» » » Семь подземных королей (часть 3)

Семь подземных королей (часть 3)

ПОСЛЕ ОБВАЛА

Фред, Элли и Тотошка не погибли. Обвал произошел, когда они далеко миновали опасное место. Но страшное сотрясение почвы бросило их на пол пещеры, с потолка посыпались камешки потом до них донесся оглушительный гул и порыв ветра загасил факелы. Тотошка отчаянно завыл, а потрясенные
Элли и Фред не могли вымолвить ни слова.
Потом девочка заговорила:
- Недаром Тотошка так упирался, не хотел сюда идти. Тотошенька, милый, ты умнее нас!
Тотошка дрожал от страха, но не лучше чувствовали себя и дети. Фред зажег факел.
- Посмотрим, что случилось...
Они пошли назад, осторожно осматриваясь, вглядываясь в потолок и стены. К счастью, эта часть пещеры была, как видно, исключительно прочна: лишь кое-где появились трещинки. Но через три сотни шагов исследователи должны были остановиться: перед ними беспорядочной грудой лежал каменный завал.
- Наша могила была бы крепка, если бы мы не успели отсюда уйти, - испуганно прошептал Фред, и хотя в пещере было свежо, на его лице выступил пот.
- Что же теперь делать, Фредди? - Спросила Элли, бессильно опустившись на землю.
- Что?.. Я не знаю... Попробуем искать другой выход, - неуверенно ответил мальчик.
Но в голове его пронеслась страшная мысль: "едва ли есть такой выход..."
Элли поднялась с холодного сырого пола пещеры.
- Пойдем. Только я очень голодна. Ведь мы ничего не ели с утра.
- Это ты хорошо придумала, сестренка, - с напускным оживлением воскликнул Фред. - Действительно надо подкрепить силы перед трудной дорогой.
Они поели, накормили Тотошку, напились холодного чая из фляжки. - Мы не возьмем с собой самое тяжелое, - сказал Фред.
Он положил на чемодан связку факелов, дав Элли нести всего три-четыре. Посоветовавшись, решили оставить Тотошку возле продуктов: в пещере могли водится крысы, и гибель провизии была бы непоправимой бедой.
Песик протестующе ворчал, но Фред крепко привязал его ремнем к чемодану.
Дети двинулись на розыски. Фред разматывал клубок, стараясь не порвать нитку. Как знать, быть может, в этой тонкой зеленой нитке, спряденной руками тетушки Кэт, их единственное спасение?
- Из большого грота было три коридора, - сказал Фред, - и мы шли по среднему. Хорошо было бы, если бы нам удалось попасть в один из боковых.
Тогда мы выберемся наружу...
Но это было возможно лишь в том случае, если боковые проходы соединялись со средним поперечными коридорами. А таких коридоров не оказалось. Волей-неволей пришлось идти вперед.
Проход, по которому продвигались ребята, снова расширился и превратился в большую круглую пещеру. В ее стенах зияло несколько отверстий. Какое из них могло вести наружу?
Не выпуская из рук клубка, Фред решительно подошел к одному из отверстий и вынул из кармана кусок мела.
- Я буду отмечать каждый проход, где мы побывали, - сказал мальчик и нарисовал на стене крест.
Исследование началось. Результаты его были печальны. Несколько часов бродили ребята по запутанной сети коридоров, но без всякой пользы. Одни проходы заканчивались тупиками, другие суживались до такой степени, что сквозь них нельзя было даже проползти, третьи спускались куда-то вглубь...
Если бы не бечевка и не меловые отметки, щедро оставляемые на стенах, дети давно заблудились бы в этом мрачном лабиринте. Возвращаясь по своему следу, они аккуратно сматывали нитку в клубок.
И вот, запыхавшиеся, усталые, они снова шли по коридору, где остались их вещи. И вдруг до слуха детей донесся отчаянный лай.
- С Тотошкой беда! - Вскричала Элли.
Ребята стремглав бросились вперед. Им представилось страшное зрелище.
Тотошка сражался с десятком крыс, защищая провизию. Три или четыре крысы валялись на земле, показывая, какой отчаянной была битва. Завидев детей с факелом, крысы разбежались.
- Как хорошо, что мы оставили собаку сторожить вещи, - сказал Фред.
- Да... А то - голодная смерть... - Содрогнулась Элли.
Она присела на чемодан, и глаза ее наполнились слезами.
- Эх, сестричка, плачешь? - Воскликнул Фред и нежно прижал ее к себе.
- Ты, побывавшая в таких переделках! Не унывай, как-нибудь выберемся... У нас остался главный выход из круглой пещеры, мы его еще не проверили, а он-то, наверное, самый лучший...
Но девочка уже не могла ходить, ноги ей не служили.
- Будем устраиваться на ночлег, - сказал Фред.
Он открыл чемодан, достал из него лодочные части, скрепил их гайками и болтами. Получилась длинная парусиновая байдарка.
- Заметь, непотопляемая! - Похвалил Фред. Похлопав по воздушным ящикам в носу и корме лодки. - Это твоя постель. Провизию и собаку возьмешь к себе. Тотошка будет тебя греть и караулить продукты.
- А ты?
- Моя куртка очень теплая и плотная.
Долго ли спали ребята, они не знали. Их разбудил лай Тотошки: крысы снова подбирались к пище.
Для завтрака Фред сильно уменьшил порции, а пить совсем не стал, только Элли налил одну крышечку от фляжки да Тотошке половинку.
Каждый факел он расщепил надвое складным ножом и крепко увязал в пачку.
- Знаешь, сестричка, - сказал Фред виноватым голосом, - я уверен, что нас откопают, мы должны дотянуть до того времени.
Весь этот день ребята провели у завала. Они чутко прислушивались, не донесутся ли до них какие-нибудь звуки с другой стороны, но увы! – Все было мертво и немо вокруг...
Несколько раз они сами принимались кричать и стучать. Никакого отклика.
Прошло много часов, а потом Фред решительно сказал:
- Нет, Элли! Сидеть здесь и ждать помощи - значит погибнуть. Как видно, обвал слишком велик, мы даже не слышим ударов кирки и лома, а я уверен, что папа там со своими товарищами. - Голос мальчика дрогнул, но он мужественно продолжал: - пусть у нас хоть один шанс из сотни найти выход,
мы не должны его упускать. Идем!
- Идем, - согласилась Элли. - А что мы сделаем с чемоданом? Опять оставим здесь?
Фред долго думал.
- Придется взять с собой, - наконец решил он. - Ноша тяжела но ведь это наши постели. Без них мы не проспали бы в пещере и часа. И кто знает, может быть мы заберемся так далеко, что просто не сможем вернуться сюда. Я понесу чемодан и провизию, а нитку будешь разматывать ты.
- Зачем нам нитка, когда с нами Тотошка?
- Папа велел ходить с бечевкой, значит все! - Сказал Фред.
И снова пленники подземелья пустились в путь, на этот раз по главному выходу из круглой пещеры. У Фреда была слабая надежда, что где-нибудь этот ход повернет и выведет их на поверхность земли, хотя и не в том месте, где они вошли. Но они оставляли позади семя милю за милей, а проход и не думал загибаться. То он расширялся, то суживался (дети всякий раз с ужасом думали, что им не проползти с громоздким чемоданом) то вел через большие и малые гроты...
И вот пришел жуткий момент, когда нитка кончилась. Это была тонкая, прочная нитка, память о доме, и пока скитальцы держали ее в руках, они еще чувствовали какую-то связь с внешним миром. И вот эта последняя связь оборвалась!
Что делать?
- Глупо возвращаться назад, - сказал Фред. - Что толку ходить по одному месту. Будем надеяться на мел.
- А у тебя еще большой кусок? - Спросила девочка.
- Я вчера слишком щедро рисовал знаки, - признался Фред. - Но теперь стану экономнее. Буду ставить такие, чтобы только разглядеть.
Путешествие продолжалось. Проход все понижался, вел вглубь стало гораздо теплее. Элли уже не куталась так зябко в платок, а Фред расстегнул
куртку. Только Тотошка в своей шубе чувствовал себя по-прежнему. Сырость в воздухе увеличилась, по стенам коридора текли струйки воды, на полу журчал ручеек.
Теперь ребятам больше не угрожала гибель от жажды, и они вдоволь напились. Вода походила на минеральную, в ней клубились пузырьки газа.

ЛОДКА ПРИГОДИЛАСЬ

Еще часа три хода - все вниз и вниз - и путники шагали в воде уже по щиколотку. Ручей своим веселым журчанием развлекал их и отгонял мрачные мысли. Для Тотошки вода была слишком глубока, и Элли взяла его на руки.
Фред отобрал у нее сумку с провизией.
А вода становилась все глубже: вот уж она достигла колен, стала подбираться к поясу...
- Стоп! - Сказал Фред, и Элли остановилась. - Я страшно глуп. Несу чемодан, а чемодан должен нести нас всех.
- Ты хочешь собрать лодку? - Обрадовалась Элли, которая очень устала за долгий путь, хотя и не признавалась в этом.
- Конечно! - Ответил мальчишка. - Держи факел.
Собирать в таких условиях лодку было страшно трудно и даже опасно.
Стоило уронить Фреду в воду какой-нибудь болтик или гайку, и все пропало бы. Но ребята заметили выступ на стене, посадили туда Тотошку, положили провизию, и Элли помогала брату, сборка закончилась благополучно.
Фред примостился на кормовом ящике с веслом, Элли забралась в середину с Тотошкой и вещами. Ее задачей было освещать дорогу, насколько это позволял дымный свет факела.
Теперь путешествие стало более удобным. Не приходилось брести по воде, ощупывая под водой скользкое дно и поминутно рискуя упасть. Лодка быстро несла ребят, но куда... Фред и Элли старались об этом не думать.
Ручей заполнил весь коридор, теперь он больше походил на маленькую речку, в которую из боковых проходов вливались протоки-ручейки.
Стены коридора внезапно раздвинулись, и впереди показалась пещера. Ее размеры трудно было определить во мраке, который не мог разогнать свет факела, она казалась очень большой.
- Мы не поедем дальше, - сказал Фред. - Надо здесь заночевать.
Они поплыли по самому краю подземного озера, наполнявшего грот, нашли плоский берег, вытащили лодку и после скромного ужина, вдоволь запитого водой, улеглись на ночлег.
Спать было тепло, но Фред проснулся среди ночи и долго раздумывал над тем положением, в какое поставила их судьба.
Что делать? У них было только два выхода. Вернуться назад к завалу, и ждать, когда их откопают, или плыть дальше по подземной речке. Вернуться - это признать свое поражение, уже не считая того, что сидеть сложа руки ужасно. Идти вперед - это борьба. Лучше бороться!
С такими мыслями Фред заснул крепким сном.
Разбудил детей не рассвет, которого не видела темная пещера за миллионы лет существования, не холод, потому что там было тепло. Их разбудил жалобным повизгиванием голодный Тотошка.
Фред зажег факел, недовольно покачав головой: спичек оставалось не так уж много. Еще новая опасность, как будто и без того их был о мало...
Продовольственные порции еще сократились, и после завтрака ребята снова тронулись в путь. В этот день по расчетам Фреда они сделали не менее 50 миль. Из подземного озера река вытекала шире, глубже первой и быстро несла свои бурные воды.
В середине дня был очень опасный момент, когда казалось, что путникам грозит гибель, или бесконечное медленное возвращение назад, к обвалу, что опять таки означало смерть.
Уже несколько раз свод пещеры над речкой так понижался, что Фреду и Элли приходилось сильно нагибаться. Но такие места оставались позади довольно быстро. И вот вдруг потолок снова начал опускаться и опустился так низко, что между водой и каменным сводом осталась только узкая щель.
Поток бесновался в стремнине, зажатый камнем со всех сторон. Бледная эли смотрела на брата.
- Что теперь?
А тот удерживал лодку, ухватившись за выступ скалы, и мысли лихорадочно неслись в его голове.
"Прорываться, обязательно прорываться! - Решил он. - Препятствие не может тянуться долго!.."
Больше знаками, чем словами, он предложил Элли с Тотошкой и вещами забраться в носовой ящик лодки, закрывавшейся очень плотно. Девочка жестом спросила: "а ты?"
Фред показал на кормовой ящик.
Элли с собакой исчезли в своем убежище. Но кормовой ящик байдарки был короток для Фреда, и мальчишка это знал. Он закутал голову курткой, захватив побольше воздуха, и улегся на дне байдарки, стараясь не выдаваться вверх. Факел погас. Тьма охватила лодку, а неодолимая сила течения повлекла ее через стремнину, ударяя то о каменистое дно, то о свод пещеры. И тут-то сказалась превосходная работа Билла Каннинга: лодка выдержала!
И когда Фред уже совсем задохнулся и готов был открыть рот, он вдруг почувствовал, что лодка плывет спокойно, а к нему под куртку проникает воздух. И каким же живительным показался ему этот сырой затхлый воздух подземелья!
- Ну, теперь ход назад отрезан для нас навсегда, - сказал себе Фред. И хотя он знал, что этот ход не сулил им ничего хорошего, сердце ему как будто кто-то сжал холодной сильной рукой.
Элли выбралась из своего уголка, гладя напуганного Тотошку и уверяя, что сама она ничуть не боялась. Факел загорелся, и вид мокрого с ног до головы Фреда, и лодка, полная воды, показали девочке, что дело обошлось совсем не так, как говорил брат. Элли только покачала головой. Мальчишка в ответ погрозил кулаком и принялся отчерпывать воду.
Плавание продолжалось.

БРИЛЛИАНТОВАЯ ПЕЩЕРА

Прошло еще три дня пути. Подземное царство, куда попали Фред и Элли казалось бесконечным. Гроты и коридоры, коридоры и гроты, реки и подземные озера сменяли друг друга нескончаемой вереницей, и путники давно потеряли им счет. Хорошо было уже то, что ни разу больше не попадалась им стремнина, подобная той, какую они преодолели. Окажись впереди еще такая ловушка, да подлиннее, - они задохнулись бы в ней.
Встречались пороги и небольшие водопады, но лодка пролетала через них, как пробка, а если в середину и заливалась вода, Элли вычерпывала ее кружкой.
Плохо было то, что запас провизии сильно таял. Сколько раз за время пути ребята благословляли мудрую предусмотрительную миссис Кэт, которая придерживалась народной пословицы: "едешь на день, хлеба бери на неделю".
Спичек тоже осталось очень мало. Фред пошел на крайность: он расколол оставшиеся факелы еще на несколько частей каждый, и теперь у ребят были лучинки, испускавшие слабый трепетный свет. Но этим светом приходилось обходиться. На ночь огонь уже не гасили, чтобы утром не тратить спичку.
Элли и Фред сидели поочередно, зажигая одну лучинку от другой, когда та догорала до конца. К счастью запас лучинок был велик.
В одну из ночей Элли задремала и проснулась в темноте: она не заметила, как догорела и погасла лучинка. Она в ужасе разбудила брата.
- Фредди, что я наделала!
- Ах, Элли, Элли, - только и сказал мальчик, но сказал так, что Элли залилась горючими слезами.
- Ладно, давай теперь спать, - смягчившись, молвил Фред. - Все равно, спичку тратить, когда встанем.
И они проспали очень долго.
Это было на шестые или седьмые сутки их пребывания в подземном мире: ребята не знали точно, потому что не имели часов, и для них ночь наступала, когда они уставали.
Они только что оставили позади длинный широкий коридор и плыли по очередному озеру. Что-то поразило их в облике стен. Здесь скалы блестели как-то по особенному. Ребят уже не удивлял блеск сталактитов: их колонны, то прямые, то с причудливыми натеками, не раз встречались во время долгого путешествия. В этом гроте удивило их другое.
Казалось, не каменные стены тянулись по бокам озера, а расстилалось темное небо со сверкающими на нем звездами. Лучи этих звезд блестели и переливались красным, зеленым, синим цветом. Элли робко спросила:
- Что это такое, Фредди?
- Я и сам не знаю, - так же тихо ответил мальчик. - Может, драгоценные камни?
Стена здесь круто поднималась из воды, и они смогли подплыть к ней вплотную. Крупные блестки, вкрапленные в камень, ярко сверкали при свете лучины.
Более опытная Элли, побывавшая в великолепном дворце Гудвина, сразу догадалась:
- Фредди, это бриллианты!
- Выдумываешь? Опять со своими штучками!
- Да нет же, уверяю тебя!
- Лучше бы это были куски сыра, - отозвался мальчик.
- Но ты понимаешь, Фредди, они очень дороги е... И красивые. - Добавила девочка.
- Ну и пусть красивые, нам-то от них какой толк?
- Как ты не понимаешь, Фред? Будь добр, выковыряй несколько штук.
Если мы выберемся отсюда... Когда выберемся, - поправилась Элли. – Ювелир сделает мне красивую брошку и браслет Фред нехотя принялся вынимать алмазы. С несколькими обошлось благополучно, а потом он чуть не уронил ножик в воду. Это так его обозлило, что он хотел швырнуть в озеро камешки,
которые удалось достать. Мальчик небрежно перебросил добычу Элли и начал грести.
Когда бриллиантовая пещера осталась позади, девочка задумчиво сказала:
- Знаешь Фредди, тут начинаются чудеса.
- Ну и что? - Неприветливо спросил Фред. - Тебе теперь везде будут мерещиться чудеса.
- А все-таки я думаю, эта дорога приведет нас в волшебную страну.
Фред промолчал, но по его лицу сестра увидела, что такой конец приключений был бы верхом его желаний.

РЫБНАЯ ЛОВЛЯ

На девятый день путешествия провизия кончилась. Элли ослабела от голода, с Тотошкой также было плохо, только Фред еще держался. Плывя по длинному узкому озеру вдоль отвесной стены, Фред увидел на ней что-то вроде огромных текучих капель
- Это слизняки! - Воскликнул мальчик. - Вот и еда!
Но он хорошо помнил слова отца, которые тот не раз повторял во время поездок по прериям: "никогда не ешь сразу много незнакомой пищи, малыш! Кто знает, может, она вредна!"
И теперь Фред решил в первую очередь попробовать этих улиток сам. Он с трудом проглотил неприятный, едкий на вкус кусочек. "Нет, это не для Элли", - решил он и выплюнул недожеванную улитку.
Он хорошо сделал, потому что вскоре у него в желудке началось жжение, голова закружилась, и он потерял сознание.
Перепуганная Элли бросилась на помощь брату. Она воткнула горящую лучину в щелку носового ящика и захлопотала: брызгала Фреду в лицо водой, давала пить ему из фляжки.
Через несколько минут мальчик очнулся, но в этот момент лучина зашипела и погасла.
- Еще одна спичка, - с тяжелым вздохом прошептал Фред. - А впрочем, и запас лучины приходит к концу...
Итак, улиток нельзя было есть, и призрак голода снова встал перед путешественниками. Зажгли свет и молчаливо поплыли дальше.
И вдруг глаза Фреда загорелись радостью. Он увидел... Да, он увидел, как со стены сорвалась улитка, упала в воду, и тотчас из воды бесшумно высунулась большая рыбья голова и сомкнула челюсти. Маленький водоворот и все исчезло.
- Как я был глуп! - Закричал Фред. - Ох, сколько мне расти от мальчишки до настоящего человека! Все наши несчастья происходят от моей глупости! Почему я не подумал о рыбе?!
- Но, Фредди, как же ты ее поймаешь?
- Ха-ха-ха, сестренка, это уж моя забота!
Фред вытащил из-за подкладки своей шапки рыболовную леску с большим крючком. Он снял с сырой стены улитку, отрезал кусок, насадил его и опустил леску за борт.
Клева долго ждать не пришлось. Резкий рывок, подсечка, и вот на дне лодки забилась короткая толстая рыба с серой чешуей и бледно-розовыми плавниками. На голове у нее вместо глаз виднелись маленькие круглые наросты: рыба была слепа.
- Быть может и эта рыба ядовита ?- Задумчиво спросил Фред.
- Мой милый Фредди, теперь пробовать буду я! - Взмолилась Элли.
- Нет, - решительно возразил Фред, - мы дадим попробовать Тотошке, но немного.
Мальчик стукнул бившуюся рыбу веслом по голове, очистил от чешуи, дал маленький кусочек собаке. Тотошка жадно съел, облизнулся и всем своим видом показывал, что хочет еще.
- Нет, дружок, - ласково сказал Фред. - Немного потерпи.
Прошел час. Тотошка чувствовал себя хорошо и умильно и смотрел на рыб, которых мальчик успел выловить за это время.
- Жаль, что нам нельзя поджарить эту рыбу. - С сожалением промолвила Элли.
- Ничего, будем есть сырьем. Но тоже по чуточке, иначе нам станет плохо.
Дети ели понемногу, но часто и через несколько часов почувствовали себя сытыми. И хотя им уже не грозила смерть от голода, они от всей души пожелали, чтобы их невольное путешествие поскорее закончилось.

ТАИНСТВЕННЫЙ ГОРОД

Пучок лучинок убывал с ужасающей быстротой, и наконец наступил момент, когда трепетный огонек на конце последней из них, помигав, угас.
Еще несколько секунд виднелся красный уголек, но и исчез и он. Тьма...
Да, Фреду и Элли показалось, что их окружала непроницаемая вечная тьма, потому что ни один луч света не мог пробиться через толщу земли, отделявшую их от неба, от солнца. Но что это за чудо? По мере того как их глаза привыкали к темноте дети начинали что-то различать в ней...
- Фредди, братишка, я вижу, вижу! - Восторженно вскрикнула Элли. - Ой, вижу свои пальцы... Вижу Тотошку! Тебя... - И я тоже различаю твой красный свитер! Вижу, как ты маешь руками! Ура!
Это могло показаться непостижимым, невероятным, но путешественники действительно видели. Они плыли в это время по широкой спокойной реке, и перед ними открывался мыс, у которого река поворачивала вправо. Береговые скалы, нависший свод пещеры - все это смутно рисовалось в каком-то слабом, но явственно золотисто-розовом свете. Конечно, им теперь не нужна была ни лучина, ни даже самый яркий факел, потому что никакой факел не мог бы так осветить окружающую картину так, как этот неизвестно откуда льющийся, спокойный, рассеянный свет. И если они его раньше не замечали, то лишь потому, что их глаза слепил огонь лучины...
Элли убежденно сказала:
- Фредди, а ведь наверняка где-то здесь близко страна подземных рудокопов!
И девочка рассмеялась первый раз после катастрофы.
- Какое счастье! Я опять увижу милого Страшилу, железного дровосека и льва!!!
Фред рассудительно возразил:
- А ты не ошибаешься? Вдруг мы попадем в какое-нибудь другое подземное царство?
- Ну, сколько их тут может быть? Нет, ведь это в стране рудокопов я видела такой золотистый свет, только он был гораздо ярче и позволял различать далекие предметы.
- Но если ты права, то все! - Торжествующе воскликнул Фред.
- Что - все?
- Конец твоему хвастовству! - Весело заявил мальчишка. - Тогда и я своими глазами увижу все чудеса волшебной страны.
- Ага, ага, а вот и не все. Я-то их увижу в третий раз, а ты только в первый!
Через два часа река вынесла в большой грот, дальний край которого нельзя было рассмотреть даже при золотистом свете. Грот был очень велик, но все же никак не шел в сравнение со страной подземных рудокопов. Здесь не было холмов, поросших лесом, не было города...
Впрочем, город-то как раз и был!
Вдали от берега Элли и Фред рассмотрели что-то вроде нагромождения построек, возведенных человеческой рукой.
- Город, город! - Закричала Элли. - Милый Фредди, пойдем посмотрим!
Теперь, когда у ребят появилась уверенность, что они не погибнут, что их путешествие подходит к благополучному концу, у них появились такие желания, которые никак не могли возникнуть несколько дней назад.
Фред сказал, что вряд ли благоразумно оставлять лодку на берегу.
- А Тотошка? - Воскликнула девочка. - Это тебе не охрана?
Фред позволил себя уговорить, ему и самому хотелось поглядеть на таинственный город. Ребята вытащили байдарку на берег, наполнили камнями и привязали к ней Тотошку.
- Если что, подашь голос! - Приказала Элли песику.
До предполагаемого города было около полумили. Дорога шла по равнине, заваленной мелкими камнями, ребята то и дело спотыкались.
По мере приближения все яснее становилось, что они подходят к творению рук человеческих.
Масса строений возвышалась, по-видимому, на холме, так как дома поднимались несколькими ярусами. Все вместе взятое напоминало какое-то исполинское гнездо из отдельных ячеек. Дома имели круглую форму и завершались на верху круглыми сводами. Окон в них не было, но в стенах виднелись небольшие круглые отверстия, возможно, для прохода воздуха.
Некоторые здания полуобвалились и ясно было, что город давным-давно покинут.
Подойдя поближе, Фред и Элли увидели крепостную стену примерно в четыре человеческих роста. Удивительной оказалась эта стена! Она вся была покрыта необычайно яркими картинами которых не могла разрушить даже вековая сырость подземелья.
Это, впрочем, объяснялось просто. Картины были мозаичные, сделанные из мельчайших кусочков разноцветного стекла, над которым не властно время.
Содержимое картин было самое разнообразное. На одной изображался, как видно, суд царя над подданными. Царь в роскошной одежде сидел на троне, а подсудимые стояли перед ним на коленях, и у каждого на шее была веревка.
На другой можно было увидеть пир, на третьей какие-то состязания...
Лица и фигуры людей показались Элли знакомыми. Как будто когда-то видела она таких маленьких толстых человечков с большой головой на толстой шее и с огромными сильными кулаками...
- Прыгуны! - Вдруг воскликнула девочка и боязливо сжалась точно ожидая удара. - Помнишь, Фредди, я рассказывала тебе, как Гудвин улетел на шаре? А мы отправились за советом к Стелле. И там нам перегородила дорогу гора прыгунов, через которую нас перенесли летучие обезьяны... Ну так вот,
это те самые прыгуны, - закончила Элли, - и если они еще здесь, нам не сдобровать!
- Да разве ты не видишь, что тут уже сотни лет никто не живет? Пошли дальше!
Элли вдруг расхохоталась.
- Смотри-ка, смотри, охота на шестилапого! Ну, ты все еще сомневаешься, что страна подземных рудокопов недалеко?
На картине было ярко и живо изображено, как масса маленьких толстых человечков нападала с копьями на шестилапого, а тот, приподнявшись на задних ногах, отбивался от врагов передними.
Издали донесся яростный лай, и Фред обернувшись, воскликнул:
- А вот и они сами!

ПРИКЛЮЧЕНИЕ С ЛОДКОЙ

К берегу, должно быть, на водопой подходило целое стадо шестилапых, косолапо ступая короткими сильными ногами. А Тотошка отчаянно лаял, Фред понял, что прогулка чудовищ может окончится бедой. Стоит им сослепу наступить на лодку, и от нее останутся щепки.
Фред, махая руками и оглушительно вопя, понесся к берегу, далеко оставив позади Элли. Та тоже спешила изо всех сил, пронзительно визжа...
Собачий лай и людские крики напугали туго соображавших шестилапых, и те, повернув, побежали рысцой в какую-то боковую пещеру, из которой вышли.
Но один из них, забрав в сторону, ухитрился все-таки наступить на кормовой ящик байдарки. Лодка хрустнула, от ее кормы остались лохмотья. К счастью, Тотошка, привязанный к носовому кольцу, уцелел.
Подбежавшие ребята испуганно смотрели друг на друга.
- Что я наделала! - Воскликнула Элли и залилась слезами. - Зачем мне понадобилось смотреть этот противный город?
Фред нежно утешал сестренку.
- Судя по всему, - до конца наших странствий остается не так уж далеко. Дойдем пешком.
- А если река заполнит всю пещеру? Ведь я очень плохо плаваю.
- Зато я хорошо, я тебе помогу, - храбрился Фред.
Катастрофа была непоправима, и ребята, собрав все, что уцелело при крушении, грустно поплелись по берегу. Неисправимый Тотошка, уже забывший, что ему только что грозила гибель, носился по берегу, разыскивая неизвестно какую добычу.
Прошли около полумили. Шагать по неровным скользким камням, покрывавшим берег, да еще тащить на себе вещи было совсем не то, что спокойно сидеть в байдарке и бесшумно скользить по поверхности воды.
Только теперь Элли в полной мере поняла, чем была для них лодка...
Тотошка, отбежавший шагов на двести от воды, звонко залаял. Теперь его лай был не тревожным, а радостным. Он возвещал о какой-то важной находке. Элли и Фред поспешили туда и чуть с ума не сошли от радости: на высоком помосте из камней лежала кверху дном лодка! И сделана она была из
кожи шестилапого, а ребрами служили звериные кости.
- Я, кажется, понимаю, - сказал Фред. - Эти прыгуны, как ты их называешь, жили тут давным давно, а потом, наверное, им пришлось переселиться, и они ушли в верхнюю страну. Но ведь отсюда можно выбраться только водой. Вот они и наделали лодок из кожи и ребер шестилапых. Одна, должно быть, оказалась лишней, они ее оставили здесь. И может быть, думали вернуться за ней, а так как знали повадки этих зверюг, то подняли ее на помост. Вот она и сохранилась на наше счастье!
- Да, конечно, это так и было, - согласилась девочка.
- Я бегу за веслом! - Крикнул Фред.
- А я боюсь оставаться здесь одна, - сказала Элли, и брат поднял ее, усадив на выпуклое дно лодки.
Мальчик вернулся очень быстро. Лодку спустили с помоста и доволокли до берега с трудом, так как она была намного больше и тяжелее байдарки.
Как видно, звериная кожа служила превосходным материалом: лодка отлично сохранилась, была вместительна и устойчива.
Фред сел на корму, взмахнул веслом и вновь обретенное суденышко понеслось по волнам.

В СТРАНЕ ПОДЗЕМНЫХ РУДОКОПОВ

Вскоре после приключения с шестилапыми ребята, утомленные переживаниями, захотели спать. Они теперь не решились ночевать на берегу: а вдруг придут звери и наступят на них? Фред разыскал укромную бухточку среди крутых берегов, куда не добраться было никому, и там пристроил
лодку.
- Я надеюсь, что это наш последний ночлег, а завтра мы будем у рудокопов, - сказала Элли, после того как они поужинали сырой рыбой и стали укладываться на дне лодки.
- А ты не боишься, что нас плохо встретят? - Озабоченно сросил Фред.
- Сказать по правде боюсь, - призналась Элли. - Рамина предупреждала меня, что они не любят, когда посторонние интересуются их делами. И я до сих пор помню, какое злое лицо было у воина, пустившего в меня стрелу...
Сейчас у меня одна надежда: они, я думаю не сделают нам вреда, когда увидят, что мы только дети, и узнают, что мы попали к ним в страну случайно, без намерения...
- Хорошо, если это будет так, - заключил разговор Фред и невольно поежился.
Утром река понесла их вперед. Бессмысленно было бы теперь пытаться отдалить встречу с неизбежным.
Прошло несколько часов, свет стал ярче, своды пещеры раздвинулись и поднялись, и перед путешественниками открылась величественная страна подземных рудокопов.
Даже для Элли это было необычайным зрелищем, хотя она видела ее второй раз. А что говорить про Фреда? Мальчик был потрясен и очарован. Эта неизмеримая вышина, где клубились золотисто-розовые облака, эта грустная осенняя даль с лесистыми холмами и разбросанными между ними деревушками, этот город смутно видневшийся вдали...
Все это было поразительно и неповторимо, и стоило совершить далекое и опасное путешествие, чтобы это увидеть... Но оставят ли их в живых хозяева этой удивительной страны?..
А тут новое чудо потрясло ребят: заговорил Тотошка.
Элли, по правде, не особенно и удивилась: ведь пещера была частью волшебной страны, а в ней разговаривали все звери птицы. Но Фред просто не мог опомниться от удивления.
- Тотошка! Ты разговариваешь по-человечески?
- А что тут особенного, ав-ав? - Отвечал песик. - Волшебная страна - отличное место для нашего брата, и только здесь мы можем вполне проявить свои способности...
Фред от души расхохотался.
- Да ты не только говоришь, а еще и говоришь красноречиво вот послушала бы тебя наша учительница мисс Браун! Чем угодно ручаюсь, она поставила бы тебе высший бал!
Тотошка самоуверенно сказал:
- А я бы учился не хуже вас, мальчишек!
Тем временем река, которая делалась все мельче, вдруг совсем исчезла.
Видно было, как вода, шипя и бурля, уходила в почву между камнями: ее сток в озеро был подземный.
Лодку пришлось бросить и идти пешком. Ребята отправились налегке, потому что у них почти не осталось вещей. Несколько миль они прошли молча, подавленные необычайностью обстановки и, только Тотошка что-то тихонько бормотал про себя, наверно упражнял свою новую способность.
До города оставалось уже недалеко.
- Летит! Летит! - Вдруг взвизгнула Элли, смотревшая вверх.
Тотошка жалобно и грозно взвыл, сразу забыв свое умение разговаривать, а Фред поднял голову. Из облаков быстро спускалась темная точка, росла, росла, и вот уже можно было различить чудовищного дракона со всадником на спине.
Ящер спустился совсем низко, описал над путниками несколько кругов, блестя желто-белым брюхом и шумя кожистыми крыльями. Сидевший на нем страж с луком в руке и колчаном за спиной внимательно рассматривал ребят, не говоря ни слова. Бледное лицо его с крючковатым носом было бесстрастным.
Потом он повернул дракона и улетел к городу.
- Обойдется, - сказал ободрившийся Фред. - Первая встреча самая важная. Он полетел докладывать о нас. Элли, прибери волосы, ты совсем растрепанная...
Пройдя еще несколько шагов, Фред и Элли увидели, как из городских ворот высыпала огромная толпа людей в разноцветных одеждах. Сердце у Элли екнуло, но, подойдя вплотную, она храбро обратилась к нескольким людям, выделявшимся важностью осанки:
- Мы от всего сердца приветствуем вас, господа подземные жители!
Пришельцы низко поклонились, а Тотошка гавкнул, вызвав немалый переполох в передних рядах зрителей.
Элли продолжала:
- Мы не враги, не разведчики, мы с братом Фредом попали в вашу страну нечаянно. Там, у себя на родине, осматривали одну пещеру, а потом... - Голос Элли задрожал. - А потом случился обвал, нас отрезало от выхода, и мы, в поисках спасения, сначала шли, а потом плыли на лодке много-много
дней, так много, что потеряли им счет...
В это время неподалеку от толпы спустился еще один страж. Он проворно спрыгнул с дракона и подошел к горделиво стоящему впереди человеку, низко склонившись, он что-то доложил ему, и человек - это был король Ментахо - сказал:
- Девочка, ты лжешь. Мне только что сообщили, что вы приплыли на лодке из кожи и ребер шестилапого. У вас наверху не может быть таких лодок, это только здесь под землей наши мастера делали.
- Простите, сударь, - смело возразила Элли, но один из придворных поправил ее: "говори: ваше величество". - Прошу прощения, ваше величество, у нас была лодка из дерева и парусины в ней-то мы и приплыли, но ее раздавил шестилапый близ заброшенного города прыгунов. И там, на берегу, мы
нашли это кожаное судно, сделанное в древние времена.
Простота и ясность Эллиного объяснения произвели на слушателей благоприятное впечатление, и их лица стали более приветливыми.
Король Ментахо сказал:
- Ты, по-видимому, говоришь правду. Но скажи нам, как тебя зовут, кто ты такая, кто этот мальчик и что за удивительного зверя ты держишь на руках?
Элли начала отвечать на вопросы с конца.
- Этот зверек, - сказала она. - Моя собачк а...
- Честь имею рекомендоваться, Тото! - Перебил песик. - Если мы с вами сойдемся поближе, можете называть меня Тотошкой.
- Тотошка, бесстыдник, молчи! - Прикрикнула Элли и дернула песика за ухо. - Видите ли, он очень умный и преданный пес, но немного болтлив и хвастлив. А мальчик, о котором вы спросили, - это мой троюродный брат Фред Каннинг из Айовы. Он храбрый и ловкий, прекрасно ездит на лошади и перешел в четвертый класс. Ну, а что сказать вам обо мне? Зовут меня Элли Смит, я самая обыкновенная девочка из Канзасской степи...
Тут из толпы послышался ехидный голос:
- Не верьте ни одному ее слову! Эта "самая обыкновенная девочка" уничтожила двух могучих волшебниц, Гингему и Бастинду, и сокрушила власть Урфина Джюса с его свирепыми деревянными солдатами. Прошу прощения у ваших величеств, что заговорил без разрешения, но я не мог удержаться.
- Кто это там? А, Руф Билан! - Воскликнул низенький толстый король Барбедо. - Ну что же выходи, не прячься! Ты говоришь интересные вещи.
Вперед вышел человек в лакейской ливрее. Заплывшие глазки с откровенной враждой глядели на Элли. Тотошка вызывающе залаял на Билана, а девочка усмехнулась:
- Ах, это и есть тот самый предатель Руф Билан, бывший первый министр его величества Урфина Джюса? Вы, оказывается живы, сударь? А мы там, наверху, считали, что вас сожрали шестилапые после того как вы удрали от народного гнева в подземелье, но здесь, кажется, вы не процветаете?
В толпе раздался хохот, и даже семь королей улыбнулись. Удар был нанесен метко, и толстое лицо Руфа Билана побагровело от стыда.
Король Ментахо удивленно крякнул.
- А вы умеете владеть собой. Как вы ловко отчитали этого бездельника!
Знаете, Элли, по вашему поведению трудно поверить, что вы в самом деле обыкновенная девочка.
- Да нет же, нет, ваше величество! - Вмешался Руф Билан. - Она – фея и недаром является в нашу страну в третий раз. Она что-то болтала про обвал, но разве обвалу под силу похоронить фею?
- Если б вы его видели, вы не говорили бы этого, - возмущенно возразила Элли. - В прошлый раз мы с дядюшкой Чарли действительно явились в волшебную страну по просьбе Страшилы и железного дровосека, но теперь это получилось против нашей воли. И сейчас у нас с Фредом единственное
желание поскорее вернуться домой к родителям, которые оплакивают нас. Ведь правда, Фредди?
- Конечно. - С усилием выговорил мальчик.
Это было первое слово, сказанное им подземным жителям.
- Отпустите нас наверх, ваши величества, - попросила Элли.
- Мы повидаемся с нашими друзьями и, конечно, найдем способ покинуть волшебную страну.
- Отпустить вас? - Сказал Ментахо. - Об этом надо подумать.
- Нет, не отпускайте ее, ваши величества! - Отчаянно завопил Руф Билан. - Я правда, без злого умысла лишил вашу страну усыпительной воды, и я же - прошу вас это запомнить! - Указываю вам средство вернуть ее. Элли - могучая фея, она не раз это доказала, и ее колдовство может сделать многое...
Намек был слишком ясен, и на лицах семи королей появился живой интерес.
- Ах вот как! - Воскликнул король барбедо. - Востановить священный источник - это было бы великое дело!
- Да что вы выдумываете, - чуть не со слезами заговорила Элли. - Какой священный источник? Какое колдовство? Я ничего не понимаю...
- Скоро вы все поймете, - с утонченной любезностью молвил король Ментахо. - В нашем бедственном положении мы не должны упускать даже самой малой надежды на спасение. Мы не сделаем ни вам, ни вашим спутникам никакого вреда, мы будем обращаться с вами с величайшим почетом, но о том, чтобы вы отправились в верхний мир, об этом пока не может быть и речи...
Путешественников повели в радужный дворец.

УГОВОРЫ

Фреду, Элли и Тотошке отвели по роскошной комнате в оранжевой части дворца, их сытно кормили, несмотря на недостаток пищи в стране. Пленникам даже разрешались прогулки, но только в сопровождении двух шпионов.
Раза два ребята катались на лодке под парусом. Легкий ветерок гнал суденышко по слегка взволнованному озеру, и можно было бы вообразить себя на воле... Но парусом управлял молчаливый шпион с угрюмым лицом, а второй сидел у руля. Короли боялись, как бы Элли и ее брат не ускользнули из подземной страны тем же путем, каким в нее явились.
На другой день после того, как невольные путешественники попали в город семи владык, им стала известна история усыпительной воды. Ее рассказал летописец Арриго, невысокий худощавый человек средних лет с умным лицом и вдумчивым взглядом серых глаз.
От него Фред и Элли узнали, как несколько столетий назад ловчий Ортега нечаянно наткнулся в лабиринте на источник чудесной воды и как хранитель времени Белино придумал усыплять королей и их свиты на время междуцарствий.
- Это было очень хорошо, - говорил Арриго приятным мягким голосом. - Народ кормил только один королевский двор, а шесть прочих мирно почивали в уединенных кладовых, и не было никакой заботы, кроме той, чтобы уберечь их от прожорливых мышей а их одежду от моли...
- Ну а что, если бы их съели мыши? - Лукаво спросила Элли?
Летописец ужаснулся:
- Что вы, что вы? Живых людей?! Потому что они ведь были живые, хотя и спали волшебным сном.
Элли призадумалась, а потом задала такой вопрос:
- Скажите, почтенный Арриго, а ваш народ не подумывает о том, чтобы свергнуть королей и жить без них?
Арриго опять ужаснулся:
- Жить без королей?! Да ведь королевскую власть установили наши предки! И кроме того, мы же давали клятву верности!
Элли и Фред переглянулись. Да, у этих подземных жителей еще слишком было велико почтение к королям и трудно его побороть.
Вечером (время дня в пещере определялось по песочным часам) ребят вызвали в оранжевые покои к королю Барбедо.
Король сидел на троне, его большая лысая голова слабо сияла при свете фосфорических шариков.
- Как вас поместили, фея Элли? - Спросил Барбедо. - Как кормят? Нет ли у вас каких-либо желаний?
- У нас одно желание, - ответила Элли, - отпустите нас наверх.
- Это невозможно, - молвил Барбедо, - по крайней мере до тех пор, пока вы не вернете нам усыпительную воду.
- Тогда пошлите наверх гонца, сказать Страшиле, что мы здесь.
- Нет, этого мы не сделаем, - улыбнулся король. - Если наверху узнают, что мы держим вас у себя, они попытаются вас освободить, и это может привести к большим неприятностям.
Элли и Фред угрюмо молчали.
Барбедо продолжал умоляюще:
- Ну, дорогая фея, ну что вам стоит пустить в ход одно маленькое, маленькое колдовство, когда вы делали столько больших дел? Вы прилетели из внешнего мира на убивающем домике и крак! - Сели на голову злой волшебнице Гингеме. Вы растопили могучую колдунью Бастинду, повелительницу волшебных волков и летучих обезьян... ("Конечно, обо всем этом разболтал подземным королям противный Руф Билан", - подумала Элли). И вы еще будете нас уверять, что вы не в силах вернуть усыпительную воду?
Все уговоры, однако, оказались напрасными, и раздраженный Барбедо отпустил ребят.
Очутившись одна в своей комнате, Элли решила: "вызову Рамину.
Королева мышей - мудрая фея, она даст мне хороший совет".
Девочка подула в серебряный свисточек Рамины раз, другой, третий.
Никакого результата. Еще и еще. Ничего.
Элли поняла: волшебство свистка не распространяется на подземную страну, и маленькая фея в мышиной шкурке не могла явится к своей большой подруге.
С тех пор ребят почти каждый день вызывал к себе то один король, то другой, а иногда короли набрасывались на бедную девочку вдвоем, втроем, и даже вчетвером. И наконец, утром одного дня Элли объявили, что ее приглашают на большой совет это известие повергло ее в панику, и она
заплакала.
- Послушай, сестренка, - сказал Фред, - а почему бы тебе не обмануть их. Притворись, что ты согласна только попробовать, но не ручаешься за успех. Они и этому будут рады. Тебе, конечно, понадобиться осмотреть источник, ты возьмешь с собой меня и Тотошку, а там нам, может быть, и удастся удрать.
- Фредди очень хорошо придумал, - сказал Тотошка. - И я решительно поддерживаю его план.
Элли вытерла слезы и признала, что план не дурен.

ТОТОШКИНО БЕГСТВО

Стоя перед пышным собранием королей и придворных, Элли смущенно сказала, что попытается сделать то, о чем ее просят, но боится, что у нее ничего не выйдет. Слова Элли вызвали бурю ликования. Раздались возгласы:
- Наконец-то!
- Давно пора!
- У такой могучей феи, да не выйдет!
Элли и Фред ушли с собрания совсем оглушенные.
На следующий день к разрушенному источнику отправилась большая экспедиция. Вел ее король Ментахо. На тот случай, если Элли устанет, взяли носилки. Блестящие шарики на шапках обитателей пещеры освещали дорогу.
Получил такой шарик на свой берет и Фред Каннинг. Время от времени он снимал берет с головы и с восхищением разглядывал удивительный светильник.
Летописец Арриго, тоже взятый в экспедицию (он должен был записать в книгу отчет о ней), шел рядом с Фредом и рассказывал мальчику, как получаются фосфорические шарики.
- Светящееся вещество добывают из шерсти шестилапых, - говорил Арриго. - Очередную партию стригут, хотя зверям это очень не нравится, и при стрижке они отчаянно ревут. Снятую шерсть вымачивают в огромном чане с водой. Когда взятые из чана пробные клочки уже не светятся в темноте, это означает, что все светящееся вещество растворилось в воде.
- А потом эту воду выпаривают? Ага? - Догадался Фред.
- Вы совершенно правы. На дне и стенках чана оседает кристаллический порошок, похожий на мелкую соль. Он светится так ярко, что натертые им руки кажутся горящими. Порошок смешивают с рыбьим клеем и намазывают шарики выточенные из твердого дерева. Шарики сохраняют светимость в течение столетий и государство ведет им строгий учет.
- Все это очень любопытно, - сказал Фред. - В вашей стране много чудесного и хорошего, только все это ни к чему, пока над вами сидят короли.
Арриго огляделся вокруг, нет ли поблизости шпиона, и шепнул на ухо Фреду:
- А знаете, я думал над словами госпожи Элли и нахожу теперь, что в них много правды...
"Вот у нас и появился один союзник", - радостно подумал мальчик.
Часть долгого пути Элли проделала на носилках. В священной пещере видны были следы упорной работы: все было изрыто, перекопано.
Элли встала у остатков бассейна и приказала всем присутствующим, кроме Фреда и Тотошки, отойти подальше, предупредив, что заклинания, которые она будет произносить, могут повредить простым смертным. Все в испуге бросились прочь.
Элли заговорила, делая руками в воздухе странные жесты: - убежать отсюда при таком надзоре невозможно, но вот по крайней мере, случай поговорить наедине, дорогие мои!
В самом деле, днем пленников постоянно окружали шпионы, а на ночь всех троих отводили в разные комнаты.
Элли продолжала:
- Кому-то из нас надо убежать наверх. Кому? Конечно, Тотошке. Надзор за ним слабее, чем за нами. И я придумала вот что. Мне удалось поговорить с Арриго без свидетелей под тем предлогом, что я должна выяснить кое-какие подробности насчет усыпительной воды. Я узнала от него, что послезавтра
будет базарный день, рудокопы станут торговать с жевунами. Триста работников понесут к торговым воротам приготовленные к обмену товары, и с ним пойдут три писца, переписывать закупленное. В число этих писцов войдет Арриго. Он нам сочувствует...
- Знаю, знаю, - начал было Фред, но Элли тотчас перебила его, властно махнув рукой.
- Молчи, не перебивай моих заклинаний! Турабо, фурабо, боболо, мотало!..
Она сказала это так громко, что слова донеслись до короля Ментахо и его спутников, и те боязливо попятились.
- Тотоша, Арриго незаметно унесет тебя под одеждой и, воспользовавшись базарной суетой, выпустит наверх. Ну, а там... Там ты будешь знать, что делать.
- Да уж будь спокойна, - важно отвечал песик. - Тото никогда никого не подводил.
- Знаю, знаю, - улыбнулась Элли. - Опять расхвастался. Попадешь к жевунам, они тебя доставят в изумрудный город, а там Страшила со своими мудрыми мозгами придумает, как нас выручить. - Элли громко закончила: - бумбара, чуфара, скорики, морики, пикапу, трикапу, лорики, ерики!.. – И тихо шепнула Фреду: - это волшебные слова Виллины, но я очень сомневаюсь, что у меня они подействуют...
Элли обвела рукой несколько раз вокруг головы, трижды топнула ногой, и решительно направилась к испуганной толпе зрителей.
- Ваше величество! - Торжественно обратилась она к Ментахо.
- Я сделала все, что могла. Результат может обнаружится только через неделю. Но его может и не быть, - добавила она осторожно, - если против моих чар восстанет сильный подземный дух, разгневанный бессмысленным поступком Руфа Биллана.
Элли с мстительной радостью заметила, как при этих словах побледнело лицо изменника, находившегося тут же, в свите Ментахо.
- Тогда, - закончила Элли. - Мне придется придумывать новые более действенные заклинания.
План бегства Тотошки удался блестяще. Никто не заметил, как Арриго перед уходом каравана с товарами запрятал песика под куртку, и тот притаился там, почти не дыша. А потом, когда Арриго и прочие писцы ночью вышли из ворот пересчитывать и переписывать полученные от жевунов продукты, летописец отошел в сторонку и выпустил собаку.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КОНЕЦ ПОДЗЕМНОГО ЦАРСТВА

СТРАШИЛА И ДРОВОСЕК НАЧИНАЮТ ДЕЙСТВОВАТЬ

Жевуны необычайно изумились, увидев Тотошку. Они радостно рассмеялись, и бубенчики на их голубых шляпах дружно зазвенели.
- К нам опять явился удивительный зверек, спутник Элли! – Закричали они. - А где же сама фея Элли? И где великан из-за гор?
- Простите, но мне некогда с вами долго разговаривать, - важно ответил песик. - Скажу одно: Элли с братом томится в плену в подземной стране и я должен их выручить.
Мрачная новость так ошеломила жевунов, что они зарыдали, а бубенчики на шляпах отозвались веселым звоном. Жевуны сердито сдернули шляпы, чтобы те своим звоном не мешали им плакать, и поставили их на землю.
- О, что же, что нам делать? - Безутешно рыдали жевуны.
- Перестаньте без толку реветь и поскорее отнесите меня к Прему Крокусу! - Приказал Тотошка.
Прем Крокус был правителем голубой страны, и его поместье находилось не очень далеко отсюда. Несколько молодых быстроногих жевунов помчались к дому правителя, передавая из рук в руки Тотошку. К рассвету они были на месте.
- Мне нужно как можно скорее попасть в изумрудный город к Страшиле мудрому, - заявил песик после того, как кратко рассказал крокусу о событиях в стране подземных рудокопов.
Правитель понял всю важность дела. К нему накануне прибыл быстроногий деревянный почтальон, доставивший указы Страшилы мудрого, касавшиеся управления голубой страной. Этому почтальону и приказал крокус отнести собачку в изумрудный город.
Поручение было выполнено с необыкновенной скоростью: деревянный гонец не уставал, как живые существа, и мог бежать день и ночь, потому что в темноте видел так же хорошо как и днем.
Через десять часов почтальон уже ударил в колокол у ворот изумрудного города. После третьего удара калитка открылась, и на пороге сводчатой комнаты, украшенной бесчисленным количеством изумрудов, показался маленький человек в зеленых очках. Это был страж ворот Фарамант. На боку у
него висела сумочка с зелеными очками всевозможных размеров.
- Ах, это вы, - спокойно сказал Фарамант. - Я ждал вас. А где госпожа фея Элли?
- Я проведу вас к правителю города Страшиле мудрому, который, как и я, будет непритворно огорчен. Но вы должны надеть зеленые очки. Таков приказ Гудвина великого и ужасного. Однажды мы его нарушили, и нас за это постигли великие бедствия.
Он выбрал из сумки очки и со словами: "это - ваши, здесь есть пометка" - надел на голову Тотошки и защелкнул сзади маленьким замочком. И тотчас все перед взором Тотошки заиграло всевозможными оттенками зеленого цвета.
Неизвестно, как это получилось, но едва Тотошка со своим провожатым сделал несколько шагов по улице, где высокие дома вверху почти сходились и бросали прохладную тень, как всему городу стало известно о печальной судьбе Элли.
Горожане высовывались из окон, выражая свое сочувствие песику, а многие выходили из домов и шли за Тотошкой и фарамантом.
Ко дворцу подошла уже целая толпа взволнованных людей, но им пришлось долго кричать и стучать палками по перилам ограды, прежде чем они привлекли внимание длиннобородого солдата. Тот, как всегда во время службы, стоял на башенке, смотрелся в зеркальце и расчесывал свою великолепную бороду, спускавшуюся до земли. Наконец он услышал шум и крики, опустил подъемный мост и подхватил в свои объятья Тотошку, которого очень любил.
Нет слов, чтобы описать горе Страшилы и гостившей у него Кагги-карр, когда они узнали о том, что их любимица Элли попала в плен к подземным жителям, и у нее нет никакой надежды вырваться от них.
Страшила принялся думать. Он думал так долго, что иголки и булавки, примешанные Гудвином к его мозгам, полезли наружу. Потом он сказал:
- Надо призвать железного дровосека. Конечно, умные мозги – самое важное на свете, но и любящее сердце многого стоит. Вдвоем мы скорее что-нибудь придумаем.
И Кагги-карр тотчас полетела за дровосеком. Через четыре дня дровосек явился в сопровождении маленького старичка Лестара, лучшего мастера страны мигунов. Дровосек сообщил, что ворона, принеся ему грустное известие, полетела дальше, в царство смелого льва рассказать и ему, что случилось.
Говоря о несчастье, постигшем Элли, дровосек так расстроился, что слезы потекли у него из глаз, челюсти заржавели, и он только махал руками, не в силах вымолвить ни слова.
- Вот опять ты онемел! - Вскричал Страшила, отвязал от пояса дровосека масленку и смазал друга. - Ведь знаешь, что тебе нельзя плакать!
- Н-не м-мог удержаться, - с усилием вымолвил дровосек. - М-мне т-так ее ж-жаль...
- Ты уж и заикаться начал, - с неудовольствием молвил Страшила, - а прежде с тобой этого не случалось.
- Ч-что поделаешь, с-старею, м-мой друг, - признался дровосек... - Стоит мне расчувствоваться, и не м-могу говорить. Надо будет посоветоваться с врачами...
Тотошке пришлось подробно повторить для дровосека и Лестара рассказ о приключениях в подземелье. Элли и Фред заочно удостоились многих похвал за свое мужественное поведение. Правда, песик не жалел красок. Услыхав об исчезновении усыпительной воды, Лестар многозначительно крякнул.
- Вы что-то хотели сказать? - Осведомился Страшила.
- Нет, нет, просто это я так, пришла в голову одна мысль, да, наверно, она вздорная...
Быстрокрылая, несмотря на свои годы, Кагги-карр не заставила себя долго ждать. Она побывала в царстве льва и вернулась с серьезными известиями.
- Лев собирается идти войной на подземных королей, - сказала Кагги-карр. - Когда он узнал, что короли держат Элли в плену и не хотят отпускать, он пришел в неописуемую ярость. Если б они попались ему в то время под руку... То есть под лапу, я не знаю, что бы он с ними сделал.
Ох, боюсь, что Гудвин дал ему слишком большую порцию смелости, - озабоченно добавила ворона.
- А мы разве хуже? - Вскричал Страшила, и его соломенная грудь наполнилась воинственным пылом. - И мы можем собрать войско, не правда ли, дровосек?
- Я для Элли пойду на любые опасности. - Сказал железный дровосек.
- И мы, мигуны, тоже. - Подтвердил Лестар.
В разговор вмешался фарамант.
- Мы принимаем очень важное решение, - сказал он. - И я полагаю, что нужно сообщить об этом Элли.
- Правильно, но как это сделать? - Спросил Дин Гиор.
- Напишите письмо, а я его доставлю. - Вызвался Тотошка.
- Милый Тотошка, мы заранее благодарим тебя за услугу, но как ты это сделаешь? - Поинтересовался Фарамант.
- Из подземелья в верхний мир выбраться не всякий сумеет, а я это сделал, - похвалился песик. - Ну, а попасть туда для меня просто пустяки!
Фарамант и Дин Гиор сели писать письмо.

ТОТОШКА ПРИНОСИТ ПИСЬМО

Прошло около двух недель со дня исчезновения Тотошки. Короли ни в чем не заподозрили Элли, потому что она поступила умно. Не дожидаясь, пока ее начнут расспрашивать об этом событии, она сама явилась к Ментахо и обвинила шпионов в том, что они плохо следили за собачкой.
- Бедный мой, милый, глупый Тотошка! - Кричала Элли, утирая слезы - наверно его съел какой-нибудь ужасный шестилапый, а ваши люди не уберегли моего песика.
Кончилось тем, что Ментахо даже принес Элли свои извинения за небрежность шпионов.
Элли и Фред жили в постоянном напряжении. Арриго сумел шепнуть им, что все прошло удачно и что Тотошка встретился с жевунами. Теперь оставалось ждать каких-то шагов со стороны Страшилы и железного дровосека, но как томительно тянулись дни ожидания!
На пятнадцатый день исчезновения Тотошки Фред и Элли прогуливались по берегу срединного озера, с тоской глядя на его свинцовые воды, освещенные золотистым отблеском облаков. В отдалении прохаживались два соглядатая, не спуская с пленников глаз.
Брат и сестра добились разрешения находиться вдвоем без соседства докучливых шпионов. Получилось это так. Миновала неделя с того времени, как Элли колдовала над иссякшим источником, но вода, конечно, не появилась. Короли упрекнули Элли в том, что ее чары не подействовали, а та
резонно возразила:
- Я же предупреждала! - Подземный дух, владеющий водой, очень силен.
Теперь мне надо придумывать новые заклинания, но я не могу этого делать, у меня нет условий.
- Какие вам нужны условия? - Спросили короли.
- Я должна советоваться с братом. Он - мой помощник и знает много тайных вещей. Но наши разговоры не должно слушать ничье чужое ухо, иначе чары потеряют силу.
С этого дня соглядатаи стали держаться вдалеке.
Глядя на озеро, Элли тоскливо сказала:
- Где-то теперь мой ненаглядный Тотошенька, что он поделывает?
И вдруг внизу послышался тонкий голосок "я здесь!", и маленький шелковистый клубочек припал к ногам Элли.
- Тотошенька! - Радостно воскликнула девочка и подхватила песика на руки. - Милый мой, вернулся, ты вернулся!
Гладя тотошеньку, Элли нащупала под его ошейником плотно свернутую бумажку. Девочка догадалась, что это письмо из верхнего мира, но не стала вынимать его. Шпионы не слышали их разговоров, но прекрасно видели все действия.
Пришлось ждать, когда они окажутся одни в комнате Элли: такую льготу мнимая фея тоже выговорила себе.
Элии с волнением развернула бумажку. Там было написано:
"Глубокоуважаемой Элли, фее убивающего домика, фее спасительной воды - привет!
Мы - Страшила мудрый, Железный дровосек, Кагги-карр, Дин Гиор, Фарамант, Лестар - узнали о твоем бедственном положении, и наше горе бесконечно. Но мы сделаем все возможное и даже невозможное, чтобы выручить тебя. Скажи семи подземным королям, что, если они не отпустят тебя и
твоего брата добром, мы пойдем на них войной, лев уже собирает в своем царстве звериную рать, а мы создадим армии из мигунов и жителей изумрудной страны.
С сердечным нетерпением ждем тебя наверху и крепко обнимаем.
По поручению всех остальных Фарамант".

Окончив читать письмо вслух, Элли немного всплакнула, потом улыбнулась и сказала:
- Какие же они все хорошие! Как любят меня... Но война... Нет, нет, я не хочу, чтобы из-за нас разразилась ужасная война!
Фред возразил:
- А что ж, так и будем здесь сидеть до самой смерти? Ты только водилась с волшебниками и феями, а все равно в тебе нет волшебства ни на один цент, и тебе не расколдовать волшебный источник!
- Я надеюсь, что, когда короли поймут, что я не фея и ничего не смогу сделать, они нас отпустят.
- Еще бы! - Насмешливо сказал Фред. - Короли тупы и глупы, как дубовые чурбаны.
- Как бы то ни было, я войны не допущу! - Решительно воскликнула Элли. - Но все-таки я скажу королям, что верхние требуют моей выдачи и собираются воевать. Быть может, это их напугает.
- Попробуй! - Согласился Фред.
Неожиданное появление исчезнувшего Тотошки произвело на подземных жителей сильное впечатление. А дело объяснялось очень просто: жевуны доставили песика к торговым воротам и пропихнули его в дырку, которая была внизу и на которую охрана не обращала никакого внимания. Пробраться незаметно в окрестности города Тотошке ничего не стоило.
Элли потребовали к королю Ментахо. Проницательно глядя на девочку, король сказал:
- Вы жаловались, что наши люди не уберегли маленького зверя. Но вот он снова здесь. Чем вы это объясните?
- А хотя бы моим колдовством! - Смело ответила девочка.
Ментахо смутился.
- Прошу прощения. - Пробормотал он. - Конечно, нам, простым смертным, не подобает вмешиваться в волшебные дела. Но я очень рад, что вы наконец отбросили притворство. И теперь вы волей-неволей вернете нам усыпительную воду.
Теперь покраснела Элли.
- Видите ли, ваше величество, это - совсем другое дело, - начала она оправдываться. - Но об этом мы поговорим с вами в другой раз. А сейчас я должна сказать, что у меня есть к вам серьезное поручение из верхнего мира.
- Ко мне лично?
- Ко всем семи подземным королям.
- Тогда мы все вместе выслушаем его на большом совете.

ВОЙНА!

Во второй раз Элли выступила перед большим советом гораздо смелее.
Уже мало смущали ряды придворных в разноцветных одеждах и величавая осанка королей.
Недрогнувшим голосом Элли объявила ультиматум Страшилы. К большому разочарованию ребят, он не произвел желательного действия. А дело объяснялось весьма просто. Короли и придворные, проспавшие несколько столетий, никогда не воевали и совершенно не представляли себе, что такое
война, как она ужасна.
Первым выступил воевода Гаэрта. Он знал о войне из старинных летописей, написанных тысячу лет назад.
- Война, хо-хо! - оглушительно кричал он с трибуны. - Война – это веселое дело! Война - это поход, бьют барабаны, трам - там-там! Мы разбиваем врага, забираем добычу: амбары с пшеницей, бочки вина, скот, птицу! Какой пир мы учиним после победы, хо-хо!
Перечисление трофеев произвело на членов совета большое впечатление: у них заблестели от жадности глаза.
Тут вмешалась Элли. Не выдержав, она закричала со своего места:
- Вы ничего не знаете о войне! Война - это кровь, страдания, смерть!.. И почему вы так твердо уверены, что победите?
Гаэрта ответил:
- В этом нет никакого сомнения! У нас - драконы, у нас - звери! Да стоит напустить на верхнюю армию сотню шестилапых, не покормив их суток двое, и они всех разорвут в мелкие клочки!..
Гаэрта торжествующе сошел с трибуны. Элли помрачнела: она поняла, что у подземных королей есть действительно мощные средства борьбы.
Выступил Ментахо. Из всех королей он был самый умный. Ментахо не разразился воинственными криками. Он просто сказал:
- Конечно, война это не такая веселая прогулка, как старается представить воевода Гаэрта. Я сознаю наши слабости: если мы выйдем наверх, мы ничего не будем видеть, и враги заберут нас голыми руками. Наши драконы и шестилапые в верхнем мире тоже будут слепы. Но мы и не собираемся идти
наверх, зачем нам это? Ведь не мы затеваем войну, это нам грозит правитель изумрудного города. Что же? Пусть приходят. У нас есть чем встретить неприятеля, и тут Гаэрта прав.
Элли с ужасом осознала, что Ментахо говорит совершенную истину: верхние армии ждет гибель, если они спустятся в этот чуждый, незнакомый для них мир...
Выступавшие далее ораторы поддержали Ментахо. Решение было такое: "нашествие верхних не боятся, но на всякий случай готовиться к его отражению. Фею Элли не отпускать до тех пор, пока она не расколдует священный источник. Отговоркам Элли не верить: таинственно вступив в сообщение с верхними, она доказала, что обладает волшебной силой".
А в это время наверху подготовка к великой войне шла полным ходом.
Ка

Семь подземных королей (часть 3)
455 голоcов
3 494
03.03.2009
Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий