Русская народная сказка «Мудрые ответы»

Служил солдат в полку целые двадцать пять лет, а царя в лицо не видал. Пришел домой; стали его спрашивать про царя, а он не знает, что и сказать-то. Вот и зачали его корить родичи да знакомцы.

—  Вишь, — говорят,—двадцать пять лет прослужил, а царя в глаза не видал!

Обидно это ему показалось; собрался и пошел царя смотреть. Пришел во дворец. Царь спрашивает:

-- Зачем, солдат?

-- Так и так, ваше царское величество, служил я тебе да богу целые двадцать пять лет, а тебя в лицо не видал; пришел посмотреть!

-- Ну, смотри.

Солдат три раза обошел кругом царя, все оглядывал. Царь спрашивает:

—  Хорош ли я?

-- Хорош, — отвечает солдат.

-- Ну теперь, служивый, скажи: высоко ли небо от земли?

-- Столь высоко, что там стукнет, а здесь слышно

-- А широка ли земля?

-- Вон там солнце всходит, а там заходит — столь. широка!

-- А глубока ли земля?

— Да был у меня дед, умер тому назад с девяносто лет, зарыли в землю, с тех пор и домой не бывал верно, глубока!

Потом отослал царь солдата в темницу и сказал ему:

-- Не плошай, служба! Я пошлю к тебе тридцать гусей; умей по перу выдернуть.

-- Ладно!

Призвал царь тридцать богатых купцов и загадал им те же загадки, что и солдату загадывал; они думали, думали, не смогли ответу дать, и велел их царь посадить за то в темницу. Спрашивает их солдат:

-- Купцы-молодцы, вас за что посадили?

-- Да, вишь, государь нас допрашивал: далеко ли небо от земли, и сколь земля широка, и сколь она глубока; а мы—люди темные, не смогли ответу дать.

-- Дайте мне каждый по тысяче рублев — я вам правду скажу.

-- Изволь, брат; только научи.

Взял с них солдат по тысяче и научил, как отгадать, царские загадки.

Дня через два призвал царь к себе и купцов и солдата; задал купцам те нее самые загадки, и как скоро они отгадали — отпустил их по своим местам.

-- Ну, служба, сумел по перу сдернуть?

-- Сумел, царь-государь, да еще по золотому!

-- А далеко ль тебе до дому?

-- Отсюда не видно — далеко, стало быть!

—  Вот тебе тысяча рублев; ступай с богом!

Воротился солдат домой и зажил себе привольно, богато.