» » » Семь подземных королей (часть 4)

Семь подземных королей (часть 4)

НЕПОНЯТНОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Элли была в отчаянии. Ультиматум Страшилы короли отвергли, значит, правитель изумрудного города начнет войну, погубит сотни, а может быть тысячи жизней только для того, чтобы освободить из неволи двух ребят. Во чтобы то ни стало, следовало отговорить Страшилу от его неразумного
решения.
Но как это сделать? О том, чтобы снова послать Тотошку, не могло быть и речи. После того как песик возвратился, его по приказу короля Ментахо засадили в железную клетку, возле которой всегда стоял часовой.
Ребята долго думали над создавшимся положением и наконец, решили: "нужно бежать Фреду. Тотошка в клетке, за Элли надзор необычайно усилился, но за Фредом почти не следят. Если Арриго даст ему свою одежду, Фред доберется до торговых ворот и уж как-нибудь сумеет выбраться из подземелья. И тогда он расскажет верхним, на какую опасность они идут".
Несколько дней прошло, прежде чем Элли удалось поговорить с Арриго наедине. После колебаний летописец согласился на дело, которое грозило ему большой опасностью, если бы тайна раскрылась.
Последние месяцы вино в пещере стало редкостью, но у Арриго хранилась бутылка на всякий случай. Ночью летописец пришел во дворец и угостил часового, охранявшего комнату Фреда, в вино Арриго подмешал сонный порошок.
Фред переоделся в костюм подземного жителя, который пришелся ему впору. Арриго загримировал его. На голове у мальчика был колпак с фосфорическим шариком.
Бегство Фреда наделало большого переполоха, но осталось неразгаданным. Часовой, проспавшийся к утру, испугался жестокой кары и поклялся, что он всю ночь не смыкал глаз и не отходил от двери пленника.
Стражу у торговых ворот Фред обманул, сказав, что послан королем Ментахо в страну жевунов с важным поручением. Его пропустили, приняв за своего, но когда дело дошло до допроса, сторожа тоже перепугались наказания и скрыли правду.
Исчезновение Фреда приписали чарам Элли, и страх перед ней еще больше возрос. Но и надзор за ней стал просто невыносимым. Две придворные дамы, королевские тетки, не отходили от девочки ни днем, ни ночью, да еще десяток шпионов толпились вокруг.
"Пускай! - Улыбалась про себя Элли. - А все-таки Фред наверху".
Фред покинул подземелье. Он не мог поверить себе, как, неужели после стольких недель томительного плена он на воле, да еще в волшебной стране?
Над ним, как и в пещере, раскидывался свод, но он не был скрыт золотистыми облаками, как внизу. Темно-синий купол неба уходил в неизмеримую даль, и из этой дали светили мириады ярких точек - звезд. И тотчас его властно охватили сладостные запахи и звуки незнакомого мира.
Дорога к поселениям жевунов пролегала лесом. По бокам ее росли невиданные высокие деревья с огромными бело-пурпурными цветами,
испускавшими резкий аромат. С ветвей взлетали зеленые, красные, синие попугайчики, спросонья болтавшие всякую чепуху. Из глубины леса доносились непонятные шорохи и шумы.
Самый воздух, дышавший ночной свежестью, напоенный запахом цветов, опьянял путника, так долго дышавшего застойным, душным запахом пещеры.
Грудь Фреда высоко поднималась, его переполнило чувство бодрости и силы.
- Подземные жители - безумцы, раз они добровольно отказываются от прелестей верхнего мира, - бормотал мальчик шагая по дороге. - Если бы они знали, как здесь хорошо...
Наконец пришелец встретил на своем пути деревню. Фреду понравились круглые домики жевунов под остроконечными крышами, но ему некогда было любоваться их архитектурой. Он вошел на крылечко первого дома и забарабанил в дверь. На пороге показался заспанный хозяин и отпрянул, увидев человека в пестрой одежде, с шариком на голове, испускавшим яркий свет.
- Кто ты такой? Что тебе нужно? - Спросил перепуганный жевун.
Меня зовут Фред канниг, я только что из подземной страны...
- Мы обменивались товарами с подземными рудокопами недавно, и следующий базарный день наступит не скоро.
Речь идет не о торговле! - Возразил Фред. - Я вырвался из плена, но там еще остается моя сестра Элли!..
- Ах, Элли? Фея убивающего домика!
Все изменилось, когда хозяин домика понял, кто перед ним. Он принялся осыпать мальчика приветствиями, но у Фреда после возбуждения наступил упадок сил. К тому же беглец не ел больше суток. Он отвечал на вопросы хозяина еле слышным голосом, а потом в изнеможении опустился на крыльцо.
Смущенный жевун поручил жене позаботиться о госте, а сам побежал будить односельчан. Через четверть часа вокруг Фреда собралась толпа маленьких мужчин и женщин в остроконечных шляпах с бубенчиками.
Подкрепившийся молоком и фруктами Фред сказал, что ему надо как можно быстрее добраться до изумрудного города.
- Я должен отговорить Страшилу и железного дровосека от войны, которую они затевают.
Услышав страшное слово "война", мягкосердечные жевуны залились слезами.
- Мы не умеем и не хотим воевать, - плакали они. - Мы все погибнем, если придет война...
- Да перестаньте же! - Воскликнул Фред. - Ведь я и сбежал из пещеры к к раз для того, что бы был мир!
Жевуны успокоились и сказали, что мир - это хорошо!!!
- Тогда проводите меня в изумрудный город, - попросил мальчик.
- Туда ведет дорога, вымощенная желтым кирпичом. - Ответили жевуны. - И это очень далекий путь. Не лучше ли вам отдохнуть несколько часов?
Фред почувствовал, что глаза у него слипаются, а ноги не шли. Хозяева уложили его в мягкую постель, и мальчик заснул глубоким сном.

ВЕСТНИК МИРА

Страшила и все остальные приняли Фреда с распростертыми объятиями, когда узнали, кто он такой, а мальчик с великим изумлением рассматривал Страшилу и железного дровосека: ведь только в волшебной стране могли существовать такие необыкновенные создания.
Еще два месяца назад, в Айвове, слушая рассказ Элли, он не мог отделаться от недоверия, - и вот пожалуйста! - Он пожимает мягкую, бессильную руку Страшилы и твердую железную руку дровосека. Страшила, разговаривая с ним, важно качает своей многодумной, набитой отрубями головой, а у дровосека бьется в железной груди тряпичное сердце и ворона Кагги-карр сидящая на спинке трона, поблескивает умными черными глазками и очень ясно, лишь немного картавя, расспрашивает его о здоровье Элли...
Мальчишке все казалось, что он спит и вот-вот проснется, но это была действительность, он стоял в тронном зале дворца, построенного Гудвином и украшенного бесчисленным множеством изумрудов, а на глазах у него были зеленые очки.
Но тут Фред Каннинг вспомнил о поручении Элли.
- Вы даже не понимаете, - горячо говорил Фред. - На какую огромную опасность вы идете! Если бы вы видели шестилапых! Один такой зверь может растерзать двадцать человек, а их там целые сотни! А эти драконы с их огромной зубатой пастью и когтистыми лапами! Как защитится от такого чудища, когда оно со свистом слетит с верху, сверкая желтым брюхом! А на них всадники с копьями и луками!...
Долго и красноречиво говорил Фред и с удовольствием видел что его слушатели начинают понимать безумие своей затеи. "
- Вот если бы подземные короли вывели свою армию наверх, это было бы другое дело, - продолжал мальчик. - Но ведь они этого не сделают. А внизу, в вечном полумраке, к которому не привыкли глаза верхних жителей, у обитателей пещеры все преимущества.
- Тогда решено! - Тряхнул соломенной головой Страшила. - Не быть войне!
И все остальные согласились с его решением.
- Но как выручить Элли. - Грустно спросил железный дровосек и чуть не заплакал, но вовремя опомнился.
Тут заговорил маленький тихий Лестар, выдающийся механик из страны мигунов.
- Насколько мне известно, подземные короли выпустили бы госпожу Элли, если бы она восстановила волшебный источник? Спросил он.
- Совершенно верно, - подтвердил Фред. - Но Элли не может этого сделать, не волшебная же она в самом деле! Да это и к лучшему, а то она еще не так бы задрала нос!
- А тут, может быть, и не надо волшебства, - хитро улыбнулся Лестар.
- Скажите юноша, вы знаете, что такое водяной насос?
Лицо Фреда побагровело от возмущения.
- У нас на ферме каждый мальчишка пользуется им каждый раз по десять раз в день. - Сердито пробурчал он.
Но лестар не смутившись, продолжал расспрашивать:
- А там внизу, в пещере, вы видели насосы?
Фред подумал.
- По-моему, нет. Водяные колеса у них есть. Они установлены в озере, в них засажены шестилапые, и когда они там бегают, воду забирают черпаки, выливают в желоба и она течет в город.
- Так, так, великолепно! - Сиял механик.
- К чему все эти расспросы, друг Лестар? - Удивился дин Гиор.
- Видите ли, - сказал старичок. - Есть у меня одна мысль. Мне думается, мы сможем освободить госпожу Элли без побоища. Только для этого надо вернуть королям чудесную воду, и мы попытаемся это сделать..
Возгласы восхищения потрясли тронный зал. Все хвалили Лестара, а он скромно улыбался.
- Не надо раньше времени радоваться, - говорил мастер. - Если эта их вода ушла не слишком глубоко, мы ее выкачаем. Только я должен приготовить длинные буры, чтобы просверлить скалу, и конечно, хороший всасывающий насос.
Лестар отправился в страну мигунов, потому что только там можно было сделать такие вещи. А Кагги-карр полетела сообщить льву, что война отменяется и что он должен распустить свои полчища.

СТРАННОЕ ПОСОЛЬСТВО

Стража охранявшая торговые ворота, услышала сильный стук. Начальник караула выглянул в окошечко. Он увидел странное зрелище. Перед воротами стояло кружком с десяток деревянных людей, и они весело молотили друг друга огромными кулачищами по спинам. Грохот мог разбудить мертвого.
- Зачем вы это делаете? - Спросил изумленный воин.
- А чтоб вы услыхали!
- Вы могли постучать в ворота.
- Ну уж у вас и ворота - пренебрежительно заметил деревянный человек.
- Сами бы ругали нас, если бы они развалились!
- Кто вы такие и что вам здесь нужно?
- Мы - дуболомы и принесли послание от правителя изумрудного города Страшилы мудрого вашим королям.
Посовещавшись, воины решили, что тут, пожалуй, нет подвоха: вряд ли десять деревянных людей смогут захватить целое государство. А если они пришли разведывать, пускай смотрят. Увидев шестилапых и драконов, они, конечно, не решаться развязать войну.
Посланцев пропустили, дали им провожатого, и дуболомы дружно зашагали по твердой дороге. Деревянные люди были приняты в тронном зале, где собрались все короли и их министры. Привели туда и Элли. Так как в этом месяце царствовал Ментахо, то он взял письмо и начал читать.
"Мы, Страшила мудрый, правитель изумрудного города, Железный дровосек, правитель фиолетовой страны, и Смелый лев, царь зверей, шлем нашим собратьям, подземным королям, сердечный привет..."
Ментахо прервал чтение и сказал:
- Мы благодарим наших верхних собратьев за привет и отвечаем им тем же. Просим это передать!
Дуболомы глупо ухмылялись.
Ментахо продолжал чтение:
"мы горестно поражены, что вы, владыки подземного царства без всякого права задерживаете у себя случайно занесенную к вам судьбой дорогую нашим сердцам фею Элли.
Но, принимая во внимание, что вами руководят важные причины, а именно, желание вернуть усыпительную воду и установить установленный столетиями порядок в вашей стране, мы отказываемся от намерения объявить вам войну и предлагаем решить дело миром. (Это очень благоразумное предложение, - заметил в скобках Ментахо) мы, жители верхнего мира, - наследники великого Гудвина, и к нам перешли многие из его тайных знаний.
Нам думается, что если Элли одна не смогла расколдовать чудесный источник, то в сотрудничестве с нами это ей удастся!"
Чтеца прервала буря аплодисментов. Элли стояла робкая и смущенная. "На что они рассчитывают? - Думала она. - Это огромное заблуждение со стороны Страшилы. Они ничего не сделают, и мы останемся здесь пленниками.
Когда зал смолк, Ментахо закончил чтение письма. Его содержание успокоило Элли.
"Но если враждебные силы окажутся более могущественными и вернуть усыпительную воду нам не удастся, вы не будете чинить нам препятствий к возвращению наверх. Что же касается судьбы Элли, мы ее тогда решим на общем совете. Чтобы заверить вас в наших добрых чувствах, мы посылаем вам
подарок. В тот час, когда вы читаете наше послание, ко входу в пещеру подходит караван из 500 работников, которые несут вам муку, масло, сыр, фрукты, мед, вино..."
На этот раз гром оваций превзошел все, что когда-либо бывало в этом зале. Эти овации были понятны. Съестные припасы в пещере, даже и те, что были куплены в последний раз, подошли к концу, и не только простым людям, но и королевским дворам через 3 - 4 дня угрожал голод.
Ментахо с чувством прочитал подписи:
"Страшила мудрый, Железный дровосек, Смелый лев. А за них по неграмотности приложил руку Фаромант".
Страж ворот хорошо умел писать послания!
У Элли на глазах блестели слезы радости.
"Как добры и великодушны мои друзья, - думала она. - И если даже им не удастся их смелое предприятие, если они не выручат меня из подземелья, я, по крайней мере, увижу их..."
Короли и вельможи окружили дуболомов, рассматривали их, упали, хлопали по плечу, по спине.
- Да, - глубокомысленно заключил король Эльяно, - Урфин Джюс был великий волшебник. Сумел оживить таких болванов!
- Но Элли победила его, - заметил король Ментахо. - Значит, она еще более сильная фея. Жаль только, что она из-за какого-то каприза отказывается расколдовать священный источник!
Дуболомам была вручена подписанная семью королями охранная грамота для Страшилы, дровосека, льва и всех сопровождающих лиц, им обещалась безопасность во время пребывания в пещере и беспрепятственное возвращение наверх.
А министров продовольствия уже не было в зале: они побежали собирать носильщиков, чтобы идти за грузом продуктов, щедрым даром верхнего мира.
Нет нужды говорить, что сразу же после этого собрания Тотошка получил свободу.

ЭЛЛИ ВНОВЬ ВСТРЕЧАЕТСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Прошло дней двенадцать, и воин, прилетевший на драконе от торговых ворот, возвестил, что правители волшебной страны вошли в пещеру с большой свитой.
Тотчас же по все стране побежали и полетели гонцы с приказами:
"всему населению принять участие в торжественной встрече высоких гостей. Все работы в поле и на заводах прекратить, кроме выплавки метала в литейных мастерских, жителям в праздничных одеждах собираться у дороги, ведущей к городу от торговых ворот. Шестилапых загнать в стойла и крепко привязать, чтобы какой-нибудь не вырвался и не наделал переполоха. Стражам на драконах описывать над процессией круги почета, но не спускаться слишком низко".
Повсюду начался веселый гомон. Люди надевали лучшие одежды и самые чистые колпаки и радостно спешили встречать великодушных пришельцев из верхнего мира.
Город семи владык опустел. Там остались только калеки и дряхлые старики. Короли, министры, придворные в пышных одеяния всех цветов радуги шли навстречу гостям стройной колонной под звуки оркестра и грохот барабанов. Во главе этой колонны была Элли с Тотошкой на руках. Тысячи
зрителей растянулись на целые мили по обеим сторонам дороги. Они махали руками и шапками, весело выкрикивали слова приветствий...
И вот показались гости. Впереди шагали в ногу шесть дуболомов (осталась солдатская выправка!). Первый из них держал букет цветов. Затем четверо несли носилки, на которых важно восседал Страшила, благосклонно кланяясь направо и налево. За носилками следовало тридцать красивых девушек и юношей, учащихся танцевальной школы, с огромными букетами цветов в руках. Ими распоряжался учитель танцев Лан Пирот, бывший генерал. Он принимал неотразимо изящные позы и время от времени пританцовывал к большому восторгу зрителей.
Далее величаво шествовал лев с Фредом Канингом на спине. Мальчишка был необычайно горд и ни за какие блага на свете не уступил бы своего места. Какому из его знакомых ребят приходилось участвовать в такой удивительной процессии и ехать на льве? Вот будет рассказов в Айвове! И
наверное, ему тоже не будут верить, как он не верил Элли.
Железный дровосек, заново отполированный и смазанный, с блестящей золотой масленкой у пояса, нес на плече блестящий золотой топор. На голове дровосека сидела ворона Кагги-карр в красивых золотых браслетиках на лапках. Одним словом, каждый из наших героев, отправляясь в поземный мир, принарядился как мог.
Далее, держась за руки, шли в ряд Дин Гиор, Фарамант и Лестар. Борода Дин Гиора, заплетенная в пряди и спускавшаяся до самой земли, произвела на обитателей пещеры огромное впечатление.
Несколько десятков жевунов несли новые подарки: тюки с одеждой и обувью, корзины с игрушками, катили детские коляски. Их голубые остроконечные шляпы равномерно покачивались в такт ходьбе и подвешенные под ними бубенчики мелодично звенели.
Шествие замыкали дуболомы, нагруженные рычагами, колесами, сверлами, трубами... За порядком среди них следили мастера из фиолетовой страны.
Все это шествие произвело неизгладимое впечатление на жителей пещеры: это было какое-то светлое, сияющее видение из верхнего мира, точно захватившее с собой в подземелье блеск солнечных лучей, прозрачность воздуха, голубизну неба...
Когда две торжественные процессии встретились и высокий величественный король Ментахо поднял руку и приготовился произнести торжественную речь, Элли нарушила весь церемониал. Завизжав от восторга, она выбежала из рядов и сломя голову бросилась к носилкам Страшилы.
Дуболомы вмиг образовали лестницу, и девочка оказалась в объятиях своего доброго старого друга. Она гладила его милое разрисованное лицо, целовала его в щеки, а Страшила в восторге восклицал:
- Эй-гей-гей-го! Я снова-снова-снова с Элли! Эй-гей-гейгей-го!..
Впрочем, он скоро опомнился и боязливо закрыл рот рукой: не полагалось знатной особе вести себя так легкомысленно.
А тут к носилкам подоспели Железный дровосек, Фред Каннинг, Смелый лев, Дин Гиор, Фарамант... Началась веселая суматоха. Элли и Тотошка переходили из рук в руки, и король Ментахо с горечью понял, что ему не придется блеснуть ораторским искусством. Он наскоро сказал несколько любезных фраз и получил ответные приветствия Страшилы, Дровосека и Льва - правящих особ своей страны.
Потом все смешались и веселой гурьбой повалили в город семи владык.
Элли ехала на спине льва, а рядом с ней шел Фред и рассказывал о своих приключениях с того момента, когда он ночью, переодетый, вышел из сонного дворца.
Но его поминутно перебывал дровосек, предлагавший Элли послушать, как сильно и радостно бьется его сердце с того момента, как он ее увидал.
По временам и лев поворачивал голову и вставлял несколько словечек о том, как он собрал, а потом распустил могучее войско, и Кагги-карр ссорилась с Тотошкой из-за того, кому сидеть на руках у Элли, и была страшная суматоха, и все были очень довольны...



МЕХАНИЧЕСКОЕ ВОЛШЕБСТВО

В честь знатных гостей семь подземных владык задали великолепный пир.
На пиру был показан балет: юноши и девушки из танцевальной академии Лана Пирота проявили чудеса искусства и заслужили всеобщее одобрение. Кстати сказать, юных артистов на другой же день отправили домой: пребывание в пещере могло подорвать их неокрепшее здоровье. С ними ушли жевуны, которые принесли подарки подземным жителям. Маленькие человечки всего одни сутки пробыли в пещере, но на всю жизнь остался в их душе страх перед мрачно-таинственными и величественными ее чудесами.
И хозяева и гости после пира спали очень долго, конечно, за исключением железного дровосека и Страшилы: те никогда не спали.
Только Лестар встал рано и принялся за дело. Еще накануне он познакомился с хранителем времени Ружеро и долго с ним разговаривал.
Лестар и Ружеро понравились друг другу и между ними сразу возникла приязнь. На утро после пира Лестар разыскал Ружеро и попросил проводить его в священную пещеру. Два новых друга шли и беседовали, а за ними дуболомы под присмотром мастеров тащили трубы, рычаги и блоки.
Из беседы Лестар понял, что хранитель времени не очень верит в то, что усыпительную воду можно вернуть с помощью колдовства. Мастер видел, как Ружеро хитро поглядывал на всю сложную механику, которую несли деревянные люди, и, усмехаясь, приговаривал:
- Да, конечно, с такими приспособлениями дело пойдет лучше, и подземный дух, пожалуй, отступит. А то у бедняжки Элли были одни только заклинания. А что такое заклинания? Одни простые слова.
- Почтенный Ружеро, я вижу, вы проницательный человек, - сказал Лестар. - Но, я думаю, не стоит внушать подобные мысли семи королям.
- Я и сам так думаю, почтенный Лестар, - согласился хранитель времени. - Ведь не все то, что говорится между друзьями, годится для ушей их величеств.
Старики, довольные друг другом, продолжали путь.
В священной пещере Лестар занялся серьезными исследованиями. Приказав дуболомам соблюдать тишину, он прикладывал ухо к земле в разных местах, стараясь расслышать шум подземных вод. Он держал над щелями в скале зеркальце, чтобы уловить на нем следы испарений.
Долго продолжалась его работа, а в это время Ружеро сидел на камне и отдыхал от долгого пути. Потом лестар подошел к нему.
- Ну как, дорогой друг? - Спросил Ружеро.
- Надежда есть, - но колдовство будет долгое и трудное. – Осторожно отвечал мастер.
Для начала дуболомы под руководством Лестара и других Мигунов разровняли площадку близ бассейна и установили основание для бурильного аппарата. В их сильных руках работа так и кипела, они без натуги ворочали огромные камни.
- Хорошее наследство вам осталось после Урфин Джюса. - Смеясь, сказал Ружеро.
- Да, жаловаться не приходится, - согласился лестар. - Но заметьте, они стали послушными работниками лишь после того, как им вырезали новые лица. А это было сделано по замыслу Страшилы.
Компания вернулась в город только к вечеру. А там уже затевался новый пир. Это Страшила по правилам дипломатического этикета готовил королям ответное угощение из продуктов, которые принесли с собой его люди.
Прошло несколько дней. Между городом семи владык и священной пещерой установилось постоянное сообщение. Дуболомы, мигуны и подземные металлисты постоянно сновали туда и сюда, перенося части машин и необходимые материалы. Но королям, придворным и шпионам вход в священную пещеру был запрещен. По настоянию Лестара Элли сказала семи королям, что там обитает страшный дух, по имени великий механик, и победить этого духа можно только механическим волшебством. А при механическом волшебстве посторонним присутствовать крайне опасно, это может повлиять на рассудок.
Зато присутствие Элли при подготовке механического волшебства было объявлено обязательным, и она проводила там целые дни. Священную пещеру нельзя было осквернять отправлением обычных житейских потребностей – едой сном, и потому лагерь для работников устроили в одной из соседних пещер.
Туда принесли постели и устроили очаг для приготовления пищи.
Но для Элли как для феи, было сделано исключение. Дуболомы построили для нее в священной пещере уютный домик, где было самое необходимое: кровать, обеденный столик, шкафчик для платьев (Страшила привез ей целую дюжину!) И все прочее. Там Элли, утомившись от шума работ, проводила с Тотошкой часы отдыха.
А работы шли полным ходом. Жужжали бурава, вгрызаясь в плотную породу. Мастера мигуны свинчивали трубы для насосов и пригоняли клапаны.
Любопытный Фред был повсюду: то он передавал какое-нибудь приказание Лестара, то тащил слесарю нужную деталь, то присматривался к работе бурильщиков. Мальчишка был наверху блаженства: мог ли он раньше думать, что ему доведется испытывать такие необыкновенные приключения?..
Но Страшила, железный дровосек и лев не показывались в лабиринте: сырой климат в пещере оказался вреден для них.
После нескольких дней пребывания в подземелье Страшила почувствовал себя очень плохо. Двигался он с трудом, потому что солома отяжелела от сырости, а просушиться было негде. В пещере готовили на маленьких печурках, откуда огонь не мог пробраться наружу и обеспокоить слабые глаза подземных жителей. Печурки совсем не грели окружающий воздух.
Еще хуже дело обстояло с удивительными мозгами Страшилы. Отруби, которыми была набита его голова, тоже отсырели, а примешанные к ним иголки и булавки заржавели. От этого Страшилу мучили головные боли, и он начал забывать самые простые слова.
И даже черты лица Страшилы стали изменяться, потому что акварельные краски, которыми оно было раскрашено, растворялись и подтекали.
Обеспокоенный Фарамант вызвал к правителю врача. Пришел Бориль, потомок того самого Бориля, при котором произошло первое усыпление.
Кругленький и самодовольный, как его прапрадед, доктор осмотрел знатного пациента.
- Гм, гм, плохо, - у вашего превосходительства начинается весьма опасная болезнь - водянка. Лучшее лечение - солнечное тепло и свет.
- Я не могу ославить... То есть оставить здесь Элли. – Глухо проговорил Страшила.
- Тогда... - Врач подумал. - Тогда для вашего превосходительства лечебницей могла бы послужить литейная мастерская. Я полагаю, что в ее теплом сухом воздухе вы поправитесь.
Страшилу отнесли в мастерскую и устроили в укромном уголке, где он никому не мешал и где его не беспокоили рабочие. Находившийся при правителе в роли сиделки Фарамант убедился, что ни одна искра из печи не может попасть на Страшилу. Случись такое, больной вместо излечения нашел
бы гибель.
В сухом и жарком заводском воздухе от Страшилы в первые дни валил густой пар, а затем его здоровье начало поправляться удивительно быстро.
Руки и ноги его наливались силой, а в мозгах появилась ясность.
Худо было и с дровосеком. Сырость пронизывала его железные суставы, и они начали ржаветь. И эта ржавчина пещеры была какая-то въедливая, от нее не спасала даже усиленная смазка. Скоро золотая масленка дровосека опустела, и при движениях все его члены скрипели. Челюсти не двигались, бедняга тщетно пытался открыть рот: он онемел. Дровосек превратился в инвалида.
Дин Гиор пригласил к нему доктора Робиля. Врач сказал:
- Что бы его сиятельство (а может быть, стоит сказать его бывшее сиятельство?) Не развалилось в самые ближайшие дни, его надо поместить в бочку с маслом. Это для него единственное спасение.
К счастью, в последнем транспорте провизии оказалось достаточно растительного масла, и железного дровосека погрузили туда так, что над поверхностью виднелась только воронка, заменявшая ему шапку.
А чтобы дровосек не скучал, рядом с ним на стуле сидел длиннобородый солдат и рассказывал ему разные занимательные истории из своего прошлого, когда он еще служил привратником у Гудвина.
Для прогулок дровосек иногда вылезал из бочки на часок другой и отправлялся проведать Страшилу или льва. Могучему льву, свободному сыну лесов, в пещере тоже пришлось плохо: царь зверей заболел бронхитом. Бориль прописал ему порошки, и скоро вся аптека была опустошена: легко себе представить, какие дозы лекарства требуются льву! А когда лев съел все порошки, он принялся за бумажки в которые они были завернуты.
Итак, с друзьями Элли не все было благополучно, и это заставляло Лестара торопиться изо всех сил с подготовкой механического волшебства.



ДЛЯ ЧЕГО МОГУТ ПРИГОДИТЬСЯ БРИЛЛИАНТЫ

Не только правителям волшебной страны и царю зверей приходилось плохо в пещере. Пришедшие с ними тоже переживали трудные дни. Вечный сумрак подземелья, осенние краски природы, влажная атмосфера и на людей действовали угнетающе. Ими овладела тоска по родине, по голубому небу и сверкающему солнышку, по веселому пенью птиц на ветках деревьев, по шелесту ветра в рощах.
И даже дуболомы, эти сильные и выносливые деревянные создания, чувствовали, что их руки и ноги, разбухающие от сырости, уже не так хорошо повинуются им, как прежде.
Лестар ускорял работу. В краткие часы отдыха старшего мастера его заменяли помощники, и по-прежнему визжали буры и скрипели блоки, стучали молотки. Чудесная вода, как видно, ушла значительно глубже, чем предполагал главный мастер, но вот наконец почувствовалось ее присутствие
в недрах земли. Затупленные буры, которые нужно было заменить новыми, стали появляться из скважины влажными. Лестар строго наказал людям не касаться этой воды, но однажды, когда они вернулись в священную пещеру после обеденного перерыва, то увидели возле недавно вынутого бура десятка два мышей. Мыши лежали кверху лапками и спали волшебным сном! Они слизали с бура капельки усыпительной воды.
Мыши проспали всего несколько часов, а предосторожности при работе удвоились.
И вот пришел счастливый момент, когда чудесная вода мощной струей хлынула в заранее приготовленный бассейн. Лестар и его помощники, Элли и Фред собрались вокруг и с почтительным любопытством долго смотрели, как бурля и сверкая синеватым светом и выпуская из себя шипящие пузырьки, льется усыпительная вода.
Потом каждый занялся своим делом. Элли сидела возле домика и играла одним из бриллиантов. Эти переливающиеся всеми цветами радуги камешки, которые они с Фредом добыли в одном из гротов, ужасно нравились девочке.
Она любовалась блеском алмаза, то приближая его к глазам, то отдаляла, подбрасывала на ладони... Увлеченная этим нехитрым занятием, Элли не замечала, что делается в пещере, как вдруг Тотошка, лежавший у нее на коленях, потянулся, широко зевнул и... Уснул.
Удивленная Элли осмотрелась. То, что она увидела, поразило ее. Фред Каннинг спал в самой неудобной позе среди камней. Лестар и его помощники, охваченные неодолимой сонливостью, опускались на пол пещеры, кто где стоял.
В мгновенье ока Элли поняла:
"опасность!!! Чудесная голубая вода усыпляет своими испарениями!"
Она подбежала к глупо ухмыляющимся дуболомам, молча глазевшими на происходившее и приказала:
- Скорей, скорей! Берите людей и уносите отсюда!
Всех спящих немедленно перенесли в комнату отдыха и уложили на постели. Элли в смертельной тревоге села возле Фреда и сидела до тех пор, пока ее саму не сморил сон, к счастью нормальный.
Спящие проспали целые сутки и очнулись невинными младенцами. Элли растерялась:
- Что с ними делать?
Потом девочка послала деревянного бригадира Арума в пещеру за Дином Гиором и Фарамантом, приказав ему вызвать их по секрету и никому ничего не говорить.
А сама она занялась Фредом, накормила его с ложечки кашкой и стала учить разговаривать. Должно быть пары волшебной воды не успели сильно подействовать на мозг Фреда, потому что через час он уже улыбнулся и сказал "мама", а потом стащил с тумбочки бриллиант и засунул в рот.
- Но-но, еще подавишься! - Прикрикнула Элли и отобрала опасную игрушку.
Через несколько часов пришли встревоженные неожиданным вызовом Фарамант и Дин Гиор. Услышав рассказ девочки о случившемся, ее друзья не могли понять, почему все заснули, а Элли нет. Фарамант начал придирчиво расспрашивать Элли, что она делала в то время, как остальные работали. И когда наконец выяснилось, что девочка играла с алмазом, страж ворот облегченно вздохнул и сказал:
- Ну, этот алмаз и оказался тем талисманом, который уберег тебя.
- А что такое талисман? - Спросила Элли.
- Это вещь, предохраняющая человека от беды. - Разъяснил Фарамант.
И все трое порадовались тому, что девочка именно в это время вздумала заняться бриллиантом. Что, если бы она заснула вместе с прочими? Все они могли бы лежать в очарованном сне очень долго, пока бестолковые дуболомы догадались бы что-нибудь предпринять.
Фарамант и Дин Гиор занялись воспитанием Лестара и прочих мигунов, а Элли проводила время около Фреда и Тотошки.
От семи королей происшествие удалось скрыть. Когда Лестар пришел в себя, он послал дуболомов выпустить чудесную воду из бассейна через специальный кран. А потом отправился с докладом к Страшиле.
В сухом воздухе литейной правитель изумрудного города чувствовал себя превосходно, и в его голове копошились гениальные мысли. Об этих мыслях он никому даже не говорил, потому что только один мог понять. Во время доклада Лестара, Страшиле в его мудрую голову пришла такая идея, что он подпрыгнул от восторга и приказал мастеру немедленно призвать к нему хранителя времени Ружеро.
Приветствовав Ружеро, Страшила спросил его:
- Скажите, друг, та ли уж сильно нужны вам семь королей и весь этот сброд, который около них собрался и который вам приходиться кормить?
Ружеро, подумав, ответил:
- По-правде говоря, особой нужды в них нет. Но народ привык... И потом каждый король и вся его свита спали шесть месяцев из семи.
- А в седьмой пировали за счет простых людей!
- Это правда. - Смущенно согласился Ружеро.
Так почему бы вам не усыпить всю эту компанию целиком? Спросил Страшила.
- Всех семь королей?! - Воскликнул Ружеро. - Это великая мысль! Но...
Вот беда: ведь они догадаются, что здесь скрыт злой умысел, и не согласятся.
- А если усыпить их так, чтобы они об этом не подозревали ?
- Это трудно, - сказал Ружеро. - Сейчас царствует Ментахо, он очень умен и проницателен.
- Мы усыпим и его, и ум ему не поможет. Лестар, дружочек, расскажи, что случилось с вами в пещере.
Услышав рассказ о том, как люди уснули от испарений волшебной воды, Ружеро воскликнул:
- Это совершенно меняет дело! Мы соберем туда всю эту ораву, и пусть их незаметно одолеет волшебный сон. Но вот еще трудность, ведь мы, устроители этого дела, тоже заснем вместе с ними. А если мы не явимся, это будет выглядеть подозрительно.
- Не беспокойтесь, - сказал Лестар. - У нас есть на этот случай талисманы. - И он поведал хранителю времени о действии алмазов.
Ружеро пришел в восторг.
- Итак решено! Мы усыпим всех этих дармоедов, и страна вздохнет свободно.
- А потом? - Спросил Страшила.
- Что - потом?
- Когда они проснуться?
- Если они останутся близ источника, они не проснуться. – Возразил Ружеро.
- Но позвольте, мой друг, - веско молвил Страшила, - это же будет самое настоящее убийство!
- Простите ваше превосходительство, я об этом не подумал. Придется перенести их в радужный дворец, и пусть спят в своих кладовых.
- А потом? - Снова настойчиво спросил Страшила.
- Что - потом? - Раздраженно спросил Ружеро. Да ведь когда-нибудь они проснуться!
- А мы снова дадим им воды, - неуверенно сказал хранитель времени.
- Так уж лучше оставьте их умирать в священной пещере, - насмешливо воскликнул Страшила. - Это будет скорее, и вам меньше хлопот.
- Ваше превосходительство, объяснитесь, я вас не понимаю, - Взмолился Ружеро. - Ваши мысли слишком глубоки для меня, ведь недаром жители изумрудного города назвали вас трижды премудрым!
- А вы об этом слыхали? - Благосклонно улыбнулся Страшила.
- Хорошо я вам объясню свою идею. После волшебного сна люди просыпаются подобные новорожденным младенцам, - не так ли?
- Да!
- Их снова воспитывают в течение нескольких дней и напоминают все, что они знали, но позабыли?
- Да!
- Так кто же вам мешает внушить тому же королю Ментахо, когда он проснется, что до своего очарованного сна он был не королем, а кузнецом, или слесарем, или пахарем, и научить его основам нового ремесла?
Если бы молния ударила у ног Ружеро, он не был бы так поражен. На лице хранителя времени появилась сияющая улыбка.
- Ваше превосходительство, вы - самый великий мудрец в мире! - Воскликнул он.
- Ну, это давно всем известно. - Скромно ответил Страшила.



СЕМЬ ХИТРЫХ ЗАМЫСЛОВ

Радость Ружеро длилась недолго. Один из придворных передал хранителю времени, что его желает видеть король Ментахо.
Ружеро явился в назначенный час. Король провел его в маленькую комнату, плотно притворил дверь. По этим предосторожностям Ружеро понял, что разговор будет секретный.
Ментахо усадил посетителя в мягкое кресло, сам поместился напротив.
- Как вы поживаете, дорогой друг мой? - Любезно начал король. - Кажется, у вас сейчас много хлопот?
- Очень много. - Подтвердил Ружеро.
- Вы должны беречь свое драгоценное здоровье и часть ваших забот возложить на других. - Продолжал Ментахо необычайно ласковым тоном.
Это заставило хранителя времени насторожиться. Никогда еще Ментахо с ним так не разговаривал.
- Осторожно, Ружеро. - Сказал сам себе сторож. - Король хочет добиться от тебя чего-то очень важного".
- Да, кстати, - как бы вскользь бросил Ментахо. - Я слыхал, что расколдование священного источника подходит к концу?
- Вы не ошибаетесь, ваше величество!
- И вот в связи с этим мне пришла в голову одна забавная мысль, - нервно захихикал Ментахо. - Не знаю, одобрите ли вы ее, мой дорогой друг?
- Говорите, ваше величество!
- Первая очередь спать моя, - продолжал король. - Но, по правде говоря, за последние месяцы я убедился, что волшебный сон не такая уж хорошая вещь и что жизнь гораздо интереснее, особенно когда ты - король.
- Тогда оставайтесь королем. - Сдержанно молвил Ружеро.
- Да, но король царствующий и король, ждущий своей очереди царствовать - это же совсем разное!
- Я не понимаю вашей мысли, объяснитесь прямее.
И Ментахо заговорил напрямик:
- Я устрою пир для своих собратьев и их придворных. В вино, которое будет им подаваться, мы добавим усыпительной (желательно побольше!) И пусть вся эта компания заснет очарованным сном!..
Заметив удивление собеседника, король сухо спросил:
- Вам не нравится мой замысел? Быть может, вы думаете, что кто-нибудь другой из королей способен управлять государством лучше меня?
Ружеро подумал:
"если я не соглашусь, Ментахо найдет себе других помощников, и нам всем будет грозить опасность".
И он выразил полное согласие с планом короля. Тот расцвел и начал обещать Ружеро всякие блага:
- Вы станете первым в стране после меня, я построю вам дом не хуже радужного дворца!..
- Я не нуждаюсь в наградах, ваше величество, - сказал Ружеро. - Положитесь на меня, все будет сделано.
- Но никому ни слова, особенно Элли и всем прочим верхним жителям!
- Полная тайна! - Заверил Ружеро. - Но вы сами ничего не предпринимайте, этим можно испортить дело. Когда наступит время действовать, вы будете предупреждены.
Он распрощался с королем Ментахо, а на следующий день его пригласил к себе король Барбедо.
Толстый лысый Барбедо совсем не походил на статного Ментахо с красивым лицом и благосклонной улыбкой. Но когда он провел хранителя времени в свой кабинет и тщательно захлопнул дверь, что-то в повадках Барбедо было очень похоже на Ментахо, это сразу бросилось в глаза проницательному Ружеро.
"Ну, тут дело тоже не чисто..." - Подумал он.
Король начал разговор издалека, но Ружеро понял его сразу. И он ничуть не удивился, когда Барбедо после долгих подходов предложил ему усыпить всех его соперников, чтобы он, Барбедо, мог царствовать один столько времени, сколько отведет ему судьба, а потом пусть на престол вступит его старший сын. А те, прочие? Ну, пусть себе спят с миром, ведь во сне у них не будет ни забот, ни тревог...
- Согласитесь, дорогой друг, - сладко пел Барбедо. - Что для нашей страны вечная смена королей - сущее несчастье. От этого так страдает наш добрый народ... (Толстяк даже пустил слезу). И конечно, тот, кому первому в голову пришла счастливая мысль покончить со всей этой неурядицей, тот и
заслуживает право воспользоваться ее плодами... ("Если бы ты был первый" - насмешливо подумал Ружеро). А вас, мой дорогой хранитель, я осыплю алмазами и изумрудами, вы станете первым богачом в стране.
Конечно, и ему Ружеро дал согласие привести в исполнение его коварный замысел и попросил ничего не предпринимать без его ведома.
Возвращаясь к себе, Ружеро думал: "интересно, что будет дальше? Всего два хитреца нашлись среди
подземных владык? Кончится ли этим дело?"
Увы, дело не кончилось, хранителя времени вызывали к себе и вели с ним тайные разговоры король Эльяна, Карото, Ламенто. Даже дряхлый Арбусто и тот додумался устранить своих соперников и царствовать единолично.
- Мне не долго осталось жить, - шамкал девяностолетний Арбусто. - И я не могу тратить время на сон. Пусть хоть два-три года, но я должен один побыть властителем нашей страны...
- А шестнадцатилетний Бубала повторял слова своего наставника:
- Я моложе всех, значит буду править государством очень долго и за свое царствование совершу много славных дел.
Даже вдовствующая королева Руффида, мать грудного младенца Тевальто, и та явилась к Ружеро хлопотать в пользу своего сына (это, между прочим, доказывает, что в изобретении разных хитростей женский ум не уступает мужскому).
Всем хитрецам Ружеро обещал помощь, и все они остались очень довольны разговором с ним, все обещали ему всевозможные блага.
Понятно, Страшила и Элли узнали об этих коварных замыслах. Дровосеку, сидевшему в бочке с маслом, было не до того, чтобы разрушать чужие заговоры, а больному льву опротивела жизнь, хотя он из любви к Элли не уходил наверх.
Ружеро поспешил к правителю изумрудного города сразу же после свидания с королем Ментахо. Страшила одобрил его притворное согласие и советовал тянуть время, пока не будут совершенно закончены работы в священной пещере. Второй визит Ружеро меньше удивил соломенного мудреца, а
потом он уж и удивляться перестал.
- Все короли - и под землей и наверху - одинаково коварные и жестокие люди. - Говорил Страшила. - Вы только подумайте, всем им, начиная от молокососа Бубалы до старого престарого Арбусто, всем пришла в голову одна и та же мысль - отделаться от своих родичей-соперников, чтобы целиком захватить власть. И вы знаете, почтенный Ружеро, я ничуть не сомневаюсь, что каждый уморил бы свою родню в очарованном сне.
- Я в этом вполне уверен - подтвердил Ружеро.
- Но почему у них у всех такие сходные желания? - Продолжал Страшила.
- Да просто их ослепляет величие королевской власти, которую они не хотят делить с другими. Я очень рад, что мне пришла в голову мысль перевоспитать их. И я уверен, что, когда это будет сделано, они окажутся неплохими людьми.



ВЕЛИКОЕ УСЫПЛЕНИЕ

По пещере разнеслась весть: колдовство Элли и ее друзей подходит к концу и скоро великий механик будет побежден. Это сообщение вызвало среди королей ликование: ведь каждый из них рассчитывал отделаться от соперников и стать единовластным правителем.
Вскоре был назначен день и час совершения чуда. Распорядители торжества хранитель времени Ружеро и летописец Арриго объявили, что при этом могут присутствовать все желающие, но только из числа тех, кто когда-либо подвергался усыплению. За исполнением этого требования приказывалось строго следить, так как его нарушение могло привести к провалу всего дела.
Было также объявлено, что опоздавшие не будут допускаться в священную пещеру. Понятно, что после такого предупреждения задолго до начала все любопытные были на месте. Пришли короли с женами и детьми, министры и советники, главноуправляющие и просто управляющие, лакеи всех рангов,
королевские стражи и шпионы...
Дуболомы построили вокруг бассейна каменные скамьи, расположив их обширным амфитеатром. В первом почетном ряду расположились короли с семьями, далее сидели министры, советники публика попроще стояла сзади на ногах.
Сотни фосфорических светильников на головных уборах приглашенных освещали пещеру мягким светом без теней: все был видно даже в дальних углах.
У самого края бассейна возвышалась трибуна для ораторов никогда еще недра земли не таили в себе такого внушительного зрелища. Королевские дворы разместились по секторам, как это было в обычае на большом совете. И казалось, сама семицветная сияющая радуга чистейших красок спустилась с
неба и заиграла всеми своими оттенками...
Вокруг бассейна на равных расстояниях стояли дуболомы, заново окрашенные ради праздника.
На трибуну поднялась Элли с беленькой палочкой в руках. На этот раз с ней не было Тотошки: песика оставили в комнате отдыха под присмотром одного из мигунов.
Позади Элли стояли Фред Каннинг, мастер Лестар, летописец Арриго и хранитель времени Ружеро. Все они, как и Элли, что-то сжимали в кулаках.
Элли заговорила звонким ясным голосом хорошо слышным по всей пещере:
- Ваши величества, и вы, граждане подземной страны! Чтобы вернуть исчезнувшую усыпительную воду, нам пришлось проделать долгую, трудную и опасную работу... Да, опасную, потому что при малейшей нашей оплошности дух пещеры, уже раздраженный опрометчивым поступком Руфа Билана, мог жестоко расправиться с нами. - Среди слушателей прокатился шепоток страха.
- Но мы действовали разумно и по системе...
Что такое система, никто из присутствующих не знал. Не знала и сама Элли. Это Лестар научил девочку сказать такое слово, и оно вызвало большое уважение к оратору.
Элли продолжала:
- И сейчас мы уверены в успехе. - Она взмахнула палочкой и начала говорить заклинание: - баррамба, маррамба, тарики, варики, купорос, шафорос, барики, шарики! Грозный дух, великий механик, удались в самые глубокие недра земли и отдай нам свое сокровище - усыпительную воду!
Элли трижды топнула ногой об пол, и после третьего удара где-то в глубине послышался глухой шум и рев (этот театральный эффект был искусно подготовлен Лестаром).
Побледневшие от ужаса зрители чуть не попадали в обморок, но в это время из большой трубы хлынула в бассейн ослепительная струя воды!
Дикий многоголосый вопль огласил пещеру.
- Она! Это она! - Кричали обезумевшие от радости люди. - Я узнаю ее по синеватому блеску! А я по шипению вылетающих из нее пузырьков! А я по запаху!..
Когда волнение успокоилось, на трибуну вышел Ружеро. Речь его продолжалась около получаса. Он рассказал древнюю историю о том, как впервые была обнаружена чудесная вода, как хранитель времени Беллино придумал усыплять королей на время их междуцарствования и как этот порядок мирно длился в течении столетий. Речь была порядком скучная, и некоторые слушатели начали всхрапывать. Но конец речи заставил их встрепенуться.
Ружеро сказал:
- Раньше усыпительная вода появлялась из недр земли только раз в месяц и скоро уходила обратно: такова была воля великого механика. Но волшебное искусство феи Элли и ее друзей оказалось сильнее, теперь чудесный напиток в нашем распоряжении круглый год, и мы сможем усыплять желающих в любое время и на любой срок!
Каждый из королей подумал, что этот намек обращен к нему, говорит о скором выполнении его коварного замысла, и все они приосанились.
Ружеро спустился с трибуны, по-прежнему зажимая в руке какой-то маленький предмет. Хранителя времени сменил следующий оратор, король Ментахо. Слушатели приуныли: Ментахо страшно любил поговорить.
И действительно, он начал издалека. Отдавая дань высоким уважаемым гостям, король стал рассказывать историю Страшилы, которую слышал от него самого, потом перешел к истории железного дровосека и уже собрался говорить о льве, как вдруг стал зевать. Он успел шагнуть на свое место и тут же заснул волшебным сном. И почти в одно и то же время заснули все присутствующие в пещере, все, кроме Элли, Фреда, Лестара, Ружеро и Арриго.
Они зажимали в кулаках бриллианты, и это спасло их от испарений усыпительной воды. И конечно, не заснули дуболомы: они глупо таращили свои пуговичные глаза, не понимая, что происходит.
Так шесть королей и королева попали в ловушку, которую расставляли друг другу.
Зрители, сидевшие на скамейках в амфитеатре, уснули с удобством: они склонились друг к другу на плечо или на грудь. Зато лакеи, солдаты, шпионы, стоявшие позади, попадали кто куда попало, и там картина напоминала поле битвы, усеянное телами бойцов.
Элли и прочие с бриллиантами в кулаках поспешили оставить священную пещеру. Бриллианты бриллиантами, но все пятеро уже начали чувствовать какую-то истому, предшествующую сну. Однако на воле все сразу прошло.
В пещере остались дуболомы, которым усыпительная вода была нипочем.
Их бригадиры Арум и Бефар получили приказ заняться переноской уснувших в радужный дворец.
По мысли Страшилы и лестара спящих надо было уносить не сразу, а небольшими партиями через сутки одну после другой. Тогда они и просыпаться станут партиями, через неделю-две, и воспитатели успеют с ними управиться.
Так в стране подземных рудокопов совершился самый большой переворот в ее истории.



ПЕРЕВОСПИТАНИЕ

В стране жевунов, неподалеку от входа в пещеру на чудесной лужайке у серебристого ручья стояло несколько шатров. В них жили Элли и ее друзья, возвратившиеся из подземелья.
Впрочем, в шатрах они проводили только ночное время, а днем нежились на мягкой травке под тенью фруктовых деревьев.
- В литейной мастерской хорошо, тепло и сухо, - разглагольствовал Страшила, подставляя солнышку соломенные бока. - А все-таки на родине лучше. Ведь та ферма, где меня сделали, недалеко отсюда. Не так уж давно это было, а мне кажется, что с тех пор прошли целые века.
- Здесь почти также хорошо, как в моем родном лесу, - говорил лев, сразу исцелившийся наверху от бронхита. - Но все же тут чего то недостает...
- Знаю, чего тебе недостает, - смеялась Элли, играя его жесткими усами и дуя ему в нос, от чего лев жмурился и чихал. - О царских почестях соскучился, честолюбец!
Фред Каннинг помогал мигунам ремонтировать железного дровосека. После долгого сидения в бочке тот весь пропитался маслом, масло загустело и подвижность членов пропала. Лестар и его помощники разобрали своего правителя по винтикам, все протерли, прочистили, разложили проветрить и поставили Фреда караулить, чтобы какая-нибудь бойкая сорока не утащила важную деталь.
Тотошка бегал по берегу ручья и лаял на светлых рыбок, резвившихся в воде.
С друзьями не было только Кагги-карр, Фараманта и Дин Гиора. Ворона полетела в изумрудный город возвестить жителям, что обожаемый правитель скоро вернется после новых славных подвигов, совершенных им в подземном мире. А следом за ней отправились длиннобородый солдат и страж ворот, чтобы подготовить торжественную встречу.
Все чувствовали себя легко и привольно. Понятно, после того как уснули семь королей и их приспешники, гости из верхнего мира покинули пещеру, уводя с собой Элли. При этом они даже не ссылались на охранную грамоту, в этом не было нужды.
Как-то без всяких выборов получилось, что подземные жители признали хранителя времени Ружеро своим правителем, а его ближайшим помощником стал Арриго. Оба не теряя времени, собрали народ и объяснили им, какая судьба ждет королей, их придворных и слуг. Люди пришли в восторг, когда  узнали, что эта замечательная идея принадлежит Страшиле, и провозгласили ему славу.
Все дали обещание, что не будут ничего говорить проснувшимся об их прошлом, чтобы перевоспитание проходило без всяких помех. Люди свято его сдержали, потому что единственный предатель, который мог бы попытаться испортить дело, Руф Билан, по общему приговору, был усыплен и отнесен в священную пещеру сроком на десять лет. А что бы никто, попав туда случайно, не напился усыпительной воды, пещеру замуровали.
Первая партия спящих во главе с королем Ментахо проснулась через неделю после дня великого усыпления. Ружеро, выполняя свое обещание, послал сообщить об этом Элли, и та с братом отправилась в город семи владык посмотреть, как будет происходить перевоспитание.
Когда ребята вошли в пещеру (торговые ворота были сломаны по приказу Ружеро, и стража там уже не стояла), они вскрикнули от страха. Перед ними на дороге растянулся во всю свою огромную длину и таращил желтые глаза дракон, постукивая зубчатым хвостом по земле.
- Зачем тут это Страшилище? - Воскликнула Элли, готовясь обратиться в бегство.
- Это Ойххо, - сказал гонец. - Самый умный и послушный из всех наших драконов. Ойххо, поклонись гостям!
И дракон трижды наклонил перед Элли и Фредом свою уродливую голову.
Ребята невольно рассмеялись.
- Вы можете его погладить, - предложил гонец. - Он будет доволен.
Элли прикоснулась к морщинистой шее ящера, тот от удовольствия забил хвостом.
- А теперь садитесь, - приказал посланец Ружеро, указывая На подобие паланкина, укрепленное на спине дракона.
- Зачем? Мы лучше дойдем пешком. - Запротестовала Элли.
Но гонец был непреклонен.
- Это приказ правителя Ружеро и... Потом так нужно для вас же самих.
Ничего не поняв из последних слов, ребята все же сели в паланкин, гонец поместился впереди, тронул уздечку, и Ойххо взлетел. У Элли и Фреда замерло сердце, они ухватились друг за друга, и земля быстро понеслась под ними. Через несколько минут даже почувствовали удовольствие от быстроты
полета и покинули кабину с сожалением: уж слишком скоро кончилась воздушная поездка.
Моменты перевоспитания принесли много веселья присутствующим, но, по строгому приказанию Ружеро, это веселье приходилось скрывать.
Ментахо, первый из проснувшихся королей, был самым из них чванным. Он страшно гордился своим происхождением от легендарного Бофаро, и простые люди были для него ничтожеством.
И вот этому-то тщеславному человеку Ружеро внушил, что он - ткач, мастер обучил его основам ремесла. Бывший король сел за ткацкий станок и бойко принялся орудовать челноком, приговаривая:
- Соскучился я по своей работе!
Элли и Фред чуть не лопнули от смеха и под сердитым взглядом Ружеро поспешили выбежать из комнаты.
И дело пошло. Короли, министры, советники превращались в рудокопов, литейщиков, металлистов, портных, поваров. Лакеи, солдаты, шпионы становились пахарями, огородниками, звероловами, рыбаками...
Призрак голода отступил от подземной страны навсегда.



НАВЕРХ!

Но и самому существованию подземной страны пришел конец. Правитель Ружеро и вновь учрежденный совет старейшин (туда вошли и два бывших короля) объявили:
"все желающие покинуть пещеру и переселиться наверх могут сделать это беспрепятственно. Совет старейшин уже договорился с жевунами. У них в голубой стране хватит места всем, и наши люди получат наверху участки земли для обработки".
Чтобы как следует обсудить этот важнейший вопрос, был созван всенародный митинг. Первым говорил Арриго.
- Наши предки были изгнаны из верхнего мира тысячу лет назад, - сказал он. - За преступление принца Бофаро. Справедлив или нет был приговор, теперь судить бесполезно. Важно то, что люди остались жить в пещере. Насколько пригодна она для жизни? Посмотрите, какие у вас бледные лица, какие тощие груди, тонкие руки и ноги! Как хилы и слабы наши дети и сколько их умирает в младенчестве!
- Правильно! Верно говорит Арриго! - Раздались возгласы.
- Конечно, в пещере можно жить, и доказательство этому - мы сами. - Продолжал Арриго, - но вряд ли кто станет спорить, что климат ее очень вреден. Доктор Бориль и Робиль подтвердят, что  продолжительность жизни у нас гораздо короче, чем наверху...
- Да, да! - Закричали Бориль и Робиль.
- Даже такие волшебные существа, как Страшила и железный дровосек, чуть не нашли у нас гибель, а царь зверей опустошил всю аптеку и вдобавок чуть не сьел аптекаря, потому что тот пропах лекарствами...
Толпа захохотала.
- Вы видите, друзья. - Закончил Арриго, - что теперь, когда нас никто не вынуждает жить в пещере, нам пора покончить с тысячелетним изгнанием и переселиться наверх.
- Один вопрос! - На трибуну поднялся длинный и худой доктор Робиль. - Почтенный Арриго говорил очень хорошо, но пусть он нам ответит, как мы сможем жить в верхнем мире с нашими слабыми глазами?
- Позвольте, позвольте! - Из толпы шариком выкатился толстенький доктор Бориль. - Задавая свой вопрос, почтенный доктор Робиль высказал полное невежество в вопросах медицины.
Робиль сердито фыркнул. Соперничество, столетия назад существовавшие между предками двух докторов, докатились и до потомков.
- Невежество? Докажите! - Крикнул Робиль.
- Да, невежество! - Смело заявил Бориль. - Глаза наших предков привыкли к сумраку пещеры, наши глаза привыкнут и к яркому свету верхнего мира. И у меня есть доказательства. Гражданин Веньено, прошу вас выйти сюда!
Вперед вышел человек средних лет в одежде пахаря.
- Вот этот гражданин, - продолжал доктор Бориль. - Уже две недели живет наверху. Днем он скрывается в темной палатке, а по ночам выходит, и когда наступает утренняя заря, он все дольше и дольше остается наверху. В этом состоит придуманный мной опыт. Ну, и как же дела, друг Веньено?
- Да как, привыкаю помаленьку, - смущенно ответил Веньено. – Вчера чуть не до солнышка оставался на вольном свету... И ничего!
Гром аплодисментов был наградой смелому пахарю, а посрамленный Робиль скрылся в толпе.
Еще один важный вопрос разрешился на митинге. В пещере были богатые залежи металлов, а верхний мир такими богатствами не располагал. Как тут быть?
Слово взял один из рудокопов.
- Эх, ребята, о чем говорить? Неужели для себя не поработаем? Ведь это не то что при королях спину гнуть... - На оратора со всех сторон зашикали, и он прикусил язык, спохватившись, что сболтнул лишнее. - Я хочу сказать, что мы согласны работать поочередно. Два-то месяца в году можно в шахте покопаться, зато слаще будет отдых наверху!
- Верно! Правильно! И мы будем работать по очереди! – Закричали литейщики.
Так народ сам решил важные вопросы, и пещера начала пустеть. Бывшие работники и земледельцы стремились к ясному солнцу, к голубому небу, к вольному воздуху и благословляли события, которые принесли им освобождение от мрачного существования в подземных пропастях земли. Перевоспитанные, не видавшие в жизни тягот, правда, не совсем понимали радости других, но им
наверху нравилось больше, чем внизу.



ВОЗВРАЩЕНИЕ

Конечно, Элли и Фред не стали дожидаться, когда закончится перевоспитание всех спящих и совершиться всеобщее переселение. Пора было возвращаться домой, к семьям, которые их оплакивали.
Перед отъездом Элли решила повидаться с королевой полевых мышей Раминой: девочка соскучилась по доброй маленькой фее.
Но сначала Элли попросила брата покрепче привязать Тотошку к дереву.
На этот раз свисточек подействовал безотказно: в траве зашуршали тоненькие лапки, и перед Элли появилась Рамина в золотой короне на голове, ее сопровождали фрейлины.
Тотошка залаял и завозился на привязи, а Фред Каннинг смотрел во все глаза: мальчишка знал, что это чудо, которое он видит, - одно из последних чудес странного мира, куда забросила его судьба.
Мышь заговорила смешным тоненьким голосом:
- Вы звали меня, дорогая сестра?
- Да, ваше величество! Я очень соскучилась по вас и хотела повидаться перед тем, как покину волшебную страну.
- Очень признательна за память, - сказала королева. - Тем более что это наше последнее свидание.
- Я больше не вернусь сюда?
- Наш род одарен предчувствием будущего, и это предчувствие говорит мне, что вас ждет долгая и светлая жизнь в родной стране. Но ваших друзей вы уже не увидите никогда.
Элли заплакала:
- Я так буду скучать по ним...
- Человеческая память милосердна, - сказала Рамина. - Сначала вам будет грустно и горько, а потом на помощь придет забвение. Прошлое покроется туманной дымкой, и вы будете вспоминать его, как смутный сон, как милую старую сказку.
Девочка спросила:
- Должна я сказать Страшиле, дровосеку и льву, что покидаю их навсегда?
- Нет, - ответила фея. - Они такие добрые и мягкосердечные создания, что не стоит огорчать их. Надежда - великая утешительница в печали...
Быть может, мудрая мышь сказала бы Элли еще много хороших слов, но в этот момент Тотошка сорвался с привязи, и Рамина со свитой исчезла.
Фред долго стоял в изумлении.
- Знаешь, сестра, - молвил он. - Из всех невозможных чудес этого невозможного мира то, которое я видел сейчас, по-моему, самое невозможное... И ты меня прости, - смущенно добавил он - за то, что я над тобой немножко подсмеивался...
Элли отказалась совершить новое путешествие в изумрудный город, сказав, что она уже не раз любовалась его чудесами, а Фред там побывал и знает, что это такое.
- Отсюда, из голубой страны, ближе добираться до долины чудесного винограда, - говорила девочка. - Туда нас проводят жевуны, помогут Фреду построить новый сухопутный корабль, и мы как-нибудь пересечем пустыню.
- Я плавал на яхтах и умею управлять парусом. - Вторил сестре Фред.
При одном из таких разговоров присутствовал Ружеро, ставший большим другом детей. Узнав о планах Элли, старик нахмурился.
- То, что вы затеваете, это совершенно не нужное и опасное дело, - сказал он. - Великая пустыня редко выпускает тех, кто ей попадется, и это большая удача, что моряк Чарли дважды сумел пересечь ее. Но полагаться на искусство Фреда (ведь он только мальчик) было бы безумием, и мы, ваши друзья, не отпустим вас на гибель.
- Но как же мы вернемся домой? - Спросила Элли.
- У меня есть для этого средство, - хитро улыбнулся Ружеро, поглаживая длинную седую бороду. - Назначьте день и все будет готово.
Страшила, дровосек и лев хотели бы, чтобы Элли жила у них долго-долго, но девочка согласилась пробыть в волшебной стране еще только неделю, хотя она и знала, что ее разлука с дорогими друзьями будет вечной.
Сообщение о скором отъезде Элли было передано в изумрудный город по птичьей эстафете. Оттуда первой прилетела Кагги-карр, а за ней спешно прибыли длиннобородый солдат Дин Гиор, страж ворот Фарамант, искусный механик Лестар. И даже многие жители изумрудного города пустились в далекое, теперь уже безопасное путешествие по дороге, вымощенной желтым кирпичом, чтобы еще раз взглянуть на свою миленькую маленькую фею, которая сделала им так много добра.
На проводы Элли собралось все население голубой страны во главе со своим правителем Премом Кокусом и, конечно, все бывшие жители пещеры, которые успели к тому времени переселиться наверх. Многие из них еще ходили в темных повязках на глазах, чтобы уберечь их от солнечного света.

Семь подземных королей (часть 4)
409 голоcов
3 310
03.03.2009
Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий