Жёлтый туман (часть 4)

ВЕЛИКИЙ ПОХОД МЫШИНОЙ АРМИИ

Полет волшебного ковра до подземелья, где скрывались мыши, продолжался час; пешком Тим потратил бы на это расстояние целый день. Опустившись на землю, мальчик с восхищением сказал:
- Замечательная штука этот коврик! Такой бы мне в Канзас!
Свернув ковер в трубку, он взял его под мышку.
Королева-мышь, высунувшись из-за пазухи Тима, тоненьким голоском указывала ему направление, и скоро мальчик очутился около входа в подземный коридор. Здесь он зажег фонарик, предусмотрительно данный ему Фарамантом, и двинулся вниз по крутому склону.
- Шагайте осторожнее, друг Тим, - посоветовала. Рамина, - а то вы передавите моих подданных.
Совет был нелишним. При свете фонаря Тим увидел бесчисленные полчища мышей, заполонивших подземелье. Они копошились повсюду, выглядывали изо всех щелей, целыми гроздьями висели на стенах, цепляясь коготками за выступы скалы. Мыши сердито пищали, ссорясь из-за мест, но, завидев королеву с ее свитой, мгновенно притихли.
Устроившись на протянутой вперед руке Тима, как на трибуне. Рамина обратилась к своему племени с речью. Коротко рассказав о прибытии из-за гор спасательной экспедиции, королева заключила:
- Мы должны помочь людям справиться с жестокой Арахной, только тогда к нам вернутся свет и тепло. Наша задача - лишить колдунью волшебного ковра, иначе она ускользнет от возмездия, и Желтый Туман по-прежнему будет висеть над страной.
- Ваше величество, - обратился Тим к Рамине, - мне пришла в голову хорошая мысль. Возьмем на коврик столько мышей, сколько он поднимет, полетим к убежищу Арахны, и наш отряд быстро приведет в негодность большой ковер.
- Вы ошибаетесь, друг мой Тим, - возразила королева. - Мало изгрызть ковер: гномы быстро соберут волшебную шерсть, спрядут ее, и ковер будет соткан вновь. Чтобы он не возродился, надо съесть его целиком, а для этого Потребуются все мои подданные.
Тим почесал в затылке, услышав такое объяснение, и сказал:
- Ну что ж, тогда двинемся! А не боитесь вы, что мыши погибнут, наглотавшись ядовитого тумана?
- Он оказывает свое действие лишь через неделюполторы, а мы за это время постараемся достигнуть владений Арахны.
Как видно, у Рамины на все был готов ответ.
Тим боялся, что в пути не будет никакого порядка, но оказалось, что мышиная армия была очень хорошо организована. Она разделялась на дивизии, дивизии на полки, полки на батальоны, батальоны на роты и взводы.
Каждым подразделением командовала опытная заслуженная мышь в чине лейтенанта, капитана или полковника, и ее приказы выполнялись беспрекословно.
Штаб армии установил очередность движения дивизии и полков, и эту очередность связные сообщили всем подразделениям.
Тим вышел первым, он нес за пазухой и в карманах королеву и штаб армии, за ним бежали адъютанты и связные. Мальчик боялся, что не сумеет найти путь среди тумана, но Рамина его успокоила:
- Фея не может заблудиться в полях и лесах родной страны. Как только вы начнете уклоняться от правильного направления, я тотчас почувствую это и скажу вам.
До самого вечера двигалась армия в стройном порядке, роты за ротами, полки за полками. Тим уже с ног валился от усталости, когда Рамина, увидев пшеничное поле, дала сигнал остановки.
Мыши тотчас разбежались по полю, и увядшие, сморщенные зернышки захрустели на острых зубах. Тим тоже поужинал и заснул, завернувшись в волшебный ковер.
Утром, едва багровое солнце проглянуло сквозь туман, поход продолжался. Второй день пути оказался труднее первого. На дороге не раз встречались быстрые широкие ручьи. Тим брался за топор, срубал несколько деревьев и перебрасывал с берега на берег. Пользуясь этими мостами, мыши быстро преодолевали препятствия и снова выстраивались колоннами на другом берегу: в армии Рамины поддерживалась строгая дисциплина.
Третий день похода начался при самой неблагоприятной погоде: разразилась снежная буря. Холодный ветер проносился над равниной, вздымая в воздух белые хлопья.
Снежная буря в Волшебной стране! Кто бы мог подумать об этом еще месяц назад в крае вечного лета? И, однако, ветер выл, сгибал кустарники, ломал ветви деревьев, набрасывался на мышиные легионы.
Оставаться на месте ночлега было невозможно, так можно было замерзнуть, и Рамина приказала отправляться в поход. Связные, высоко подняв хвостики и путаясь в снегу, пустились по подразделениям. Взводы и роты собирались в ряды, борясь с ветром и стараясь не терять строя.
Тим О'Келли, предводитель удивительной серой армии, шагал впереди. Он закрыл спину волшебным ковриком, на очки налипли хлопья снега, а он шел и думал:
"Посмотрела бы мама, как я выполняю свое обещание избегать опасностей в Волшебной стране..."
Рамина, безошибочно чувствуя правильное направление пути, давала указания мальчику, куда поворачивать.
Сколько было писка и суматохи, сколько геройских подвигов совершалось в неисчислимых полчищах маленьких серых зверушек! Там старая мышь провалилась в невидимую под снегом ямку, и соседки, покинув строй, протягивали ей лапки и хвостики, чтобы она, уцепившись, могла выкарабкаться из ловушки. Там две крупные сильные мыши тащили, ухватив под бока, ослабевшую молоденькую мышку и уговаривали ее не терять бодрости.
Больше всего доставалось адъютантам и связным. Они все время сновали между колоннами, подбирали отставших и возвращали их в строй. Можно было только позавидовать их самоотверженности и отваге.
Одна связная спасла целый батальон, сбившийся с дороги и угодивший в овраг с крутыми стенками. Следуя ее указаниям, батальон присоединился к главным силам.
Адъютант Разорванное Ухо целую милю тащил на спине мышку Чернушку, напоровшуюся на сучок, пока не нагнал Тима и не передал ему раненую.
Не одна эта мышка поступила на попечение мальчика. Его карманы были полны ранеными, обессиленными и обмороженными мышами. Мыши сидели у него за пазухой, на плечах, на шапке, выглядывали из рукавов...
В жестокой битве с морозом и бурей прошло несколько часов. Немало жертв понесло воинство Рамины, и неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы ветер не начал утихать. Стало теплее, выглянуло багровое солнце.
Королева приказала остановиться на кормежку и ночлег. Предварительно по батальонам была произведена перекличка. Армия потеряла замерзшими и пропавшими без вести 785 бойцов и командиров. Цифра для многотысячного воинства не слишком большая, но если такие бедствия будут повторяться, то поневоле призадумаешься...
На четвертый день похода дорога сильно ухудшилась: мыши пришли в гористую местность, где нельзя было продвигаться так быстро, как на равнине. А ведь мышам следовало торопиться: от успеха их предприятия зависела судьба страны.
Скорость движения фургона-крепости и мышиной армии важно было согласовать. Если Чарли Блек явится к пещере злой волшебницы раньше времени, то колдунья улетит. Тогда мышам и великану ТиллиВилли будет очень трудно ее разыскать.
На пути мышей встала высокая гора с крутыми склонами, на ее преодоление серому воинству требовалось несколько часов. Воспользовавшись этим обстоятельством, Тим решил слетать с докладом к одноногому моряку. Он захватил с собой и мышиную королеву.
Ковер быстро доставил мальчика к фургону, который уже оставил позади Большую реку и тоже углублялся в южную область. За ним неуклюже шагал Тилли-Вилли; дуболомы заводили его дважды в день.
Энни, Чарли Блек и остальные с радостью услышали от Тима и Рамины, что мышиная армия в походе, но огорчились, узнав, какие потери понесла она во время вчерашней бури. Эта буря захватила и ту местность, где находился фургон, но, конечно, не причинила никакого вреда ее гарнизону.
По расчетам Железного Дровосека, Кагги-Карр и Рамины выходило, что передвижная крепость опередила мышей, и ей следовало задержаться на денекдругой, чтобы не спугнуть колдунью раньше времени. Тим подзапасся провизией, наточил топор, посадил Рамину в карман, и они пустились в обратный путь. Когда они настигли мышиное войско, последние его взводы уже скатывались с горы, взобраться на которую стоило больших трудов.
Следующий день похода выдался очень трудным. Дорогу то и дело пересекали ущелья с отвесными стенками. Иные из них удавалось обходить, через другие Тим перекидывал мосты, срубая деревья, росшие на краю ущелья.
Но вот встретилось такое ущелье, которое нельзя было обойти, и на краю его не росли деревья. Что было делать? Перевозить мышей на ковре-самолете? Для этого потребуется слишком много времени. Королева предложила устроить живой висячий мост. Несколько сот самых крупных и сильных мышей, уцепившись передними лапками за хвосты своих товарок, образовали живую цепочку, и Тим перебросил ее через пропасть.
По этому живому колеблющемуся мосту двинулись мыши рота за ротой, пища от страха и стараясь не смотреть вниз. Все обошлось благополучно, только у раненой мышки Чернушки закружилась голова, и она едва не полетела на дно ущелья, но ее вовремя подхватила подруга.
Когда переправа кончилась, Тим забрал мост на ковер. Это было последнее, самое трудное препятствие. Дальше пошли более ровные места. К невыразимому восторгу всего войска, от генерала до рядовой мыши, через четыре дня быстрого передвижения показалось голубое небо - владения Арахны.
И это случилось вовремя: многие мыши уже начали покашливать, а у иных заслезились глаза.
Оставив позади область Желтого Тумана, мыши вздохнули свободно. Однако здесь - требовалась особая осторожность: в окрестностях могли оказаться гномы. Узнав о нашествии мышей, они донесут колдунье, и дело будет проиграно. К счастью, почва тут оказалась мягкая, мыши быстро выкопали множество нор и надежно скрылись там от чужого глаза. А Тим полетел к фургону для очередного совещания с Чарли Блоком.


ТИЛЛИ-ВИЛЛИ - ИЗОБРЕТАТЕЛЬ

По чистой случайности на пути армии Рамины не встретилось ни одного гнома, и потому Арахна не узнала о приближении мышей, это заставило бы ее насторожиться.
Но разведчики донесли колдунье, что к ее владениям движется странный дом на колесах, влекомый деревянными людьми, и он хорошо защищен: его неотлучно сопровождает железный гигант со свирепым лицом. Арахна решила узнать, что представляют собой ее враги и насколько они опасны.
Захватив с собой Руфа Билана, колдунья взгромоздилась на ковер-самолет и пустилась в путь. За милю до того места, где, по донесениям гномов, находились люди, волшебница приземлилась и, укрывшись в лесу, послала в разведку Билана.
Прошло полчаса. Невдалеке от убежища Арахны захрустели сухие листья под, ногами возвращавшегося Руфа Вилана, и вскоре появился он сам. Маленький человечек шел шатаясь, лицо его побелело от ужаса, губы судорожно шевелились. Наконец он выдавил из себя:
- Что я видел, госпожа!.. Что я видел... - И он умолк.
- Ну, говори же, трус! - прикрикнула на него фея.
- Там ве...великан, - запинаясь, начал рассказывать разведчик. - Ро...ростом оп больше вас... А лицо... Ух, какое ли...лицо! Я хорошо укрывался в кустах, но, когда он взглянул в мо...мою сторону, мне по...показалось, что его страшные гла...глаза просверлили меня на...насквозь... И он зо...зовет одноногого че...человека... па...па...папой! Я еле-еле уп...полз от...туда...
- Вот, понадейся на такого болвана, - с презрением сказала Арахна. - Ходил-ходил и ничего не узнал. Придется отправляться самой.
Колдунья сначала шла во весь рост, потом согнулась и, наконец, начала пробираться между деревьями ползком.
Наконец, послышался какой-то гул и треск. Арахна подобралась поближе, и вот что она увидела. ТиллиВилли прорубал для фургона дорогу в лесу. Он стоял спиной к волшебнице, слегка наклонясь, и огромный меч летал, как тростинка, в его могучих руках. При каждом ударе валилось толстое дерево, и усердные дуболомы тотчас оттаскивали его в сторону. Арахна не увидела великана в лицо, но его рост и сила внушили ей великое почтение.
"Нет, - сказала сама себе колдунья, - мне с таким железным парнем схватываться несподручно. Но ничего, у меня есть волшебный ковер, и пусть этот простак гоняется за мной по стране на своих на двоих".
Если бы колдунья знала, что неукротимые мышиные полчища грозной лавиной надвигаются на ее пещеру!..
Арахна вернулась домой мрачная, задумчивая. По дороге она строила планы, как задержать неприятеля в пути на возможно более долгий срок.
Гномам Арахна приказала беспрерывно шпионить за врагами и каждый вечер доносить об их местопребывании.
Остановка фургона, о которой Чарли Блек договорился с Раминой, продолжалась двое суток. В первую же ночь в стане Страшилы произошло важное событие, повлиявшее на весь ход кампании.
Лестар спал в своем уютном кресле, когда сверху послышался приглушенный голос Железного Рыцаря:
- Лестар! Водитель Лестар, откликнитесь!
Нет ответа. Великан повысил голос:
- Лестар, послушайте, я же вас зову!
- Ммм... Что там такое случилось? - сонным голосом отозвался механик.
- Кто это?
- Это я, Тилли-Вилли! Почему вы не отвечали?
- Видишь ли, дружок, я спал, и, должно быть, довольно крепко.
- Спали? А что такое сон? - поинтересовался великан.
- Сон?! Это очень трудно объяснить, - замялся Лестар. - Дело обстоит так. Человек лежит, потом его глаза закрываются, на него находит какое-то оцепенение, он перестает видеть и слышать, и чувства возвращаются к нему лишь через несколько часов. Это означает, что он проснулся.
- Но послушайте, - забеспокоился гигант, - это же опасно! К спящему может подобраться враг, может сделать с ним все что угодно, даже убить!
- Ну, все это не так уж страшно, - улыбнулся Лестар. - Если поблизости находится враг, люди не спят или выставляют часовых. А без сна человек обходиться не может, сон возвращает ему силу и бодрость.
- Какие же вы, люди, несовершенные существа, - заметил Тилли-Вилли. - Тратите такую массу времени непроизводительно! А мне ночью, когда все спокойно, приходят разные интересные мысли. Сегодня, например, я придумал одну схемку, по-моему, довольно полезную, клянусь мачтами!
Дни путешествия не прошли для Железного Рыцаря даром. Он по целому часу беседовал с Лестаром о разных вещах, но преимущественно о технике.
Он многому научился, и запас его слов заметно увеличился. Лестар так и загорелся, подпрыгнул в кресле.
- Какую схемку?! Говорите!
- Я додумался, - сказал Тилли-Вилли, - как мне стать самозаряжающимся. Эти дуболомы, что возятся около меня с лестницами и скрипят ключами, потопи их ураган, ужасно действуют мне на нервы. И я подумал так: если вставить еще несколько пружин и рычагов и организовать двусторонние тяги, то...
И тут гигант пустился а такие технические рассуждения, что мы с вами все равно ничего не поймем, и речь его передавать не стоит. Скажем лишь, что суть предложения состояла в следующем: одна рука, поднимаясь или опускаясь, заводит другую, левая нога заряжает правую, и наоборот.
Лестар был в совершенном восторге. Он даже раскрыл дверцу и высунулся наружу, чтобы лучше слышать. А потом заорал:
- Послушай, мальчуган, ты гениальный механик!
- Ну уж гениальный, - скромно возразил ТиллиВилли. - Просто у меня много свободного времени, которое вы, люди, тратите на разную чепуху, вроде сна и еды.
Лестар, не утерпев, побежал в фургон, разбудил Чарли Блека и рассказал ему об изобретении Железного Рыцаря. Моряк тоже пришел в восторг.
Утром, едва рассвело, началась работа. В хозяйстве Блека нашлись нужные пружины и рычаги, и реконструкция механического великана шла полным ходом, причем Тилли-Вилли давал очень полезные указания. Работа закончилась к концу второго дня, и Лестар сказал великану:
- Милый мой Тилли, все готово! Отныне ты не нуждаешься в моих услугах, и я прощаюсь с тобой!
- Что это значит? - спросил удивленный гигант.
- А это значит, что я уже не буду сидеть у тебя в брюхе и отягощать тебя своей ничтожной персоной.
- Вот это зря, - огорчился Тилли-Вилли. - Ваш вес для меня пушинка, а шагать по дорогам без моего водителя и, осмелюсь сказать, наставника и друга будет очень скучно! Нес кем и словечка  перемолвить. Прошу вас, почтенный Лестар, занять свое место!
И механик с улыбкой полез в кабину.
Умственное развитие Тилли-Вилли пошло с этого времени быстро, но это обходилось очень дорого его наставнику Лестару. Днем великан шагал за фургоном, а ночью у него было довольно времени для размышлений, и он не давал механику покоя. Вопросы следовали один за другим, как у трехлетнего ребенка, и им не предвиделось конца.
- Что такое солнце и почему оно ходит по небу?
- Откуда берутся реки?
- Почему ночью темно?
- Отчего дует ветер?
- Почему у моего папы одна нога?
- Как живут люди за горами? - и так далее и тому подобное.
Добряк Лестар из сил выбился, стараясь по мере своих возможностей просветить любознательного Тилли-Вилли, и кончалось тем, что он засыпал на полуслове...
С этих пор редкую ночь Лестару удавалось выспаться как следует, и он старался наверстать потерянные часы днем, когда гигант оставлял его в покое. Да, хлопотливая досталась должность маленькому механику из страны Мигунов - сделаться наставником юного Тилли-Вилли.

КОЗНИ КОЛДУНЬИ АРАХНЫ

Вернемся к тому месту, когда переоборудование Железного Рыцаря было закончено. Боевой отряд Страшилы и Чарли Блека, неизмеримо увеличивший свою мощь и боеспособность, двинулся в путь. Теперь, когда фургон приблизился к владениям Арахны, требовалась большая осторожность. Производить разведку с помощью коврика Чарли Блек не мог, но в отряде имелся такой испытанный боец, как КаггиКарр. Она улетала на несколько миль вперед, осматривала дорогу, шныряла повсюду и возвращалась с ценными сведениями.
Если встречался овраг, через который надо было перекинуть мост, за дело принимался Железный Рыцарь. Он рубил огромные деревья и укладывал их на место по указаниям Лестара.
Вскоре наши герои убедились, что Арахне известно об их приближении.
Фургон катился по лесной поляне, и вдруг, в самом узком ее месте, дуболомы с шумом провалились сквозь землю, и передние колеса экипажа ухнули вниз, затрещала поломанная ось. Пассажиры полетели по наклонному полу, ударяясь о стенки, налетая друг на друга. Послышались стоны ушибленных и отчаянный визг Артошки, которого придавил Железный Дровосек.
- Мы попали в ловушку! - воскликнул Чарли Блек. - Без сомнения, это дело рук Арахны.
Дока люди старались подняться, к месту происшествия подоспел Тилли-Вилли. Он вытащил фургон из ловушки и поставил его на ровное место. И сразу же спросил взволнованным голосом:
- Папочка Чарли! Ты цел, у тебя ничего не поломалось?
- Нет, нет, мой дорогой мальчик, - признательно отозвался одноногий моряк. - У меня только вскочила шишка на голове.
- А что такое шишка?
Пришлось объяснить это любознательному великану. И лишь после этого Чарли и механик Лестар принялись делать новую ось и чинить поломанное колесо. А Бориль вправлял вывихнутые руки и ноги, смазывал целебной мазью царапины.
Починка фургона закончилась только к вечеру, и решено было остаться здесь на ночлег.
- Да, мы дешево отделались, - сказал Блек, - могло быть гораздо хуже.
С колдуньей надо держать ухо востро.
- Нам не следует попадать в ямы, - важно заявил Страшила. - Яма - плохая вещь, а ровное место - очень хорошо. Если мы будем все время ехать по ровному месту, мы никогда не провалимся в яму.
И все согласились, что Страшила прав, но, к сожалению, его совет не давал возможности различать замаскированные ловушки.
На следующий день отряд остановился на ночлег в долине, на берегу глубокой речки. Чарли Блек, Энни, Дин Гиор, Фарамант, Бориль, Тим, оставшийся ночевать в фургоне, спали, утомленные дорожной тряской. Только Страшила и Железный Дровосек, не знавшие, что такое сон, разговаривали, а тема их разговора в продолжение многих лет была одна и та же – что лучше: мозги или сердце.
Во время горячего спора друзья услышали, как чтото глухо ударило вдали, и тотчас же земля вздрогнула.
- Где-то случился обвал, - заметил Дровосек и продолжал доказывать, что если у человека любящее сердце, ему и мозги ни к чему.
Прошло около часа. Чарли Блеку приснилось, что он плывет на корабле и вокруг бортов журчит вода. Моряк проснулся и с удивлением услышал, что вода в самом деле журчала и плескалась под полом фургона. Он раскрыл дверь, взглянул: вокруг, насколько видно было во тьме и тумане, разли-
лась вода.
- Тревога! - закричал Чарли. - Наводнение!
Дин Гиор, Фарамант, Бориль, Тим, Энни вскочили со своих мест.
- Лестар, конечно, спит в своей кабине, а ТиллиВилли не догадается прийти к нам на помощь, - высказал догадку Дин Гиор. - Он не понимает, в каком мы опасном положении. Побегу к нему!
Закинув за плечо свою роскошную бороду, которую Энни очень кстати накануне заплела в три пряди. Дин Гиор выбрался из фургона. Ему пришлось брести к великану Тилли-Вилли по грудь в воде, но Длиннобородый Солдат добрался до ног гиганта и заколотил по ним кулаком.
- Что случилось? - закричал проснувшийся Лестар; он только успел задремать после беседы с питомцем.
- Посмотри наружу и узнаешь! - ответил Дин Гиор.
Тем временем и Тилли-Вилли понял, что происходит что-то неладное, он бережно подхватил Дина Гиора и посадил к себе на плечо.
Захлопнув дверь фургона за ушедшим Дином Гиором, Чарли Блек упрекнул Страшилу, Железного Дровосека и явившегося с докладом Лана Пирота за то, что они не подали вовремя сигнал тревоги. Страшила и Дровосек оправдывались тем, что они - сухопутные существа и звуки воды им незнакомы, а бывший генерал доложил, что речка вышла из берегов внезапно, его ребята не успели опомниться, как оказались в воде.
Впрочем, виновных в недосмотре искать не стоило, а причину случившегося все поняли. Шум, услышанный Дровосеком и Страшилой был звуком обвала, который устроила колдунья, чтобы запрудить речку. Вода все поднималась, и фургон всплыл, покачиваясь на волнах. Но он не имел ни единой-щелочки, и вода не просочилась внутрь.
- Наша крепость превратилась в корабль с капитаном Чарли Блоком, ура! - в восторге закричал Тим. - Приказывайте, капитан, юнга Тим О'Келли исполнит свой долг!
Но Чарли было не до веселья. Положение становилось опасным. Фургон могло занести в такие дебри, из которых его не вытащишь. Дуболомы не могли сдержать его: сделанные из дерева, они сами плыли вместе с фургоном.
К счастью, подоспел Тилли-Вилли. Он подошел к плавучей крепости и прежде всего осведомился о здоровье и самочувствии папы Чарли и уж потом ухватился огромной ручищей за оглобли. Движение сразу прекратилось.
Ночь была так темна, что пришлось ждать утра для принятия какого-то решения. Гарнизон крепости кое-как дождался слабого мутного рассвета.
Чарли решил пробиваться на сухое место: разрушать плотину, воздвигнутую Арахной, означало потерять много драгоценного времени.
Ворона полетела на разведку. Через полчаса она вернулась с докладом, что нашла плоский берег, на который легко можно вытащить фургон.
Капитан захватил с собой из города запас веревок. Он бросил концы дуболомам, и те привязались к оглоблям и колесам. Тилли-Вилли с плеском шагал по воде, таща за собой фургон. Ворона летела перед гигантом, указывая нужное направление.
- Земля, земля! - кричали пассажиры фургона, как некогда кричали матросы Колумба.
Дуболомы во главе с Ланом Пиротом вылезли из воды мокрые, жалкие, с облезлой краской, но, впрочем, сохранившие силу. Когда все было приведено в порядок, маленький отряд двинулся вперед по пути, разведанному вороной.
- Да, опасный противник эта колдунья, она очень хитра и находчива, - с беспокойством сказал моряк. - Какие-то сюрпризы она нам еще приготовит?
А нового сюрприза ждать пришлось недолго. Вечером следующего дня, когда караван проходил по скалистому ущелью, земля вдруг затряслась, и со склонов ущелья покатились большие камни. Гремя и подскакивая на неровностях, обломки скал разбивались на куски и летели со скоростью пушечных снарядов.
Тилли-Вилли с удивительным проворством заслонил своим массивным телом фургон и выставил перед собой огромный щит - принимать удары катящихся камней.
Бомбардировка продолжалась несколько минут, и за это время юный Железный Рыцарь сумел отразить десяток снарядов, которые могли разнести фургон в щепки и уничтожить находившихся в нем людей. Камни со-страшным шумом ударяли по щиту, оглушая бойцов, укрытых в передвижной крепости.
Наконец, канонада умолкла. Благодаря находчивости и проворству Тилли-Вилли дело обошлось без большого урона. У фургона было вдребезги разнесено одно колесо, дуболому Альгену оторвало руку, а на щите образовалось несколько порядочных вмятин. Сменив колесо (у Чарли имелись запасные) и вставив Альгену руку, экспедиция поспешила оставить опасное место. Когда фургон выбрался из ущелья, путники заметили, как над ними в тумане пролетела Арахна, зябко кутаясь в синюю мантию.
- Как видно, Рамина но выполнила своего боевого задания, - сказал Страшила. - Раз колдунья летит на ковре, значит, мыши его не съели.
- Не так-то легко это сделать, - вздохнул Чарли Блек. - Надеюсь, что они не дремлют и ждут своего часа.
На первом же привале Страшиле пришла мысль наградить Тилли-Вилли орденом за самоотверженность, проявленную при нападении Арахны. Запас орденов соломенный мудрец всегда имел при себе, они хранились у начальника снабжения Фараманта. Но юному гиганту долго пришлось втолковывать, что такое орден и за что его дают. И когда он это наконец понял, он спросил:
- А папа Чарли имеет орден? Судя по тому, что мне рассказывал о его подвигах Лестар, у него должна быть целая куча орденов, клянусь бурями южных широт!
И тут Страшила в отчаянии хлопнул себя по голове. Если бы Правитель Изумрудной страны мог краснеть, он наверняка покраснел бы при этом простодушном вопросе.
- Ах я невежа, болван! - закричал Страшила, вынимая булавки, выскочившие из головы и вонзившиеся в его соломенную руку. - О чем я думал раньше?! Великан из-за гор в первый свой приезд спас Изумрудный город из-под власти Урфина Джюса, освободил от плена меня и Железного Дровосека... Правда, тогда еще мои мастера не делали орденов. Но теперь-то где были мои мозги? Теперь, когда Великан из-за гор снова поспешил к нам на помощь, подвергает свою драгоценную жизнь опасности, вступив в борьбу со страшным врагом?.. И я, несчастный простофиля, глупец, ни разу не догадался отметить заслуги этого са-мо-от-вер-женно-го человека орденом звезды с изумрудами?! Дорогой друг, простите мою оплошность и примите эти награды...
И, несмотря на протесты Чарли Блека (впрочем, довольно слабые). Правитель прикрепил к куртке моряка сразу три высших ордена страны, сделанных из золота и украшенных изумрудами. И лишь после этого орден был привинчен к железной груди Тилли-Вилли.
- Жаль, что нет зеркала, - вздохнул великан, - я хотел бы посмотреть, как выглядит на мне эта штука...
Следующим препятствием на пути оказался высокий каменный завал. Арахна потрудилась немало, нагромоздив целую гору огромных каменных глыб.
Труд ее оказался напрасным. Великан Тилли-Вилли, проработав часа три, расчистил дорогу. Миновав эти горы, фургон выбрался на равнину, и отряд остановился в ожидании известий от Рамины.


КОНЕЦ ВОЛШЕБНОГО КОВРА

Мышиная армия уже несколько дней обитала в норках у границы владений Арахны. Днем мыши тщательно прятались от постороннего глаза, а ночью стройными колоннами отправлялись кормиться в полях колдуньи, не тронутых ядовитым туманом.
Каждый день дозорные, выставленные в укромных местах, видели, как фея пролетала куда-то на ковре и возвращалась только через несколько часов.
Дважды побывав у Великана из-за гор, Рамина знала, что колдунья ведет военные действия против врагов, но без особого успеха. По ночам мышиные разведчики пробирались тайными тропами к убежищу Арахны и возвращались с сообщением, что ковер спрятан в пещере и к нему нет доступа.
Но вот после одного дождливого дня ковер во время полета сильно промок. Его разложили просушивать на площадке перед пещерой. Там он остался и на ночь, и с этой радостной вестью явилась к Рамине команда разведчиков.
Связные тотчас помчались в поля, где мыши питались после голодного дня, и разнесли приказ:
- Всем подразделениям выстроиться и занять места, указанные в диспозиции.
Не прошло и получаса, как дивизии и полки были готовы к выступлению.
В ночной темноте серые шубки мышей сливались с землей.
Полки за полками беззвучно прокрадывались к ковру с разных сторон.
Слышалось только шуршание маленьких лапок, да время от времени раздавались тихие команды. Два старичка гнома, охранявшие ковер, крепко спали, спала и Арахна, утомленная дневными трудами.
Десять тысяч мышей разбежались по волшебному ковру, сотни тысяч острых белых зубов вонзились в его ткань. Шерсть затрещала, там и сям начали образовываться первые дырки.
Королева отдала своему племени строгий приказ:
"Трудиться самоотверженно, не ограничиваться тем, что ковер будет раздернут на отдельные шерстинки: эти шерстинки нужно глотать, хотя это и противно. К утру работу надо закончить, и на месте ковра должно остаться голое место".
Мыши старались вовсю. Взводные строго смотрели за тем, чтобы ни одна шерстинка не оставалась на площадке. Иная мышь не могла проглотить слишком длинную нитку, и тогда какая-нибудь из товарок откусывала лишнее.
Сторожа-гномы мирно похрапывали, а ковер становился все более похожим на решето. Наконец, поглаживая себя лапками по туго набитым животам, мыши начали отходить от ковра. А шерсти оставалось еще много.
Мудрая Рамина предвидела и это. Ее адъютанты бросились вскачь от площадки, и вскоре свежие дивизии, державшиеся в резерве, накинулись на остатки ковра с новыми силами. Смешно было смотреть, как две мыши, ухватившись за длинную нитку, тянули ее каждая к себе, потом нитка разрывалась, и подругисоперницы валились на спину, дрыгая в воздухе лапками.
Наказ Рамины был выполнен с военной точностью: к утру ковер исчез, зато серое воинство не могло сдвинуться с места: так отяготила мышей съеденная шерсть.
В это утро Арахна проснулась раньше обычного: что-то словно толкнуло ее под бок и заставило выбраться из пещеры.
Взглянув туда, где с вечера был разостлан ковер, колдунья обомлела:
вместо пестрой его раскраски она увидела нечто серое, колышущееся, с неопределенными очертаниями.
Напрасно волшебница искала глазами сторожей. Гномы давно обнаружили исчезновение ковра и, зная, что за недосмотр их ждет страшная кара, укрылись в каком-то тайнике. Арахна сделала несколько шагов вперед. Серое покрывало зашевелилось, начало менять форму.
- Мыши! - ахнула колдунья. - Мой ковер съели мыши!
Самым простым было бы броситься на эту живую массу и передавить ее ногами. Но Арахна, как многие женщины, боялась мышей. И пусть не удивляется этому читатель, а вспомнит, как боятся серых зверушек слоны, великаны животного мира.
"Мне помогут коты", - подумала Арахна.
Она бросилась в пещеру, достала волшебную тетрадь и наскоро пробормотала заклинание, вызывающее котов. А в ту пору очень много диких котов собралось в стране Арахны, они явились сюда из соседних областей, спасаясь от Желтого Тумана.
Рыжие, полосатые, черные, искусанные и исцарапанные в битвах с соперниками, коты сотнями мчались на зов колдуньи со всех сторон, задрав хвосты и громко мяукая.
И тут произошло такое, о чем летопись гномов рассказывает с удивлением и восторгом.
Мыши всеми силами своей души пожелали очутиться подальше от котов, а так как коты приближались отовсюду, то единственный путь спасения был в небе. Животы у мышей были набиты шерстью, а волшебная шерсть и в мышиных животах не утратила подъемной силы. И много ли надо этой силы, чтобы поднять в воздух мышь?
Повинуясь мысленному приказу новых хозяек, волшебная шерсть исполнила свой долг, и неисчислимая мышиная стая взвилась в воздух во главе со своей королевой. Свирепые коты нашли вместо лакомой добычи пустое место и вступили в жестокую битву между собой.
А мыши, правя хвостиками, как рулями, и уже сознательно отдавая приказы волшебным шерстинкам, понеслись прочь от пещеры Арахны. Они весело пищали на лету и обменивались впечатлениями по поводу удобств нового средства передвижения.
Надолго ли остались наши мыши летуньями? К сожалению, нет. Постепенно они сделались обыкновенными земными созданиями, которым суждено передвигаться на четырех ногах. Но волшебная шерсть рассеялась по всей стране, и даже трудолюбивым гномам не под силу было ее собрать.
Так колдунья Арахна лишилась своего коврасамолета. И она с полной ясностью поняла, что теперь битва с Железным Великаном, сопровождающим фургон, неизбежна. Имея волшебный ковер, она могла ускользать от него по воздуху, но теперь она, как и Тилли-Вилли, прикована к земле. И снова, в
который уж раз, пришло ей на память зловещее предсказание Урфина Джюса...
Собрав десятка два гномов из тех, что еще не успели разбежаться, Арахна послала их на разведку. Они должны были разузнать, где находится крепость на колесах и по правильному ли пути продвигается она к пещере.
А сама Арахна стала готовить себе оружие - огромную дубину из железного дерева, славящегося своей прочностью.

НОВЫЙ СОЮЗНИК

Когда Тим прилетел в лагерь друзей и сообщил, что ковра Арахны больше не существует, там началось всеобщее ликование, и даже дуболомы на радостях исполнили какой-то неуклюжий танец, очень разогорчив Лана Пирота:
он-то понимал в этом толк.
- Теперь колдунье от нас не уйти, - самоуверенно заявил Страшила. - Она могла летать, а мы не могли. И нам было ее не поймать. Теперь мы все равно не можем летать, но и она не может, значит, мы ее поймаем.
К мнению Страшилы присоединились все, кроме Чарли Блека. Моряк озабоченно заметил:
- Боюсь, что это не совсем так. Конечно, наши шансы на победу сильно возросли. Наш мальчик Тилли-Вилли развивается не по дням, а по часам, прямо как в сказке. Вы все замечаете, как он буквально на глазах становится все более ловким, быстрым и умным. И, однако, я боюсь, что он не сможет настичь Арахну, если дело дойдет до погони. Колдунья легка на ногу, делает большие прыжки, может в один момент изменить направление своего бега. А наш мальчик слишком для этого тяжел...
Услышав рассудительные, слова Чарли, все приуныли.
- Как же быть, дядюшка Чарли? - спросила Энни.
- Нам нужно искать союзника такого же проворного, как Арахна, и сильного, как Тилли-Вилли. И я думаю, что таким союзником может стать гигантский орел.
- Орел Карфакс? - изумленно воскликнули Тим и Энни.
- Именно орел Карфакс, - подтвердил моряк. - Из рассказа о ваших прошлогодних приключениях я понял, что это благородная птица, не терпящая лжи и обмана. Ведь орел сразу покинул Урфина Джюса, как только разгадал его гнусные замыслы. Карфакс хорошо относится к людям, он без всякой просьбы перенес вас через пропасть, которую не могли преодолеть ваши мулы. И ведь он, как все обитатели Волшебной страны, заинтересован в том, чтобы скорее покончить с ненавистным Желтым Туманом.
- Правильно, все правильно, капитан, - закричал Тим, - и я лечу звать Карфакса на помощь.
Тут Энни ужасно обиделась.
- Все ты, везде ты, - сердито говорила девочка. - Мышиную армию вел в поход ты, на разведку летал ты. А когда придет моя очередь?
- Знаешь, Энни, это опасное дело - разыскивать Орлиную долину, - вмешался моряк. - Лететь на ковре-самолете - это не на муле ехать. И потом, кто давал родителям обещание не ввязываться в опасные приключения?
- А Тим не давал? Что? Ага, ага!
На это капитан не мог ничего возразить.
- И все равно за Карфаксом отправлюсь я, - продолжала Энни, - он меня скорее послушает.
- Это еще почему? - удивился Тим.
- Потому, что я женщина! - важно заявила Энни.
Все расхохотались, к вопрос решился в пользу Энни. Чтоб не так страшно было лететь одной, девочка взяла с собой Артошку.
Жутковато пришлось Энни, когда ковер, повинуясь ее приказу, поднялся в воздух, пролетел над полями и лесами и стал набирать высоту, приблизившись к горам. Девочка и пес подбадривали друг друга и не очень боялись.
Над горами солнце светило гораздо ярче, чем внизу, воздух здесь был чище, и Энни с Артошкой почувствовали себя совсем хорошо. Под ковром проплывал лабиринт горных вершин, покрытых снегом. Энни заметила, что снега спускаются гораздо ниже, чем это было в прошлом году. И девочка правильно объяснила это тем, что и в горах стало холоднее, как во всей Волшебной стране. В глубине горных долин ничего не было видно из-за тумана, но наши воздушные путешественники твердо верили, что ковер принесет их куда нужно.
И он действительно принес. Когда Энни сошла с ковра, она увидела невдалеке огромное гнездо вышиной с трехэтажный дом. Из гнезда выглядывала большущая голова птенца. Вскоре воздух загудел под взмахами крыльев, и на землю спустился гигантский орел. Это и был Карфакс.
Сначала орел с удивлением рассматривал посетительницу, но память у него была хорошая, и он узнал ее.
- Здравствуйте, благородный Карфакс! - поклонилась Энни.
- Приветствую тебя, девочка, в наших горах, - отвечал орел сиплым низким голосом, - Предполагаю, что у тебя ко мне очень валяное дело, иначе ты не доверила бы свою жизнь этому ничтожному клочку материи.
Энни обиделась за коврик и сказала, что для своих размеров он вполне надежен.
- Но, впрочем, речь идет не об этом. Меня привела сюда важная просьба. Скажите, вам, гигантским орлам, очень мешает этот туман, который висит над землей?
- Как тебе сказать, - задумался Карфакс. - Здесь, наверху, с ним еще можно мириться, но в долинах стало страшно трудно разыскивать козлов и туров, и мы последнее время живем впроголодь.
- Так узнайте же, отчего все это получилось! - воскликнула девочка.
И она рассказала о долгом сне Арахны, о ее пробуждении и о том, как злая фея, чтобы забрать народы Волшебной страны в рабство, наколдовала Желтый Туман.
- Мой дядя Чарли Блек и мой друг Тим О'Келли, и я - мы явились в вашу страну по просьбе ее обитателей. Мы вступили в борьбу с Арахной и добились кой каких успехов, но нам не хватает сил для окончательной победы.
И если вы нам не поможете, Желтый Туман останется над Волшебной страной, - горячо закончила девочка.
- Насколько я тебя понял, эта Ара хна вроде Урфина Джюса, который в прошлом году захватил власть над Марранами?
- Ну что вы, - невольно рассмеялась Энни. - Урфин перед Арахной просто мелюзга, как говорит мой дядя Чарли. Даже когда он захватил Изумрудный город, солнце сияло по-прежнему и небо было голубым. А теперь Волшебная страна лишена и солнца и неба и быстро идет к окончательной гибели. А об Урфине кстати скажу вам, что он давно уже не бог и не король, народ разгадал его и прогнал. И он стал хорошим - не пошел на службу к колдунье и придумал, как бороться с Желтым Туманом.
- Я рад этому, - сказал Карфакс. - Ну а с Арахной я готов вступить в бой, раз это необходимо.
- Вы будете сражаться не один, а в союзе с могучим Железным Рыцарем Тилли-Вилли. Он очень силен, но, как бы это сказать, - замялась девочка, - у него еще не хватает быстроты и ловкости, чтобы победить Арахну.
Выслушав это объяснение, орел молвил:
- Не станем терять время на разговоры и отправимся в путь. Вы полетите на моей спине, а не на этой тряпке, так вам будет гораздо удобнее.
Вот не знаю только, как вы влезете на меня: у нас в Орлиной долине нет лестниц.
- Об этом не беспокойтесь, - улыбнулась. Энни. Она села на ковер, взяла на колени Артошку и тихо приказала:- Коврик, подними меня на спину Карфакса.
И через несколько секунд девочка и песик были на месте.
- Как видно, и эта тряпка кое на что годится, - удивившись, сказал орел.
Он наказал птенцу смирно ждать возвращения матери, которая улетела за добычей, и шумно взвился в воздух.


БИТВА ГИГАНТОВ

Появление Карфакса в стане Чарли Блека показало, что Энни с успехом исполнила свое важное поручение. Спустившись на землю на коврике, девочка первым делом показала Тиму язык и торжествующе воскликнула:
- Вот! А ты говорил!
- Ладно, ладно, сдаюсь, - пробурчал Тим.
Чарли Блек и его отряд приветствовали гигантского орла с великой радостью, а Тилли-Вилли вежливо сказал:
- Я очень рад видеть вас, почтенная птица! Надеюсь, мы вместе с вами одолеем злую Арахну!
Карфакс удивился при виде свирепой физиономии Железного Великана, но, как умная и вежливая птица, ничего не сказал, а, наоборот, похвалил его большие раскосые глаза.
- Они, наверно, очень хорошо видят, - сказал орел, и Тилли-Вилли крайне возгордился.
- Я редкостный красавец, клянусь айсбергами! - воскликнул он. – Это всем известно в Волшебной стране.
Теперь, когда все боевые силы собрались вместе, можно было начинать военные действия. Но прежде чем двигаться в полном составе к пещере Арахны, следовало убедиться, там ли находится волшебница. Поручение произвести последнюю разведку выпало на долю Тима, хотя Энни тоже рвалась в бой. На этот раз девочка осталась в одиночестве, никто ее не поддержал, даже Артошка.
Тим и Артошка улетели на волшебном коврике и вернулись часа через два разочарованные: Арахна исчезла. Мальчик пытался разыскать хотя бы одного гнома, чтобы спросить его, но маленькие человечки как сквозь землю провалились. И все же вылазка прошла не без пользы. Артошка заявил, что если, его пустят по следу колдуньи, он разыщет ее, где бы она ни скрывалась.
Страшила сказал:
- У тебя, наверно, очень хорошее зрение, если ты рассчитываешь увидеть следы волшебницы. А вдруг на камнях ничего не будет заметно?
Артошка рассмеялся:
- У нас, собак, есть чувство, которое позволяет нам идти по следам даже в полной темноте: это нюх.
Страшила с сомнением покачал головой.
Так как песик мог взять след только там, где он начинается, то решили всей компанией идти к пещере. Тим, неоднократно пролетавший над этой местностью на ковре, заявил, что она труднопроходима и на фургоне не проедешь. И как ни было жалко, передвижную крепость пришлось оставить.
Ее загнали, в кусты и замаскировали ветками.
Уже первые шаги по каменистой тропе показали, что идти на врага пешком с фильтром из листьев рафалоо на губах совсем не то что ехать в удобном экипаже. И тут Чарли Блек порадовался, что не захватил с собой из Канзаса пушку с запасом пороха и снарядов, хотя такая мысль приходила ему в голову. Где уж гоняться за увертливой волшебницей по горным теснинам и ущельям с тяжелым неповоротливым орудием! А ружья любого калибра были для Арахны все равно что детские хлопушки.
Каравану и без пушки пришлось трудно. Еще хорошо, что отряд включал в себя больше двух десятков дуболомов с командиром Ланом Пиротом. Деревянные силачи взвалили на плечи весь груз фургона: продовольствие, постели, инструменты* Они открывали шествие, смотрели, нет ли где засады или ловушки, сбрасывали с дороги крупные камни.
Далее шагали Чарли Блек и Тим с Артошкой на руках собаке следовало беречь силы для будущей погони за. Арахной. За ними следовал Железный Дровосек; он тащил Страшилу, потому что бедняга все время спотыкался и падал, задерживая колонну. Дин Гиор и Фарамант шли в сопровождении толстенького доктора Бориля, у которого, как всегда, висела медицинская сумка на боку. Дин Гиор нес волшебный телевизор, который не решились доверить дуболомам, а на плече Фараманта удобно устроилась Кагги-Карр. И наконец, позади всех, охраняя тыл, величаво шествовал Железный Рыцарь Тилли-Вилли.
Военно-воздушные силы маленькой армии представлял Карфакс. Орел нес на спине Энни. Он зорко смотрел по сторонам, но вокруг все было спокойно.
Как обрадовались наши герои, когда перешли границу владений Арахны!
Над ними раскинулось давно не виданное ими голубое небо без единого облачка. Их щедро освещало своими лучами яркое солнце. Живительный свежий воздух волнами вливался в их легкие, отвыкшие дышать свободно. Сбросив опостылевшие повязки из листьев рафалоо, люди поздравляли друг друга, и даже дуболомы шумно ликовали: теперь быстро высохнут их отсыревшие без солнышка тела. И только Тилли-Вилли смотрел на небо в полном недоумении: за свою короткую жизнь он еще не видел дневное светило во всем его великолепии.
Так как отряд шел уже несколько часов и дело клонилось к вечеру, то решили остановиться здесь до утра: явишься к пещере Арахны в темноте – а вдруг колдунья устроила там засаду?
И как хороша была эта ночь на свежем теплом воздухе, под яркими крупными звездами на темносинем небе!
Вытянувшись на своем жестком ложе и глядя вверх, Чарли Блек гневно сказал:
- И этой прелести проклятая колдунья лишила Волшебную страну! За одно это она заслуживает смерти!
Энни, Тим и Артошка прекрасно провели ночь, уютно устроившись под мягким крылом Карфакса.
На рассвете вся разнокалиберная компания тронулась в путь и через три часа достигла убежища Арахны. Оно пустовало. Гномов не было видно, все куда-то скрылись.
Прежде чем отправиться на последнюю, решительную борьбу с Арахной, Страшила надумал взглянуть на нее в телевизор.
Волшебный ящик поставили на плоский камень, и все столпились перед экраном. Страшила сказал магические слова, матовое стекло осветилось, и на нем показалась Арахна. Закутанная в синюю мантию, она скрывалась среди нагромождения диких скал. По лицу колдуньи видно было, что ее одолевают злоба и страх. Она озиралась по сторонам, боясь, что враги обнаружат ее и в этом тайном убежище. Неподалеку от Арахны лежала огромная дубина, которую фея могла схватить в любой момент.
- Ого-го, милая особа вооружилась основательно! - сказал Фарамант.
Тилли-Вилли откликнулся:
- Против моего меча эта деревянная штука ничего не стоит, клянусь фок-мачтой!
Безуспешно поискав в пещере волшебную книгу Арахны, наши герои двинулись в путь, оставив на площадке перед пещерой весь громоздкий багаж.
Впереди бежал Артошка, уткнув нос в землю. Он шел по следу колдуньи, не сбиваясь с него, так же свободно, как человек по городской улице.
Следить за маленьким черным шариком, катившимся меж кустарников, высоких трав, каменных завалов, Лестару и Тилли-Вилли было трудно, поэтому над ним летела КаггиКарр и служила великану надежным проводником. Сзади длинной цепочкой растянулись дуболомы и люди, а вверху медленно взмахивал огромными крыльями Карфакс. На этот раз у него на спине никого не было: в бою не до того, чтобы помнить о седоке и беречь его.
Через каждые полчаса Страшила проверял по телевизору, остается ли в своем укрытии колдунья. Арахна еще была там, но поведение ее становилось все тревожнее. Она внимательно вглядывалась в небо: уж не заметила ли она орла? Чарли Блек просигналил Карфаксу, чтобы он спустился пониже, и
тот перешел на бреющий полет.
- Следы Арахны стали свежее и явственнее, - доложил командованию Артошка. - Мы приближаемся к убежищу колдуньи.
А дорога становилась все хуже. На пути встречалось множество ущелий, узких и широких. Через узкие ущелья дуболомы перекидывали мосты из захваченных с собой бревен, широкие приходилось обходить. От Тилли-Вилли, шедшего во главе колонны, требовалась величайшая осторожность: малейшая его ошибка могла привести к падению и тяжелому увечью. А это означало провал всей кампании.
- Проклятая колдунья, куда забралась! - пыхтел коротконогий Бориль, едва поспевая за спутниками.
- Оставайтесь здесь, доктор! - не раз предлагал ему Чарли Блек.
- Ни в коем случае* Медицина всегда должна быть на посту.
И храбрый маленький доктор продолжал шагать, обливаясь потом.
Внезапно на вершине горы возникла исполинская черная фигура Арахны: колдунья заметила приближение врагов.
Положение отряда Чарли Блека сделалось опасным: он очутился под обстрелом. Колдунья то и дело наклонялась, хватала мощными руками большие камни и бросала их на огромное расстояние. Камни разлетались на куски, и один из таких кусков уже разбил туловище дуболома. Снаряды, направленные в Тилли-Вилли, Железный Рыцарь с большой ловкостью отражал щитом.
Капитан Блек заметил поблизости нечто вроде двускатного каменного шатра, образованного привалившимся одна к другой большими плитами. Под большими сводами этого шатра укрылись от обстрела Арахны Чарли я его соратники.
Блек сказал:
- Когда сражаются гиганты, нам, карликам, лучше держаться в стороне.
Наши удары для них не страшнее укуса козявки.
Моряк разместился близ выхода из шатра, чтобы удобнее было наблюдать картину боя. Он видел, как великан Тилли-Вилли упорно продвигался вверх по склону горы, а колдунья сбрасывала на него громадные камни. Чарли с замиранием сердца следил, как катятся вниз обломки скал, гудя и подпрыгивая. Они были так велики, что щитом их не отобьешь. Но Тилли-Вилли каждый раз ловко уклонялся в сторону, и снаряды проносились мимо.
- Бури и волны! - вдруг дико заорал моряк, размахивая руками. - Наконец то орел вступил в борьбу!
Карфакс долго выжидал подходящего момента и вдруг с разлета ударил в спину Арахны своим огромным клювом с такой силой, что колдунья чуть не потеряла равновесие и выпустила из рук камень, который собиралась бросить. Волшебница яростно обернулась к новому врагу, подхватила и земли дубину и попыталась оглушить Карфакса.
Но орел, несмотря на свои гигантские размеры, был очень проворен и искусно увертывался от ударов. Пока Арахна отбивалась от орла, Тилли-Вилли поднимался по склону огромными шагами. Все его пружины скрипели и стонали, механические мускулы находились в крайнем напряжении, а Лестар в нетерпении топал маленькими ножками по полу кабины, лихорадочно приговаривая:
- Ну еще шажок, ну, еще другой! Поднатужься, моя крошка!..
Гигант стремительно поднимался, выкрикивая угрозы:
- Гром и молния! Вот я тебе задам, проклятая колдунья, дай только мне взобраться на гору!..
Пораженная неумолимой свирепостью физиономии Тилли-Вилли злобным взглядом его раскосых глаз, Арахна цепенела от страха. А Железный Рыцарь все убыстрял свое восхождение. Чарли Блек показал себя великим знатоком военного дела, когда призвал на борьбу с Арахной Карфакса. Нелегко было могучей волшебнице сражаться на два фронта. Когда она обращалась против Тилли-Вилли и пыталась сбить его обломком скалы, орел набрасывался на ее спину, терзал клювом и острыми когтями, бил крыльями. А стоило фее повернуться к Карфаксу, как великан безнаказанно одолевал новый участок
горы.
Колдунья начала понимать безнадежность своего положения. Ах, если бы у нее был волшебный ковер! Тогда, ускользнув от Железного Богатыря, она сразилась бы в воздухе один на один с гигантским орлом, и еще неизвестно, чья была бы победа. Но клочья ковра рассеялись по всей стране, и трудный бой приходилось выдерживать на земле.
Арахне оставалось одно: искать спасения в бегстве. Ей удалось ненадолго ошеломить Карфакса ловким ударом дубины, и она ринулась по склону горы гигантскими прыжками - прочь от неумолимо  риближавшегося Тилли-Вилли.
Огромная фигура колдуньи вдруг исчезла из глаз Чарли Блека и его друзей, наблюдавших картину боя. Это привело моряка в отчаяние. Выхватив из рук Тима ковер, Чарли вскочил на него и приказал нести себя к месту битвы.
Но волшебный ковер только делал судорожные усилия и едва отрывался от земли на несколько дюймов: моряк был слишком тяжел для него. Тим, наблюдавший за этой сценой с большим интересом, подскочил к Чарли Блеку и воскликнул:
- Капитан, извините, лететь придется мне!
- Ладно, парень, твое счастье, - угрюмо согласился Блек и уступил место мальчику.
Ковер тотчас взвился и понес счастливого Тима О'Келли к вершине горы.
Там мальчуган увидел потрясающее, незабываемое зрелище. В изодранной синей мантии колдунья мчалась по горным склонам с легкостью серны; опершись на длинную дубину, перепрыгивала через ущелья, делала крюки и петли, стараясь сбить с толку преследователя.
Быть может, это ей и удалось бы, если бы не Карфакс. Гигант вился над головой волшебницы, метил ей клювом в лицо, бил крыльями в спину, вцеплялся когтями в плечи.
А сзади, до предела использовав всю силу своих мощных механических мускулов, легкими упругими прыжками погнался за беглянкой Железный Рыцарь со страшными глазами и бестрепетной юной душой.
Озирая с высоты лабиринт хребтов и ущелий. Карфакс увидал вдалеке огромный каменный утес, с трех сторон окруженный пропастями. Орел давно знал Утес Гибели - туда и сам он и его собратья орлы не раз загоняли горных козлов и туров, и там животные находили свою смерть.
"Туда, и только, туда должен лежать путь волшебницы", - решил орел.
И как бы ни старалась Арахна уклониться в сторону от этого опасного пути, Карфакс не давал ей такой возможности. Ни вправо, ни влево, а только вперед, и каждый шаг, каждый прыжок приближал злую фею к тому месту, где должно было совершиться возмездие.
И вот, наконец. Утес Гибели!
Увидав, в какую ловушку загнали ее могучие враги. Арахна дико завыла от злобы и страха.
Обернувшись к Тилли-Вилли, Колдунья в отчаянии подняла в воздух огромную дубину.
Началась необыкновенная битва. Наблюдая ее, Тим О'Келли визжал от восторга и так вертелся на своем коврике, что десять раз слетел бы с него, если бы коврик предусмотрительно не поднимал кверху тот или иной край.
Два великана, как легкими тросточками, фехтовали своим оружием: Арахна - палицей, Тилли-Вилли - мечом. И кто знает, досталась бы Железному Рыцарю победа или он пал бы в бою, если бы не помощь Карфакса. Разъяренный орел, забывая о собственной безопасности, жестоко терзал колдунью когтями, бил ее крыльями по лицу, мешая видеть противника.
И желанный миг победы пришел!
Тилли-Вилли ловким ударом перерубил дубину волшебницы пополам. В руке Арахны остался бесполезный кусок дерева, и, швырнув его в орла, злая фея с последним смертным воплем "Урфин был прав!!" ринулась в пропасть, со дна которой поднимался белый пар.
- Победа! Победа!! - трубным голосом провозгласил орел.
- Победа!! - прогремел Тилли-Вилли, и ему слабым голосом вторил из своей кабины Лестар, счастливый, как никогда в жизни, хотя и совершенно разбитый тряской, которую ему пришлось испытать в брюхе великана за время погони и жестокой битвы.
Невозможно передать словами, какую радость испытали Чарли Блек и остальные наши герои, когда Тим О'Келли, возвратившийся на волшебном коврике, доложил им об исходе последнего боя. А вскоре вернулись и сами победители - израненный орел и покрытый пылью, с глубокими вмятинами на груди и боках Железный Рыцарь Тилли-Вилли, великан со свирепым лицом и добрым сердцем.
Какими похвалами, какими благими пожеланиями осыпали люди храброго, самоотверженного Карфакса!
Орел сказал:
- Не благодарите меня, друзья мои! Ведь и мне, как всем вам, грозил смертью Желтый Туман, значит, я сражался не только за других, но и за себя, за свое племя. А теперь я возвращусь к своим: меня ждут там с нетерпением и беспокойством. По пути я могу доставить Энни к пещере Арахны: зачем девочке утомляться по-пустому?
Прежде чем подняться на спину орла, Энни подула в свисточек, и перед ней явилась Рамина.
- Порадуйтесь вместе с нами, ваше величество, - сказала Энни. - Коварная Арахна погибла, и в ее поражении великая заслуга мышиного племени!
Девочка взяла бесконечно довольную королеву на руки, и коврик поднял их на спину Карфакса. Улетая, Энни увидела, как ее друзья веселой колонной тронулись в обратный путь.
Жёлтый туман (часть 4)
Поделиться
Поделиться
Поделиться
31 голоc
4 687
03.03.2009
Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий