих деревьях, хоть и была здесь целых три раза..."
- А зачем вы отправились на охоту, если в вашей стране растут такие замечательные деревья? - поинтересовалась девочка.
- Их плоды вкусны, - ответил Тонконюх, - но мы предоставляем их простонародью. Питаться той же пищей, что земледельцы и поденщики, фи!.. - брезгливо сморщился король. - И потом, какое наслаждение догнать зайца и вонзить зубы в его живое мясо! - Глаза Тонконюха кровожадно блеснули. - Недаром у нас разрешается охотиться только королевской семье и принцам.
А если на это осмелится кто-нибудь из простых, его ждет смертная казнь.
Энни пожалела, что спасла короля из капкана. А впрочем, подумала она, если бы он и погиб, его страной стал бы править наследник. И порядки в лисьем царстве остались бы прежние.
Король отвлек мысли Энни в другую сторону, задав ей вопрос:
- Что это за животные, на которых мы едем? Я побывал во многих краях нашей страны, но таких нигде не видал.
- Вы не увидите таких и за горами, - сказала Энни.
Она попыталась объяснить его лисичеству, как действуют механические мулы, но так как и сама плохо в этом разбиралась, то из объяснения ничего не вышло. Король усвоил только одно: животные, называемые мулами, питаются солнечными лучами. Это его ничуть не удивило.
- Всякому свое, - рассудил он. - Наше простонародье питается плодами кроличьего дерева, знать - живыми кроликами и зайцами, ваши мулы - лучами солнца. Но зайчатина - лучше всего!

ДРАГОЦЕННЫЙ ТАЛИСМАН

Лисье королевство имело немалые размеры: мулам пришлось затратить на дорогу до столицы часа два.
Наконец показались невысокие холмы, в которых расположился Лисоград; они шли в два ряда по бокам широкой улицы. Легко было догадаться, что они искусственные, но кто их насыпал - лисицы ли в древние времена или кто иной, этого Тонконюх XVI объяснить не мог.
В каждом холме чернели многочисленные отверстия - входы в лисьи норы.
У подножия холмов играли рыжие и черно-бурые лисята.
Король Тонконюх объяснил Энни:
- Наш народ разделяется на два племени: рыжих и черно-бурых. Когда-то эти племена жили отдельно и враждовали между собой, но сто лет назад они слились и переселились в эту местность, где нашли холмы, удобные для рытья нор. От старых времен у нас остался обычай: если король из рыжего племени, его супруга обязательно должна быть черно-бурой. Если же король черно-бурый, королева - рыжая.
Энни не очень внимательно слушала короля: ее и Тима гораздо больше занимали картины жизни лисьего народа. Действительно, в Лисограде было на что подивиться.
За холмами шла плантация, где росли те самые деревья, о которых говорил ранее Тонконюх. С их веток свешивались крупные продолговатые плоды, завернутые в кожистую оболочку. Время от времени один из плодов, очевидно созревший, обрывался и шлепался об землю. При ударе оболочка лопалась, и сквозь щель проглядывала аппетитная розовая мякоть.
К упавшему плоду подходила на задних лапах лисица и, обхватив его передними, куда-то уносила, вероятно, на склад.
Все работники плантации, занятые делом, ходили на задних лапах. Одни разрыхляли землю между деревьями острыми сучками, другие носили в скорлупе больших орехов воду и поливали растения, третьи выгрызали из трещин коры вредных насекомых и личинок. На четырех лапах бегали только молодые лисицы, посланные с поручениями.
Нашим путникам встретилась странная процессия. Четыре носильщика несли нарядный паланкин, в котором на шелковом ложе важно развалилась пожилая черно-бурая лисица. Лисица и король обменялись поклонами.
- Моя тетка, принцесса Остроухая, разъезжает с визитами, - объяснила Тиму королева.
Энни спросила короля:
- Неужели ваши мастера могут изготовлять такие замечательные вещи?
- К сожалению, нет, - ответил Тонконюх. - Наши предки выменивали предметы роскоши у людей, а взамен давали им плоды кроличьего дерева.
- Вы и теперь ведете торговлю?
- Ах, нет, нет, - с раздражением махнул король здоровой передней лапой. - И не спрашивайте меня, по какой причине она прекратилась. Об этом потом, потом...
Энни в недоумении замолкла. И к тому же она увидела, как по дорожке рыжая лисица везла в детской коляске трех лисят. Малыши весело возились, а рыжая нянька уговаривала их лежать спокойно и легонько нашлепывала по бокам.
Дворец короля Тонконюха XVI представлял собой такой же холм, как все другие, но вход в него был только один, и такой высокий, что Тим и Энни прошли в него, не нагибаясь, и очутились в обширной пещере.
К удивлению ребят, оказалось, что пещера ярко освещена самосветящимися шариками, подвешенными к потолку. Энни вспомнила рассказ сестры о ее путешествии в Подземную страну и догадалась, что эти светильники, пропитанные веществом из шерсти Шестилапых, - оттуда. Видно, лисицы тоже выменяли их у людей, но спросить об этом у короля девочка не решилась. Она помнила его раздражение при ее последнем вопросе.
У задней стенки пещеры стояли два трона, один повыше, другой пониже.
На них с достоинством уселись король и королева, а придворные на задних лапках выстроились вдоль стен.
"Все, как у людей..." - с улыбкой подумала Энни.
Король Тонконюх произнес речь. Он в кратких словах рассказал о том несчастье, которое его постигло, и выразил Энни самую глубокую благодарность за то, что она избавила его от неминуемой гибели.
- Но не думайте, что я ограничусь только словами признательности, я сделаю больше. Вы получите такой подарок, который очень пригодится вам в нашей стране. Первый министр Долгохвост, сюда!
К трону подошел осанистый черно-бурый лис с замечательно длинным пушистым хвостом. Этим хвостом министр, как видно, очень гордился: хвост был расчесан волосок к волоску и обрызган духами.
Встав перед троном, Долгохвост сказал:
- Ожидаю повелений вашего лисичества!
- Пойди в нашу королевскую сокровищницу и принеси серебряный обруч! - приказал король.
Среди придворных поднялся переполох. Одни негромко застонали, а другие с мольбой протянули к королю передние лапы. Очевидно, обруч, о котором шла речь, имел огромную ценность. Но никто ни словом не осмелился возразить монарху: с его лисичеством Тонконюхом XVI шутки были плохи.
Через несколько минут в зале появился Долгохвост, неся в передних лапах широкий серебряный обруч, украшенный рубинами. Обруч был необычайно красив, и Энни радостно встрепенулась при мысли, что он будет принадлежать ей. Но она была скромная - девочка, и получить ценный подарок за доброе дело - спасение чужой жизни - казалось ей нехорошим поступком.
Энни сказала:
- Ваше лисичество, вы преувеличиваете мою заслугу в вашем спасении.
- Преувеличиваю?! - изумился король. - Но вы же сохранили мне трон!
- Вы могли обойтись и без моей помощи.
- Как?
- Нужно было послать гонца в страну Жевунов, оттуда явились бы люди и помогли вам, как требует того ваше королевское достоинство.
Король горько рассмеялся.
- Ты слишком низко оцениваешь нашу сообразительность, девочка! Да будет тебе известно, что мы посылали к Жевунам трех гонцов, одного за другим, и все они погибли за своего монарха!
- Погибли? Почему?
- На единственной дороге, которая идет от нас в страну Жевунов, поселился свирепый, вечно голодный Саблезубый тигр. Достаточно лисице попасть к нему в лапы, как он разрывает ее и съедает. По той же причине торговля между нами и людьми прекратилась восемь лет назад.
Удивленная, Энни воскликнула:
- У вас появился Саблезубый тигр?! А разве их не истребили дуболомы по приказу Страшилы Мудрого?
Теперь пришла очередь изумиться Тонконюху. Поднявшись с трона, он торжественно произнес:
- Вы знаете Страшилу, дуболомов и Саблезубых тигров?! И вы пришли из-за гор? Тогда я скажу вам, ваша светлость, кто вы такая! Вы - Элли, Фея Убивающего Домика! Приветствую вас в Лисограде!
И он усадил смущенную девочку на свой трон и низко склонился перед ней, и то же сделали королева и все придворные. Один Тим стоял прямо, не понимая, почему его подруге воздаются такие почести, да Артошка на его руках сердито ворчал, видя перед собой столько лисиц, на которых можно было бы славно поохотиться.
Сойдя с трона, Энни сказала:
- Вы ошибаетесь, ваше лиси честно! Займите место, принадлежащее вам по праву, и выслушайте меня. Элли - моя старшая сестра. Она действительно не раз побывала в Волшебной стране и совершила здесь много славных подвигов. А я маленькая Энни Смит, я всего второй день в вашей удивительной стране и не сделала ничего такого, за что стоило бы меня хвалить.
Король возразил:
- Ваши заслуги огромны. Вы избавили страну от перемены династии и, быть может, от междоусобной войны. Вы по заслугам получите этот серебряный обруч, волшебные свойства которого сейчас узнаете.
Король Тонконюх сел на трон и надел обруч. Энни залюбовалась его красотой, но тут лис прикоснулся лапой к рубиновой звездочке, сиявшей на переднем крае обруча... и исчез! Да, он исчез вместе с массивным троном, на котором сидел. Энни и Тим стояли, вытаращив глаза от изумления, а Татошка оглушительно залаял, приведя в трепет лисиц.
Прошла минута, и трон с сидящим на нем королем возник как будто из ничего. Видя удивление Энни, довольный Тонконюх рассмеялся.
- Как видите, ваша светлость, этот обруч делает невидимым его носителя, стоит только прикоснуться вот к этой звездочке, - король указал лапой. - Невидимыми становятся и все вещи, к которым прикасается в это время носящий обруч. И еще одним замечательным свойством обладает он: обруч пригоден на любую голову, он расширяется или сжимается, смотря по ее размерам.
Энни все-таки стеснялась принять такой драгоценный подарок, но король насильно всунул обруч ей в руки, не слушая горячих благодарностей девочки.
- Берите, берите, - подбодрял Энни король. - Мне он совсем не нужен.
Если я слишком часто буду становиться невидимкой, мои подданные, пожалуй, забудут, как я выгляжу, а для королей это не слишком полезно, ха-ха-ха!
Тогда Энни робко примерила обруч, и он пришелся ей как раз по голове, точно его подгонял искусный мастер.
- Ох и здорово, Энни, он тебе идет! - восхищенно молвил Тим. – Прямо чудо! А ну, исчезни!
Палец девочки прикоснулся к звездочке, и Энни пропала из глаз! И сквозь то место, где она стояла, Тим все видел.
Артошка обиженно взмолился:
- Ты брось, Энни, такие штучки, не пугай порядочных собак!
Из пустоты послышался звонкий смех и раздались слова:
- Эй, Тим, поймай меня!
Тим бросился на звук голоса, но едва ему удалось коснуться руки Энни, как девочка ускользнула, и зов ее донесся из другого угла пещеры. После нескольких неудачных попыток рассерженный мальчуган остановился.
- А ну тебя! - воскликнул он. - Это в десять раз хуже, чем когда играешь в жмурки.
И вот на пустом месте появилась Энни, снова тронувшая звездочку.
Король Тонконюх сказал:
- А ведь есть справедливость в том, что серебряный обруч попал к вашей светлости. Вы - сестра феи Элли, уничтожившей Бастинду, а этот волшебный талисман в былое время как раз Бастинде и принадлежал. Злая Гингема взяла меня из материнской норки еще маленьким лисенком и послала в подарок своей сестре в Фиолетовый дворец. В стране Мигунов совсем нет лисиц, и я был там диковинкой. Бастинда держала меня в плену несколько лет. По рассказам сестры вы, конечно, знаете, Энни, как трудно было вырваться из дворца злой волшебницы. А я сумел это сделать! - с гордостью похвалился Тонконюх. - Я подсмотрел, как колдунья пользовалась обручем, сумел стащить его из сокровищницы и - прости-прощай, неволя! Этот талисман спас меня от многих бед, когда я пробирался на родину, помог мне завоевать власть в лисьем королевстве. Но теперь я расстаюсь с ним без всякого сожаления, потому что... - Он приблизился к Энни и шепнул ей: - Я боюсь, как бы им не завладел мой соперник в борьбе за престол черно-бурый принц Кривоног...
Выслушав такое признание, Энни решила, что делает доброе дело, избавляя Тонконюха от опасного талисмана, и с чистой совестью покинула Лисоград, чтобы направиться в страну Жевунов, а оттуда в Изумрудный город.
Но перед отъездом Энни, Тиму и Артошке пришлось присутствовать на пиру, который устроил в честь гостей его лисичество король Тонконюх XVI.
Предложенные им плоды кроличьего дерева оказались превосходными. Несколько таких плодов ребята получили на дорогу, а взамен Энни подарила Тонконюху свою голубую накидку. Рыжий лис надел ее с большой гордостью, заявив, что отныне она будет служить королевской мантией в стране лисиц.


СТРАНА ЖЕВУНОВ

Посланцы короля Тонконюха проводили Тима и Энни до границы лисьего царства, где начиналась тропинка, ведущая к Жевунам. Они рассказали также, где сидит в засаде последний Саблезубый тигр Волшебной страны.
Тропинка была не из лучших, извилистая и: заросшая травой, и ребята сдерживали бег своих мулов. Цезарь и Ганнибал недовольно фыркали: за время стоянки в Лисограде они зарядились энергией до отказа и думали лишь о том, как ее потратить.
Но всадники дали мулам волю, когда заметили за поворотом дорожки полосатую шкуру тигра. Затаившийся хищник поджидал неосторожных лисиц.
Заслышав топот копыт (железные подковы Тим с них снял, когда – горы остались позади), тигр насторожился, но ребята перевели шпеньки на полный, и мулы промелькнули мимо него, как порыв урагана.
Озадаченный тигр пробормотал:
- Э-хе-хе, стар я становлюсь и нерасторопен. Даже не успел рассмотреть, кто это так бойко пронесся мимо. Но только это были не лисицы...
И он опять спрятался в кустах.
Энни и Тим ехали еще несколько часов, и наконец перед, ними открылась прекрасная Голубая страна, так хорошо знакомая девочке по рассказам старшей сестры.
И опять Энни овладело странное чувство: ей показалось, что она уже видела эти чудеса с изумрудной травой, эти деревья с необыкновенными плодами, эти звонкие ручьи, где плескались золотые и серебряные рыбки.
И конечно, девочка ничуть не удивилась, когда из-за деревьев вышли смешные и милые Жевуны в широкополых шляпах с серебряными бубенчиками.
Маленькие человечки, одетые в голубые кафтаны и узкие панталоны и беспрестанно двигавшие челюстями, точно что-то пережевывая, остановились на краю поляны. Они с изумлением смотрели на мальчика и девочку, которые возвышались над ними на рослых мулах с блестящей шерстью. Вид Жевунов был явно испуганный.
Энни первая нарушила молчание.
- Здравствуйте, милые друзья мои, Жевуны! - воскликнула девочка своим звонким детским голоском, сошла с мула и сделала несколько шагов вперед.
Настороженный Тим оставался в седле.
- Здравствуй, могучая фея! - отозвался самый храбрый из Жевунов.
Он поклонился пришельцам. Его примеру последовали остальные Жевуны, и бубенчики на их шляпах мелодично зазвенели.
- Почему вы считаете, что я фея? - улыбаясь, спросила Энни.
- Потому, что только фея может носить на голове такой прекрасный серебряный обруч. И ты очень походишь на Фею Убивающего Домика, которая освободила нас от злой Гингемы, а потом победила коварного Урфина Джюса с его деревянными солдатами.
И тут Жевуны вдруг зарыдали, а чтобы звон бубенчиков не мешал им плакать, они сняли шляпы и поставили на землю.
- Отчего вы плачете, милые друзья? - удивленно спросила Энни.
- Мы плачем оттого, - ответил один из Жевунов, - что злой Урфин опять поработил Волшебную страну и взял в плен Страшилу Мудрого...
Глаза Энни и Тима сделались совершенно круглыми от изумления.
- Но как это могло случиться? - спросила девочка.
- Об этом расскажу я! - раздался неизвестно откуда голое, и прямо перед Энни появилась маленькая старушка в белой мантии, украшенной блестящими звездочками.
Энни не испугалась. Ведь с первых своих сознательных дней она слышала рассказы о волшебниках и феях, и самые удивительные чудеса были для нее привычным делом: так воспитала ее старшая сестра.
- Здравствуйте, госпожа Виллина! - смело поздоровалась девочка. – Вы прилетели сюда из Желтой страны?
- Да, конечно, милое дитя мое, - ласково ответила добрая фея, обнимая и целуя Энни. - Я уже несколько дней слежу за твоими приключениями и очень рада, что ты не теряешь времени даром.
И с этими словами Виллина прикоснулась к волшебному обручу.
- Это подарок лисьего короля, - смущенно сказала Энни.
- Знаю, моя милая, и поздравляю тебя. Этот талисман очень пригодится тебе и твоему другу в борьбе с Урфином Джюсом.
- Как, сударыня, и нам придется бороться с жестоким Урфином? – в страхе вскричала Энни.
- Да, придется, дитя мое, - спокойно подтвердила волшебница. – Твоя сестра Элли и ее друзья слишком мягко обошлись с этим коварным человеком, и вот результат. Он снова набрал силу, создал армию из Прыгунов, взял в плен Страшилу и Железного Дровосека.
- Как, и Дровосека тоже?
- Да, твои будущие друзья находятся во власти врага, и только Смелый Лев в безопасности в своем далеком лесу. Видишь ли, милая девочка, я не имею права надолго покидать пределы моей страны и могу помочь тебе только советом. Но я сделаю все, что в моих силах...
- Благодарю вас, сударыня, - сказала Энни. - Если судьба привела нас с Тимом сюда, чтобы выручить из беды Страшилу и Железного Дровосека, мы выполним свой долг.
- Я думаю точь-в-точь, как Энни, - подхватил Тим.
- Сейчас я посоветуюсь с моей волшебной книгой, - молвила Виллина и достала из складок мантии крошечную книжку величиной с наперсток.
Она положила ее на камень, подула, сказала волшебные слова, и книга превратилась в огромный том. Виллина начала перебирать его листы, бормоча скороговоркой:
- Виноград, вороны, дерево нух-нух, механические мулы, обезьяны...
Ага, вот, нашла: пленники!
Старушка начала говорить заклинание:
"Бамбара-чуфара, скорикигморики, турабо-фурабо, лорики-ерики..."
Жевуны, зажмурив глаза, в страхе повторяли: "Бамбара-чуфара, лорики-ерики..."
На белом листе волшебной книги проступили слова, которые Виллина торжественно читала вслух:
"Пусть девочка Энни и ее спутник, прибывшие в нашу страну на чудесных животных, питающихся солнечными лучами, отправятся в Изумрудный город по дороге, вымощенной желтым кирпичом..."
- Как странно, - молвила волшебница, прервав чтение, - десять лет назад эта книга послала по дороге, вымощенной желтым кирпичом, твою сестру Элли, а теперь пришла и твоя очередь, дитя мое... Но будем продолжать.
"...В бывшем дворце Гудвина Энни и. ее друг должны забрать волшебный ящик Страшилы, которым незаконно овладел Урфин. В этом им поможет серебряный обруч. Волшебный ящик докончит остальное..."
- Д-да, - протянула волшебница, - конец не совсем ясен, но книга не хочет больше говорить. Видно, дело выяснится на месте. Что/ж, дети мои, отправляйтесь в путь, и желаю вам удачи! Прощайте!..
Книга снова сжалась, исчезла в складках мантии, а через секунду пропала и сама волшебница. На том месте, где она стояла, закружился вихрь и улетел прочь, оставляя след на густой зелени поляны.
Жевуны с изумлением смотрели на тот клочок земли, где только что видели Виллину, и тут Энни пришла в голову озорная мысль. Она решила показать этим бесхитростным созданиям, что может совершать чудеса не хуже старой волшебницы из Желтой страны. Она прикоснулась к рубиновой звездочке на обруче, украшавшем ее голову, и тоже пропала из глаз.
Два исчезновения подряд - это было уж слишком для робких Жевунов. С криками ужаса они бросились к ближайшим кустам и скрылись. Энни, появившаяся через несколько секунд, и недовольный ее выходкой Тим долго уговаривали попрятавшихся человечков, прежде чем те осмелились вновь вступить в разговор.
Убедившись, что причиной исчезновения и появления Энни служит серебряный обруч, Жевуны без колебаний признали девочку феей, более могущественной, чем ее сестра.
Жевуны усиленно просили Энни прогнать жестокого Урфина с его Прыгунами и вернуть правление доброму Страшиле. Они натащили путникам на дорогу множество провизии, а Энни отдала Жевунам плоды кроличьего дерева. Маленькие человечки были в восторге. Они сказали:
- Мы не пробовали этих восхитительных плодов с той самой поры, как кровожадный тигр засел на дороге в королевстве лисиц.
- А почему бы вам его не убить? - спросил Тим.
Жевуны так удивились, что бубенчики на их шляпах выбили частую дробь.
- Нам?! Таким маленьким и слабым! - завопили Жевуны.
Тим снисходительно улыбнулся.
- Если бы у меня было время, я бы сам руководил работой, но уверен, что вы справитесь и без меня. Сделайте так. Футах в трехстах от логова зверя выройте на тропе глубокую длинную яму с отвесными стенками. Замаскируйте ловушку ветками и листьями. Приведите парочку баранов, и пусть они блеют во всю мочь. Тигр не утерпит, бросится на добычу, и тут-то ему и придет конец!
Жевуны пустились в неистовый пляс и прыгали до тех пор, пока не свалились от усталости.
Через несколько дней обитатели Голубой страны исполнили совет Тима, и тигр нашел смерть в устроенной ими западне.
Жевуны вбили около ямы кол, а к колу прибили доску с надписью:

Здесь погребен прах
последнего Тигра Волшебной страны.
Погубить этого злодея
нас научил Мальчик из-за гор,
великолепнейший Тим.
Слава ему, слава, слава!

Жевуны предупредили путников, что, направляясь к Изумрудному городу, они должны будут проехать через большое селение подземных рудокопов. Немало лет прошло с той поры, как рудокопы покинули Пещеру и поселились в верхнем мире, а их все еще по привычке называют подземными.
- Они нас не обидят? - боязливо спросил Артошка.
- Что вы, это добрейшие люди, - заверили Жевуны. - У них, правда, есть привычка, которая не всем нравится: при разговоре они смотрят не на собеседника, а в землю. Но это объясняется тем, что они до сих пор не привыкли к яркому дневному свету.
Дружески прощаясь с Жевунами, Тим и Энни обещали снова побывать у них, когда будут возвращаться на родину. Ведь отсюда начинается путь через Кругосветные горы.
Цезарь и Ганнибал весело пустились в путь: они больше всего на свете любили движение, такова уж была их природа.
За этот день ребята миновали несколько деревень, где обитали Жевуны.
Все там было голубое: голубые дома с остроконечными голубыми крышами, голубые ворота в голубых заборах, голубые изгороди садов и полей, голубые костюмы жителей... Жевуны радостно приветствовали путников. Каким-то таинственным образом они уже узнали, что в их стране появилась младшая сестра Феи Убивающего Домика, которая намерена вступить в борьбу с жестоким Урфином Джюсом.
В последнем голубом селении Тиму и Энни указали, как им выбраться на дорогу, вымощенную желтым кирпичом.
Распрощавшись с Жевунами и пожелав им успеха в борьбе с жестоким врагом, наши путники вскоре выехали на поляну, где когда-то приземлился домикфургон Джона Смита после удивительного путешествия по воздуху, фургон и теперь стоял там, потемневший от непогод, но еще пригодный для жилья.
На его двери виднелась полустертая надпись: "Меня нет дома, сделанная неуклюжим детским почерком маленькой Элли.
Конечно, ребята не упустили случая зайти в фургон. Там был полный беспорядок. Стулья валялись на полу, часть посуды, выпавшей из кухонного шкафа, разбилась. Энни взяла на память тарелочку, расписанную цветами, из которой когда-то ела ее сестра. Тим расставил стулья вокруг стола и
вытер с них пыль.
Притихшие дети оставили домик, в котором вот уже десять лет не была ничья нога.
- Где-то здесь неподалеку пещера Гингемы, - прошептала Энни. - И мне страшно...
- Не бойся, - успокоил девочку Тим. - С нашими мулами, с серебряным обручем нам не страшны никакие враги... И потом ведь с тобой я! - Мальчик выпрямился в седле и сделал свирепое лицо.
- Эх ты, хвастунишка! - улыбнулась Энни. - Все-таки мы с тобой еще очень маленькие, друг мой Тимофей!..

СЕРЕБРЯНЫЙ ОБРУЧ

В ГОСТЯХ У  РУДОКОПОВ

Оставив старый фургон, путешественники вскоре увидели перекресток, от которого расходились три дороги. На указателе было три дощечки: на первой - "Дорога туда", на второй - "Дорога сюда, а на третьей была надпись "Дорога ВЖК".
- Вот это нам и нужно! - обрадовалась Энни.
- А что это значит? - с недоумением спросил Тим.
- Неужели не понимаешь? Дорога, вымощенная желтым кирпичом, - объяснила девочка. - Она точь-в-точь такая, какой я представляла ее себе по Эллиным рассказам. Я словно вижу, как Элли шагает по ней в волшебных серебряных башмачках, а за ней трусит ее верный Тотошка...
- Ты очень кстати об этом заговорила, - отозвался Артошка из мешка. - Я сам не прочь пробежаться по этой чудесной гладкой дороге, а то у меня совершенно затекли лапы.
Тим и Энни спустились с мулов, дали свободу собаке. Ребята неторопливо зашагали по желтым кирпичам, лоснившимся от времени. Мулы следовали за ними. Артошка весело шнырял по кустам, облаивая белок, а те отругивались с высоких веток.
Энни невыразимо странно было думать, что она идет по той самой сказочной дороге, которая снилась ей в первые годы жизни, по дороге, где Элли когда-то встретила Страшилу, Железного Дровосека, Трусливого Льва... Девочка дрожала от страха: ей чудилось, что за кустами прячется страшный Людоед, и он вот-вот схватит ее, как в давнее время схватил Элли. Но Людоеда уже десять лет не было на свете, его зарубил Железный Дровосек.
Переночевав в лесу, путники к полудню следующего дня начали замечать, что приближаются к поселению рудокопов. Тропинка превратилась в широкую дорогу, по краям которой шумели от ветра пшеничные поля и цвели сады. А в одном месте крестьянин вспахивал поле на Шестилапом, глаза которого были плотно завязаны. Как видно, зрение этих подземных чудищ все еще не приспособилось к яркому свету солнца.
Тим и Энни с любопытством рассматривали странного зверя с грубой белой шерстью, с большой круглой головой, с круглым туловищем, с шестью толстыми круглыми лапами. Шестилапый был так силен, что свободно тащил огромный плуг, отворачивая широкие пласты черной земли.
Со своей стороны хлебопашец тоже во все глаза смотрел на незнакомцев, которые проезжали мимо него па диковинных животных, прежде не виданных в Волшебной стране.
Не доезжая до села, ребята заметили в стороне от дороги небольшой завод, откуда доносились шум станков и звон молотков по наковальням. Рудокопы, переселившись наверх, продолжали обрабатывать металлы, добываемые в Пещере.
Появление Тима и Энни в селении произвело большой переполох. Из красивых высоких домов с красными крышами выбегали взрослые и дети, и скоро наши путники оказались в кольце любопытных. У рудокопов были длинные бледные лица, а глаза их на мгновение поднимались на путников и снова опускались к земле.
Высокий худощавый старик с длинной седой бородой представился ребятам:
- Ружеро, правитель Страны рудокопов!
- О, я много слышала о вас от сестры, - живо откликнулась Энни. – Это вы были последним Хранителем времени в Подземной стране?
Ружеро улыбнулся.
- Не думал я, что обо мне еще помнят там, за горами. Об этом, конечно, постаралась Элли?
- А кто же еще? - сказал Тим. - У нас все ребята на фермах прекрасно знают имена подземных королей и ваше, понятно, тоже! - вежливо добавил он.
Правитель пригласил Энни и Тима к столу. Мулов поставили заряжаться на солнечной стороне, и Артошка остался их сторожить.
В доме Ружеро было несколько прекрасно убранных комнат, и в каждой под потолком висели небольшие шарики.
Правитель объяснил, что они освещают дом по ночам. В окраске стен и мебели преобладали яркие цвета: зеленый, нежно-голубой, оранжевый...
По-видимому, за столетия подземной неволи рудокопам прискучили блеклые, пасмурные цвета Пещеры.
В честь прибывших знатных гостей Ружеро устроил пир. Он предупредил Энни и Тима:
- Речи некоторых моих соплеменников, быть может, покажутся вам странными. Но я очень прошу вас соблюдать серьезность, даже если это будет трудно.
В большом зале за длинными столами собралось несколько десятков людей. В полутьме и прохладе комнаты рудокопы чувствовали себя свободно, и Энни заметила, что у них смелые проницательные глаза и лица, полные достоинства.
Хозяин посадил девочку между двумя пожилыми людьми. Сосед слева, полный, рыжеволосый, представился:
- Барбедо!
Другой, сидевший справа, с густыми бровями, с прядкой черных волос, свисавших на лоб, также назвал имя:
- Ментахо!
Соседями Энни по столу оказались двое из последних подземных королей!
Энни чуть не фыркнула, но предупреждение Ружеро подействовало, и она сдержалась.
На столах были всевозможные вкусные яства: торты на больших блюдах, фигурные пряники, пироги, суп из черепахи, вазы с превосходными фруктами, оладьи с медом. Запивались кушанья шипучим лимонадом.
Соседи Энни старались занять девочку разговорами. Бывший король Ментахо горячо восхвалял свое теперешнее ремесло - ткачество.
- Как я горжусь, милая Энни, - говорил Ментахо, - что я ткач и что все мои предки были ткачами. Думаю, что ткачество - самое важное занятие на свете. Представьте себе, что не стало ткачей: люди одевались бы в звериные шкуры, как тысячи лет назад. И разум их опустился бы до уровня зверей.
- Но-но, Ментахо, не очень заносись, - весело крикнул один из гостей.
- Не забывай про тех, кто выращивает лен!
А другой подхватил:
- Скажи, друг, что сталось бы с твоей материей, если бы не мы, портные!
Застолье смеялось и шумело.
Вниманием Энни завладел Барбедо. Старый толстяк оказался убежденным революционером. Он говорил взволнованно:
- Не понимаю, почему наши отцы и деды так долго терпели королевскую власть! Да живи я в то время, я первым восстал бы против тиранов!
Тиму и Энни казались смешными горячие речи Ментахо и Барбедо, Теперь они поняли, почему хозяин пира просил их сохранять серьезность. Но вот что было удивительно! Несколько десятков человек слушали низвергнутых королей, и ни тени улыбки не мелькнуло в чьих-нибудь глазах. Наоборот, застольники сочувственно кивали головами и вставляли одобрительные замечания. Да, высокая и чистая душа была у этого народа, долгие столетия закалявшегося в трудных условиях жизни под землей. Перевоспитав бывших королей, превратив их из паразитов и насильников в трудолюбивых ремесленников, деликатные сограждане ни словом, ни звуком не хотели напоминать им о прошлом, чтобы не унизить их теперешнее достоинство. Они все поняли и все простили.
Потрясенные благородством рудокопов, Тим и Энни притихли и смирно сидели до конца пира. Пир кончился вечером. Дождавшись, когда хозяин проводил гостей, Тим поделился с ним печальным известием о том, что Урфин снова захватил Изумрудный город.
- Я давно знаю об этом от Жевунов, заявил Ружеро. - У нас с ними заключен союз, и мы будем помогать друг другу в случае нападения врагов.
- А что вы думаете предпринять? - с тревогой спросила Энни. – Сестра рассказывала мне, что Прыгуны очень сильный и воинственный народ.
- Мы приготовили для них кой-какие сюрпризы, - улыбнулся Ружеро, - но об этом никому ни слова!
После нескольких часов езды. Энни и Тим услышали топот. Из-за поворота дороги выбежало странное создание. Это был деревянный человек, но совсем не похожий на дуболомов, какими их представляла себе Энни. У него были длинные тонкие руки со множеством пальцев, длинные ноги, приспособленные для быстрого бега, длинный острый нос, который, казалось, так и вынюхивал все вокруг.
Энни поняла, что видит одного из бывших, полицейских, которые после свержения Урфина сделались курьерами и почтальонами.
- Стой! - повелительно крикнула Энни и преградила дорогу деревянному человеку.
Тот моментально остановился.
- Кто ты такой? - спросила девочка.
- Я - Реллем, гонец правителя Изумрудного острова, Трижды Премудрого Страшилы.
- Так Страшила на свободе? - обрадовалась Энни. - Это он послал тебя с донесением?
- Увы, нет, милостивая госпожа! Изумрудный город захвачен врагами, наш правитель в плену, жители изгнаны из домов и скитаются по полям, раздетые и голодные.
- А куда же ты спешишь? - спросил Тим.
- К почтенному Прему Кокусу, правителю Жевунов, и к почтенному Ружеро, правителю рудокопов. Меня отправила к ним предупредить об опасности вражеского нашествия госпожа Кагги-Карр, временная правительница Изумрудного острова. Конечно, Жевуны и рудокопы не справятся с воинственными Прыгунами, но, по крайней мере, успеют спрятать свое добро и провизию.
- Это хорошо придумала Кагги-Карр, - заметил мальчик.
- Ну что ты, это же умнейшая птица в Волшебной стране, - с гордостью за ворону сказала Энни. - Я уверена, что в борьбе с Урфином Джюсом она очень поможет нам. Скажи, Реллем, далеко отсюда Прыгуны? – обратилась девочка к курьеру.
- На расстоянии моего дневного перехода, - молвил деревянный человечек. - Это не так близко, потому что я бегаю очень быстро, и мало кто в нашей стране может сравниться со мной.
- А какие вести слышны из страны Мигунов? - спросила Энни. - Их, наверно, тоже завоевал злой Урфин?
- Завоевать-то он их завоевал, да ненадолго, - ответил деревянный гонец. - Кагги-Карр поведала мне случившуюся там историю, о которой ей донесли птицы. Похоже, что сам Урфин еще и не подозревает об этом.
Вот что рассказал Реллем.
После ухода главных сил Урфина Джюса Мигуны несколько дней покорно выполняли все распоряжения Бойса, командира маленького гарнизона Марранов. Но Лестар, друг и главный советник Железного Дровосека, был находчивым и изобретательным человеком. Это он построил деревянную пушку, которая во время борьбы с дуболомами единственным выстрелом разогнала деревянную армию Урфина. Лестар начал присматриваться к жизни и повадкам Марранов и скоро узнал их главную слабость - полную беспомощность во время сна.
Боясь ночного нападения, Марраны ложились спать в комнатах с крепкими дверями, закрывались на прочные засовы и замки. Но что значили запоры для искусных мастеров Фиолетовой страны?
Однажды Прыгуны проснулись связанными по рукам и по ногам. Повстанцы отвели их в подвал, и там у них оказалось достаточно времени каяться в безрассудстве, с каким они поверили щедрым обещаниям огненного бога.
Лестар понимал, что этим легким успехом дело не кончится, что Урфин пришлет большой отряд войска, и тогда начнется настоящая борьба. И он начал готовиться к этой борьбе. Лестар объявил всеобщую мобилизацию мужчин от 18 до 30 лет, таких набралось около трех тысяч. Кто был старше тридцати, готовили оружие: ковали мечи и кинжалы, наконечники для копий и стрел. Груды оружия и щитов складывались в обширной передней дворца.
Мигуны, когда-то проходившие военную подготовку у Дина Гиора, приказом главнокомандующего Лестара были произведены в капралы, лейтенанты и капитаны и принялись обучать молодежь. Народ был настроен воинственно.
"Победа или смерть!" - говорили Мигуны.
Рассказ Реллема очень порадовал Тима и Энни. Значит, Прыгуны не так уж страшны, как им казалось, и на них можно найти управу.
- Спасибо за добрые вести, друг Реллем, - сказал Тим. - Отправляйся в путь и передай Жевунам и рудокопам, чтобы они получше прятали имущество и съестные припасы. А лучше всего им уйти в леса и трущобы, - продолжал мальчик. - Пусть завоеватели найдут пустые деревни, это их сразу обескуражит. Прем Кокус, конечно, уже слышал о нас. Передай ему наш привет и скажи, что мы, Энни и Тим, сделаем все возможное, чтобы победить коварного Урфина Джюса.
Реллем, вытянувшись перед Тимом, отрапортовал:
- Все ваши приказания будут выполнены, милостивый господин! И еще скажу вам вот что: на дороге ВЖК стоят вражеские заставы, а переправу через Большую реку охраняет целый взвод Прыгунов. И они не спят по ночам, потому что пьют напиток из орехов нух-нух.
Деревянный курьер рассказал ребятам, что это за орехи и какое их действие. Снабдив путников этими ценными сведениями, гонец Кагги-Карр взял с места в карьер и быстро скрылся из виду.
У Энни и Тима сразу испортилось настроение. Дорога по-прежнему казалась приветливой и мирной, но известие, что где-то по ней идут враги, все изменило. По сердцу пробежал холодок, тревога обострила чувства, дети зорко смотрели вдаль.
В эту ночь Тим и Энни не стали раскидывать палатку. Они переночевали в полуразвалившейся хижине, которую девочка признала за старую хижину Железного Дровосека. На полке еще стояла запылившаяся фляга с маслом, им Дровосек когда-то смазывал свои железные суставы.

Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий