» » » Урфин Джюс и его деревянные солдаты (часть 4)

Урфин Джюс и его деревянные солдаты (часть 4)

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В ПЕЩЕРЕ

На следующее утро кагги-карр полетела на разведку. Вернувшись в полдень, она сказала:
- Ничего не получится. Полицейские стоят на всех дорогах.
- Неужели все пропало? - В испуге всплеснула руками Элли. - И мы не сможем помочь нашим друзьям?
Кагги-карр сказала:
- Еще в детстве я слыхала от дедушки, старого ворона, что в башню ведет подземный ход. Правда, дедушка говорил, что ход давным-давно заброшен, потому что в нем завелись всякие чудовища...
- Я боюсь только полицейских, - призналась Элли. - Уж если мы прогнали саблезубых тигров, то с подземными чудовищами как нибудь справимся.
- Но как узнать, где начинается ход? - Спросил моряк.
- Пусть Элли воспользуется волшебным свисточком рамины, - предложила ворона. - Мыши везде шныряют, наверно, они знают и про подземелье.
- А вдруг свисточек не действует? - Усомнилась Элли.
- Попробывать-то можно. - Сказал Тотошка.
Элли с замиранием сердца дунула в серебрянный свисток.
В траве затопотали крошечные лапки и перед обрадованной Элли появилась рамина с крохотной золотой короной на голове.
Свисточек вновь получил свою силу в волшебной стране! И как всегда неугомонный Тотошка с лаем кинулся на мышку, но Элли успела подхватить его на руки.
Королева-мишь сказала:
- Здравствуйте, милая фея! Этот маленький черный зверек все так же не любит наше племя?
- О, ваше величество! - Воскликнула Элли. - Простите меня, я потревожила вас... Ваше величество, где-то в окрестностях есть вход в подземный коридор, ведущий в тюремную башню. Помогите нам найти его.
- Это легче сделать, чем вывезти льва с макового поля, - ответила рамина.
Она хлопнула передними лапками и к ней подбежало несколько фрейлин.
- Соберите моих подданных, живущих в этой местности. – Приказала королева.
- Будет исполнено, ваше величество.
Фрейлины исчезли, и вскоре возле королевы начали собираться маленькие мыши, средние мыши, большие старые мыши. Одну древнюю старушку мышь три правнучки привезли на листе фикуса она лежала на спине и беспомощно болтала лапками в воздухе.
Услышав приказ королевы, мыши разбежались во все стороны, только старушку попросили остаться на месте.
- Вам, бабушка, нужен покой, - сказала ей королева. - Ты много поработала на своем веку.
- Да, я много и славно потрудилась, - прошамкала старушка беззубым ртом. - Сколько я изгрызла юольших вкусных сыров и толстых жирных колбас!
Сколько кошек я одурачила за всю свою жизнь, сколько мышат вывела в уютной норке...
Старая мышь закрыла глаза и погрузилась в блаженную дремоту.
- Милая сестра, - сказала девочке королева мышей. - Вы правильно решили воспользоваться подземным ходом, но и там можете столкнуться с большой опасностью.
- С чудовищами, которые там завелись? - Спросила Элли.
- Насчет чудови! Я ничего не знаю, но в этих краях под землей лежит страна рудокопов.
- Подземная страна рудокопов? - Глаза Элли стали круглыми от изумления. - Возможно ли это?
- В волшебной стране все возможно. - Спокойно сказала Рамина.
- Они злые? - Дрожащим голосом спросила Элли.
- Как сказать... Подземные рудокопы никого не трогают, но они не терпят, чтобы кто-нибудь вмешивался в их дела. Даже с теми, кто пытается подсмотреть, как они живут, они обращаются очень сурово. И если вам придется повстречаться с подземными рудокопами, будьте осторожны и постарайтесь не разгневать их.
- А почему их называют рудокопами?
- Видите ли, они там у себя добывают разные руды и выплав ляют из них металлы. И не только металлами богата их страна, там множество изумрудов.
- У них тоже есть изумрудный город?
- Нет. Изумруды и металлы они обменивают у верхних жителей на зерно, на фрукты и плоды и на другие сьестные припасы это у них Гудвин приобрел изумруды, они стоили ему недешиво, но он не считался с расходами, когда строил великолепный изумрудный город.
- Значит рудокопы иногда выходят на поверхность?
- Их глаза не выносят дневного света и мена происходит ночной порой вблизи от входа в их страну.
Элли хотела еще сппосить у рамины о жизни рудокопов, но в это время начали возвращаться посланные на разведку мыши. Они приходили сконфуженные и когда собрались все, выяснилось что ни одна из них не обнаружила никаких признаков подземного хода.
- Мне стыдно за вас, мыши! - С негодованием сказала королева. - Неужели ваша повелительница сама должна идти на розыски?
- О, нет, нет! - Хором запищали мыши. - Мы снова пустимся в разведку и тогда...
- Подождите, детки, - сказала старая мышь. - Когда я была молодая, я видела на востоке отсюда в пятнадцати тысячах шагов, в стене заросшего оврага, какое-то отверстие. Не это ли вы все ищете?
- О, наверно, это самое! - В восторге вскричала Элли. - Спасибо, бабушка.
К королеве-мыши вернулось достоинство и она сказала:
- Идите в том направлении, милая сестра. Но если это не тот вход, позовите меня и я снова явлюсь перед вами.
Все мыши мгновенно исчезли, к великому разочарованию Тотошки, который мечтал, что рынется в эту огромную стаю и наделает в ней переполоху.
Песик сбегал на разведку, убедился, что поблизости нет врагов и компания двинулась на восток.
Когда было пройдено, по расчетам, пятнадцать тысяч мышиных шагов, показался овраг и в нем путники нашли полуобвалив шееся отверстие, из которого тянуло сыростью и гнилью.
- Конечно, это то самое! - Закричала Элли.
Тотошка принюхался и сказал с тревогой:
- Не нравятся мне запахи, которые идут оттуда.
Лев принялся работать своими мощными лапами, расчищая проход. Тем временем одноногий моряк срубил смолистую сосенку и наколол два десятка факелов.
Путники осторожно вошли в подземную галерею. Первым шел лев (ворона сидела у него на голове), за ним Элли с Тотошкой на руках. Шествие замыкал моряк Чарли, держа над головой зажженный факел.
В сыром и мрачном подземном ходе никто, по-видимому, не бывал уже десятки лет. Толстые крепи, поддерживающие потолок и стены, позеленели от времени и поросли мхом. В углублениях земляного пола стояли лужи воды, в которых копошились отвратительные слизняки. Элли переезжала через лужи на спине льва воздух становился все тяжелее и удушливее: ход спускался все ниже и ниже.
Потом он начал снижаться настолько круто, что в полу были вырублены ступеньки и он превратился в лестницу.
Вдруг перед путниками открылась огромная пещера с каменными стенами и потолком. Она была так велика, что дальний край ее терялся во мраке. Элли в испуге прижалась ко льву.
- Как здесь пусто и страшно! - Прошептала она.
Чарли Блек зажег второй факел и подал его Элли. Он стал первым и медленно продвигался, ощупывая дорогу палкой.
Путники прошли около тысячи шагов, миновав входы в несколько боковых гротов, когда навстречу им метнулась каггикарр с воплем:
- Здесь страшное чудовище!
При свете факелов стало видно, что из темного отверстия в стене пещеры вылезает какой-то огромный неведомый зверь. У него было толстое круглое туловище, покрытое густой белой шерстью и шесть коротких толстых лап с длинными когтями. Голова чудища, круглая и толстая, сидела на короткой шее и в широко раскрытой пасти виднелось множество коротких и острых зубов.
- Ой, шестилапый! - В страхе воскликнула Элли, отступая.
Самым странным в наружности шестилапого были его огромные круглые белые глаза, в которых отражался багровый свет факелов. По-видимому, глаза эти, привычные к темноте, были ослеп лены внезапным светом и зверю приходилось руководствоваться чутьем. Он стоял на своих массивных лапах и принюхивался, расширяя большие круглые ноздри. Незнакомый запах живых существ раздражал его, потому что он испустил низкое хриплое рычание. На это рычание смелый лев ответил громовым ревом, эхо которого прокатилось под сводами пещеры.
- Пропустите меня! - Рявкнул лев. - Я ему пооборву лишние лапы!
Он прыгнул вперед и со страшной силой ударил шестилапого грудью в бок. Намерение льва было сбить противника с ног и перервать ему когтями горло. Но зверь на своих шести низких толстых лапах стоял непоколебимо, как скала. Лев покатился по земле, ударившись о чудовище, а шестилапый с неожиданным для его массивной туши проворством цапнул льва зубами за плечо. Лев понял, что имеет дело с очень опасным противником и изменил свое поведение. Он закружился вокруг шестилапого, стараясь зайти сзади, но тот, руководимый не то чутьем, не то острым слухом, все время держался головой к врагу.
Чарли мучительно соображал, чем можно помочь льву. Он вспомнил про лассо, висевшее у него на рюкзаке и сунул свой факел Элли.
- Хорошенько свети, девочка!
Удивительная вещь! До этого Элли дрожала от страха, но как только ей поручили ответственное дело, страх сразу исчез и девочка думала лишь о том, как бы у нее не погасли факелы. Если бы это случилось, все преимущества оказались бы на стороне шестилапого, привыкшего к подземной тьме.
Моряк Чарли размахнулся и петля обвила шею зверя, Чарли потянул аркан и с проклятьем отпустил его: сдвинуть с места шестилапого было все равно, что опрокинуть дом.
Все описанные события произошли очень быстро. Лев еще кружился вокруг шестилапого, стараясь зайти ему в тыл, когда в борьбу вмешалась Кагги-карр. Она опустилась на голову зверя и начала долбить его по голове своим острым клювом. Страшная боль заставила шестилапого позабыть осторожность и он отчаянно замотал круглой башкой, безуспешно пытаясь сбросить маленького, но дерзкого врага.
Воспользовавшись этим, лев вскочил на спину противнику и принялся рвать ее когтями. Но шкура зверя оказалась такой крепкой, что в воздух летели только клочья белой шерсти, залепляя глаза льву.
Шестилапый, раздраженный тем, что на его спине хозяйничает враг, вдруг покатился по земле. Он раздавил бы льва, но тот оказался проворнее и успел спрыгнуть.
Хрипло дыша, шестилапый перекатился через себя и встал на ноги. Все приходилось начинать сначала, но зверь казался неуязвимым. А обойти его и продолжать путь представлялось опасным: шестилапый наверняка пустится в погоню.
В этот момент случилось то, чего никто не ждал. Воспользовавшись тем, что шестилапый все время держался головой к смелому льву, Элли подскочила к чудовищу сзади и с пронзительным визгом ткнула горящими факелами в его бока. Загорелась густая свалявшаяся шерсть, в воздухе противно запахло паленым рогом и шестилапый с воем, похожим на раскаты отдаленного грома, помчался в темноту, сбив по дороге льва.
Нестерпимая боль гнала зверя вперед, он мчался, как-то нелепо выбрасывая толстые ноги, а наши путники побежали в противоположную сторону. Но как ни быстро они пустились в бегство, моряк успел подхватить аркан, свалившийся с шеи шестилапого: аркан мог еще понадобиться.

СТРАНА ПОДЗЕМНЫХ РУДОКОПОВ

Путники спешили оставить место боя. Скоро пещера начала суживаться и перешла в скалистый коридор, круто поднимавшийся вверх.
Чарли Блек боялся только одного: не встретиться бы с другим чудовищем, битва бы здесь была бы безнадежной. Но ворона спокойно летела впереди, Тотошка не выказывал тревоги, и моряк перестал опасаться.
Коридор расширился и перешел в широкую ровную площадку.
- Я устала, дядя Чарли, давай отдохнем. - Заявила Элли.
Лев растянулся на полу, девочка удобно расположилась на его широком мягком боку и уже начала дремать, но в этот момент Тотошка, шнырявший по площадке, сердито заворчал.
В волшебной стране Тотошка ворчал очень редко, предпочитая разговаривать по человечески и его рычание обозначало, что случилось что-то важное.
Элли вскочила.
- Тотоша, что с тобой?
Песик стоял у стены, в которой на высоте фута на три над полом виднелось отверстие, похожее на круглое окно. Тотошка, подняв морду к отверстию, злобно рычал и шерсть на нем взьерошилась. Девочка давно уже не видела собаку такой сердитой: как видно, за окном была опасность.
Элли подбежала к окошку, взглянула в него и увидела поразительное зрелище: перед ней раскинулась целая страна. Впечатление было такое, будто Элли стояла на верхушке огромной горы и смотрела вниз. И там, внизу, на неизмеримой глубине, виднелись луга, за ними город на берегу большого озера, а дальше - поросшие лесом гряды холмов, терявшиеся в золотистом тумане...
У Элли закружилась голова, девочке показалось, что она падает со страшной высоты и она с криком отпрянула назад.
- Дядя Чарли, за стеной страна подземных рудокопов!
- Что?! - Моряк поднялся, прихрамывая подошел к отверстию взглянул и свистнул от изумления. - Да, оказывается, королева мышей говорила правду!
Все было забыто: и усталость, и только что происшедший в переходе бой, и Страшила с дровосеком, ожидавшие помощи на тюремной башне...
Чарли вытащил подзорную трубу, раздвинул ее, наладил по глазам...
- Клянусь айсбергами полярный морей! - Воскликнул он. - А ведь это необыкновенно!!!
Труба, в которую поочередно смотрели моряк и девочка, все время открывала новые подробности в представившейся их взорам чудесной картине.
Колоссальная пещера раскинулась на десятки миль в глубину и на много миль в стороны. Дно ее было глубоко внизу, а свод скрывался в клубившихся в высоте золотистых облаках. По-види мому, они и освещали все пространство мягким светом, похожим на тот, какой бывает во время захода солнца.
Пейзаж был красив, но навевал грусть, подобную той, какую испытывает человек поздней осенью при виэе увядающей природы зеленый цвет здесь совсем отсутствовал в окраске рощ и лугов его заменяли бледно-желтые, розовые, багряные тона.
Внимание моряка и Элли привлек город, расположенный на берегу озера. Его окружала высокая крепостная стена с башенками по углам и над воротами. В центре города возвышался огромный круглый дворец с крышей, раскрашенный всеми цветами радуги.
- Странная крыша! - Воскликнул моряк. - А у крепостной стены я вижу завод! И там в озере, близ берега, вертится гро мадное колесо, которое, по-видимому, накачивает воду внутрь заводского здания. Должно быть, эта вода дает им двигательную силу для станков... Но как они вращают колесо? Понять не могу... Посмотри-ка ты, у тебя глаза поострее моих.
Девочка направила трубу и вдруг ее охватил безудержный смех.
- Ой, дядя Чарли... Они там заперли шестилапого, ха-ха-ха он кружится, как белка в колесе!..
Моряк выхватил трубу и к смеху девочки присоеДинился его басистый хохот.
- Вот это ловко, хо-хо-хо!.. Смотри, смотри, он взбирается на ступеньки, чтобы убежать от воды, а вода все время догоняет его! Ну и дела!!!
Остроумное использование силы шестилапого и тяжести его массивного тела до такой степени восхитило моряка, что он долго не мог оторваться от потешного зрелища.
- Интересно, чем они кормят такую зверюгу?
- Может, рыбой? - Предположила девочка.
Моряк и Элли начали гадать, каким образом, подземным рудокопам удалось укротить такого страшного зверя, а сами наводили трубу то на луга с красивыми красными и желтыми травами, то на дальние коричневые холмы...
Но остальные друзья взбунтовались и пришлось уступить им место у окна. На льва зрелище не произвело большого впечатления, а Тотошка долго ворчал и взлаивал, весь дрожа от возбуждения. Кагги-карр выразила желание слетать на разведку в таинственную страну, чтобы потом рассказать друзьям, что она там узнает. Но увидев под облаками темное движущееся пятно подозрительного вида, она благоразумно отказалась от своего намерения. И очень хорошо сделала.
Когда, сменив кагги-карр, Элли посмотрела в отверстие, она вскрикнула от ужаса. Даже без трубы девочка увидела, что прямо на нее летит крылатое чудовище, похожее на ящерицу, увеличенную в тысячи раз.
Летающий ящер быстро приближался. Он взмахивал громадными кожистыми крыльями, широкая пасть его была разинута и в ней среди длинных и острых зубов трепетал красный язык, желтые глаза величиной с тарелку были наполовину прикрыты непрозрачной оболочкой. Вид чудовища с черной спиной, с грязно-жел тым чешуйчатым брюхом, под которым болтались сильные когтистые лапы, был страшен и отвратителен. Но самым поразительным было то, что на спине этого чудища сидел человек.
- Клянусь водопадами! - Прошептал моряк, вместе с Элли следивший за полетом дракона. - Эти подземные рудокопы - лихие ребята! Подумать только, они сумели приручить шестилапого и эту миленькую птичку!..
Летевший на ящере человек в коричневом платье, в синем колпачке на голове, имел воинственный вид. У него было длинное бледное лицо с крючковатым носом, крепко сжатые губы, огромные, широко расставленные черные глаза... И эти глаза с неумолимой злобой смотрели на Элли!
Девочка вспомнила предупреждение рамины о том, что подземные рудокопы не любят, когда за их жизнью подсматривают.
Воздушный страж потянул из-за спины длинный лук.
- Дядя, спасайся! - Взвизгнула девочка и бросилась на каменный пол, потянув за собой моряка.
Это было сделано вовремя. Стрела прожужжала над их головами и ударившись в противоположную стену коридора, разлетелась на куски. Тотошка принес в зубах наконечник стрелы. Он был из закаленного железа и острие его не притупилось даже от удара об камень.
- Рифы и отмели! - Воскликнул моряк. - С этими подземными жителями опасно связываться. Плохо придется жевунам и мигунам, если команда этого подземного корабля вздумает выбраться наверх. Однако не будем терять времени, пошли дальше!
- Дядя Чарли, мы же еще не все рассмотрели! Да и рудокоп наверное улетел...
- Улетел? Гм... Посмотрим.
Одноногий моряк надел шапку на дорожную трость, сунул в отверстие...
И шапка слетела, пробитая меткой стрелой.
- Видела? Как бы он не подобрался к окну вплотную!..
Не разговаривая и почти не дыша, путники оставили опасную площадку. И лишь после этого заговорили, перебивая друг друга, делясь впечатлениями от необычайного приключения.
- Да, это действительно страна чудес! - Воскликнул Чарли Блек . – И чудеса ее неисчерпаемы!
Моряк зашагал вперед, остальные последовали за ним.
Через несколько сот шагов компания очутилась перед толстой, плотно закрытой дверью.



ВСТРЕЧА СО СТРАШИЛОЙ И ЖЕЛЕЗНЫМ ДРОВОСЕКОМ

- Мы не даром перетерпели столько страху, - радостно молвил Чарли Блек . - Ход, действительно, привел в тюремную башню к Страшиле и железному дровосеку.
- Руби дверь, дядя Чарли. - Сказала Элли.
- Нельзя, - возразил моряк. - Нас услышат.
Снаружи доносилась басистая речь деревянного капрала и визгливые голоса полицейских. Проделать проход надо было бесшумно. У Чарли нужные инструменты были всегда под рукой. Он просверлил рядом несколько отверстий, расширил дырку клинком ножа и заработал пилкой. Через полчаса было выпилено квадратное отверстие, через которое мог пройти человек.
- Элли, сказал моряк. - Осторожно поднимись на площадку и они спускаются так, что бы не увидела стража.
- А как же Дин Гиор и Фарамант? - Спросила девочка. - Ведь весь гнев Урфина Джюса обрушится на них, если Страшила и железный дровосек скроются.
Моряк Чарли сконфуженно почесал в затылке.
- В самом деле, я об этом не подумал. Что ты предлагаешь, Элли?
- Мне кажется, Страшила и дровосек должны еще потерпеть на постылой башне, пока мы не найдем способа выручить из неволи наших верных товарищей. Но как это сделать - я не знаю. Может быть Страшила что-нибудь сообразит?
- Ты права, девочка! И хотя мне трудно подниматься по лестницам, придется устроить общий совет.
Элли медленно взбиралась по крутым ступенькам, а за ней в темноте ковылял Чарли Блек , постукивая деревяшкой по ступень кам. Льва пришлось оставить внизу: дыра в двери была слишком мала для его огромного тела.
Вот и люк, ведущий на площадку. Девочка осторожно высунула голову, приложив палец к губам: она боялась, как бы друзья, увидев ее, не закричали от радости.
Ее опасения были напрасны. Железный дровосек умел владеть собой, а Страшиле сидение в карцере досталось дорого. От сырости подземелья краски полиняли на его лице и он плохо видел и слышал, а разговаривать мог только шопотом. В данном положении это, впрочем, было кстати.
Увидев Элли, дровосек и Страшила ринулись было к ней, но, заметив позади моряка, остановились. Они знали Чарли Блек а по рассказам вороны и все же ими овладело смущение.
Чарли дружески поприветствовал новых знакомых. В ответ Страшила шаркнул соломенной ножкой, а железный дровосек снял с головы воронку и очень вежливо раскланялся.
Черные глазки Кагги-карр так и сияли от гордости: ведь она, ворона, выполнила такое поручение, с которым вряд ли справился бы кто-нибудь другой.
После горячих приветствий Элли заговорила о судьбе Дина Гиора и Фараманта.
- Вы сейчас сможете уйти с нами через подземный ход, но им тогда не сдобровать. - Разьяснила девочка.
Дровосек сказал:
- Если они из-за нас погибнут, мое сердце разорвется от горя...
Он заплакал, слезы скатились на челюсти и челюсти сразу заржавели. Дровосек отчаянно замотал головой, не в силах вымолвить слово. К счастью, масленка была у его пояса. Страшила хотел смазать челюсти, но сослепу попал дровосеку в ухо. Нескоро удалось сделать ему все как следует и тогда
дровосек заговорил:
- Страшила, пусти в ход свои мудрые мозги, придумай чтонибудь!
Страшила грустно прошептал:
- С моими мудрыми мозгами что-то неладно. Они отсырели, пока я висел в карцере...
В разговор вмешалась кагги-карр:
- Фарамант и Дин Гиор сидят в подвале на заднем дворе. К их окну есть ход из каморки повара.
- Так это же превосходно! - Воскликнул Чарли Блек и испуганно прикрыл себе рот рукой. - У меня есть вещь, которая принесет узникам освобождение.
Весь вопрос в том, как ее передать им...
Он порылся в рюкзаке и вытащил маленькую стальную пилку.
- Да, но как ее доставить туда? - Прошептал Страшила. - Ах если бы не испортились мои мудрые мозги... А сейчас мне ничего не идет в голову и от этого мне очень плохо...
Элли бросилась к Страшиле, начала гладить его полустертое лицо.
- Мой славный, не надо огорчаться, за тебя буду думать я!
Наступило томительное молчание. Чтобы попасть во дворец и увидеть узников хотя бы через решетку окна, надо было выйти из тюремной башни. Но дверь, ведущая наружу, охранялась дуболомами, а другой ход шел через подземную пещеру, где бродил шестилапый. Кто решится пройти там один?
Положение казалось безвыходным. Неужели придется бросить Фараманта и Дина Гиора на расправу жестокому Урфину?
Кагги-карр встрепенулась.
- Я снесу узникам пилу! - Воскликнула она. - Меня не удержат ни стены, ни решетки.
Предложение вороны показалось всем очень хорошим, но увы! Кагги-карр не смогла удержать в клюве пилу. Инструмент был слишком тяжел. Он перетягивал голову вороны вниз, а потом выскальзывал из клюва. Все опять призадумались.
Вдруг Элли подняла палец, призывая всех к вниманию.
- Я придумала, - сказала она и все радостно встрепенулись.
- Дядя Чарли, ты спустишь меня отсюда на веревке.
- С ума ты сошла, девочка? - Проворчал моряк. - Сразу попасться в лапы охраны?
- Да нет же, дядя Чарли, - возразила Элли. - Дуболомы сторожат только ту сторону, где дверь, а на другую не обращают никакого внимания. Посмотри сам!
- Но почему именно ты? - Спросил он. - Разве не может отправиться кто-нибудь другой из нас?
- А кто? Не ты же, не Страшила и не железный дровосек. Да вам и не пролезть между прутьями решетки! - Торжествующе закончила девочка.
В рюкзаке Элли хранилось платье, подаренное ей доброй женой Према Кокуса. Элли была ростом со взрослых женщин волшеб ной страны, и платье как раз приходилось ей впору. Оно было не голубое, а зеленое, потому что жена Кокуса была родом из изумрудной страны и не потеряла любви к зеленому
цвету.
Элли переоделась. Чарли Блек достал из своего универсального рюкзака кисточку и черную тушь, провел морщинки по ее лбу, щекам, подбородку и через три минуты перед ними стояла пожилая фермерша изумрудной страны.
- Клянусь пальмами куру-кусу! - Воскликнул Чарли. - Тебя теперь не узнает ни оДин шпион в мире... Но подожди! Тебе же нужен предлог, чтобы идти в город.
- А я уже придумала предлог, не беспокойся!
Моряк опоясал Элли под мышками широкой лямкой, а к лямке привязал хорошую бечевку. Элли взяла корзинку и протиснулась между прутьями, поддерживавшими кровлю.
Дровосек караулил противоположную сторону: никто из дуболомов не собирался отправиться обходом вокруг башни.
Моряк медленно спускал Элли, а та упиралась руками в изрытый непогодами и временем бок башни. Наконец она коснулась ногами земли.
Смелая девочка сбросила лямку, которую моряк тотчас втянул наверх, послала дяде воздушный поцелуй и неторопливо пошла по дороге. Чарли Блек следил за ней с бьющимся сердцем и успокоился лишь тогда, когда Элли достигла дороги, вымощенной желтым и помахала ему рукой.
Элли не сразу пошла в город. Свернув на полянку, она набрала в корзинку прекрасных душистых ягод, а драгоценную пилку спрятала на самое дно. После этого она двинулась в путь и смело постучала в городские ворота. Корзинка с ягодами, собранными будто бы для Урфина Джюса, послужили ей пропуском.
Элли шла по улицам, когда-то блиставшим изумрудами и переполненными нарядной толпой. Как теперь было здесь пусто, и угрюмо, и скучно. Во дворце ей показали, как пройти на кухню. Толстяк балуоль не узнал Элли в ее новом наряде, а узнав, страшно обрадовался.
Элли просидела в его каморке до ночи, а потом повар провел ее к окну камеры, где были заключены Дин Гиор и Фарамант окно, к счастью, оказалось незастекленным. Элли начала звать спящих. Добудиться их оказалось не так-то легко, потому что люди с крепкой совестью спят крепко даже на
тюремной койке. Первым проснулся Фарамант, он растолкал Дина Гиора.
Друзья страшно обрадовались, узнав, что свобода явилась к ним в виде Элли со стальной пилкой. Тюремщик находился в коридоре за стальной дверью, мешать было некому, вставая поочередно один другому на спину, заработали пилкой. Через десять минут прутья решетки были перепилены.
Первым вылез Дин Гиор, опираясь на спину Фараманта. Но выбраться стражу ворот, в камере небыло ни стола, ни стула, а железные кровати были крепко привинчены к полу и на них не было ни простынь ни одеял?
- Как же быть? - Шептал Дин Гиор, наклонясь к окну. – Никакой веревки...
- Никакой веревки! - Насмешливо повторил Фарамант. - Эх ты, борода! Про свою бороду забыл!
- А ведь и вправду я про бороду забыл! - Обрадованно согласился Дин Гиор.
Он опустил свою пышную бороду в окно и страж ворот, вцепившись в ее пряди и упираясь ногами в стену, полез наверх. Дин Гиор заскрипел зубами от напряжения, но выдержал. И оба друга бросились обнимать свою спасительницу Элли.
Повар вывел компанию через заднюю калитку в ограде дворца и все трое оказались на улице. Выйти обычным путем из города было невозможно, так как ворота зорко охранялись дуболомами и полицией. Пришлось перебраться через городскую стену. Зайдя на одну из окрестных ферм, Фарамант  пошептался с хозяином ногих сыновей на северо-запад, а сам пошел к соседу.
Встреча всех друзей была назначена в овраге, где начинался подземный ход. Туда и повела Элли освобожденных ею из неволи пленников.
Когда Элли и ее спутники поравнялись с башней, Фарамант трижды крикнул совой, а Элли помахала корзинкой. Это был сиг нал, что предприятие удалось и оставшиеся на площадке башни друзья могут покинуть ее. В ответ донесся крык кукушки: сигнал услышан и понят!
Элли, Дин Гиор и Фарамант явились к месту свидания первыми, счастливо избежав встречи с дуболомами и полицейскими.
Утром руфу билану стало известно об исчезновении из тюрьмы сразу четырех пленников. По его приказу свора полицейских бросилась на поиски.
Они рыскали по фермам вблизи города и допрашивали людей. Сверх ожиданий те оказались словоохотливыми и рассказали поимщикам, что беглецы рано утром прошли на северо-запад, очевидно расчитывая найти убежище в желтой стране.
Два взвода дуболомов, да три десятка полицейских отправились в указанном направлении. Солдаты мчались по твердой дороге, громыхая ногами, налетая друг на друга, падая. Полицейские стреляли камнями из рогаток в придорожные кусты, едва замечали там малейшее движение.
Время от времени начальник полиции, который сам возглавлял погоню, забегал в придорожные домики и распрашивал про беглецов. Заранее подученные гонцами Фараманта обитатели домиков отвечали:
- Они все прошли здесь три часа назад... Два часа назад.. Час назад...
Рвение преследователей возрастало, им казалось, что добыча уже близко. Но они пробегали миля за милей, а дорога впереди по-прежнему оставалась пустынной.
Полицейские и дуболомы окончательно рассвирепели, впереди них со свистом неслась туча камней, выпущенных из рогаток.
А потом случилось вот что: начальник полиции вырвался далеко вперед и ошалелые подчиненные, приняв своего начальника за беглеца, осыпали его таким увесистым градом из осколков кирпича, что переломали ему руки-ноги и отбили голову.
Подбежав к упавшему с криками торжества, полицейские и дуболомы вдруг остановились. Что делать дальше? Они не знали, а приказывать было некому.
Собрав обломки своего командира, отряд вернулся в столицу и один из полицейских доложил главному государственному распорядителю о том, что произошло. Руф билан побледнел от ужаса. До того он еще надеялся, что беглецов поймают и тогда происшествие можно будет скрыть от короля. Теперь приходилось сознаваться, что пленники, которыми так дорожил Урфин Джюс, вырвались на свободу. Больше того: погиб начальник полиции, которого правитель ценил за усердие и ловкость.
Выслушав доклад, Урфин угрюмо промолвил:
- Не сомневаюсь, что это штучки проклятой девченки, маленькой феи Элли. И беглецы скрылись?
- Бесследно, могущественный король изумрудного...
- Короче! - Рявкнул обозленный Джюс.
- Слушаюсь! Хуже всего то, что преследователей, как видно направили по ложному пути. Это был целый заговор.
Начальника полиции Урфин востанавливать не стал, и повар Балуоль бросил его останки в плиту: они горели очень жарко.
Удостоверившись, что Элли освободила Дина Гиора и Фараманта, Чарли Блек повел порученную ему компанию вниз. Все старались как можно меньше шуметь. Железный дровосек с трудом протиснулся сквозь узкую дыру в двери, а ослабевшего Страшилу протащили, окончательно помяв его кафтан. Лев встретил своих друзей после долгой разлуки с восторгом. Вид Страшилы, слабого, почти ослепшего и оглохшего, растрогал льва до слез, но тратить время на излияния нежных чувств не приходилось - надо было спешить.
Дровосек на всякий случай вооружился креп кой железной полосой, которую выломал из лестничных перил.
Приближаясь к окну в царство подземных рудокопов, Чарли Блек  предупредил спутников об осторожности. Кто знает, может быть, страж, летающий на драконе, дожидается появления дерзких соглядатаев, чтобы пустить в них меткую стрелу. Но войдя на площадку, откуда он и Элли еще вчера увидели картину чужой и странной жизни, моряк ахнул от изумления: окно было наглухо заделано. Рудокопы так плотно вбили в него круглый кусок скалы, что не оставалось ни единой щелки.
Шестилапого в пещере не оказалось: то ли он отлеживался в лабиринте скалистых коридоров после вчерашнего боя, то ли здесь успели побывать железные рудокопы и поймали зверя.
А сколько еще других шестилапых могло таиться во мраке обширного подземелья?
Но теперь моряк не боялся встречи со зверем: железный дровосек живо расправился бы с ним. Чарли Блек опасался другого: не устроили бы рудокопы засады на их пути. Он только тогда вздохнул свободно, когда в рассвете раннего утра увидел Элли, Дина Гиора и Фараманта.
Прежде предпринимать что бы то ни было, следовало заняться Страшилой.
С ним дело обстояло очень плохо. Одежда свергнутого правителя порвалась, из дырок лезла сопревшая, сваляв шаяся солома. Чепты лица почти изгладились и скверно было с мозгами: сырость подвала оказала на них вредное действие.
Элли принялась за дело. Она сняла со Страшилы голову и повесила сушить ее на высокой ветке, где обдувало ветерком и грело жарким солнышком. Она заштопала одежду Страшилы, выстирала в ручейке и развесила по кустам.
Когда все было готово, Элли набила кафтан, штаны и сапоги свежей соломой, которую Фарамант принес с соседнего поля, прикрепила голову с просохшими мозгами. Затем достала краски и кисточку, и принялась рисовать глаза. Глаза тотчас замигали и заулыбались...
- Все испортишь. - Сердито закричала Элли.
- ...Иго, - прошептал Страшила. - ...Ай ...Рее ...От!
Это означало: "ничего, давай скорее рот!"
Наконец рот тоже был готов. Радостный Страшила пустился в пляс.
- Эй-гей-гей-го! Элли опять спасла меня! Я снова-снова с Элли! Эй-гей-гей-го! Я снова-снова...
Тут вдруг Страшила спохватился, что он теряет свое достоинство правителя, танцуя в присутствии подданных и боязливо взглянул на Дина Гиора и Фараманта. Но те деликатно отвернулись и сделали вид, что поглощены серьезным разговором. Страшила вздохнул с облегчением.
Общее веселье еще больше увеличилось, когда моряк Чарли преподнес Страшиле превосходную трость из красного дерева. Он успел сделать ее, пока Элли "лечила" Страшилу. Страшила оперся на трость, выпятил соломенную грудь и нежно заговорил:
- Друзья мои! Страшила мудр по-прежнему, и вот вам доказательство: у меня в голове появились великие мысли! Для нашей борьбы с Урфином у нас нет оружия и сделать его могут только мигуны. Но мигуны живут в фиолетовой стране, а фиолетовая страна - не изумрудная. И я полагаю так, что когда ты находишься в одной стране, в другой тебя в это время нет. Какой же из этого вывод? Мы должны отправиться в фиолетовую страну!
Дружные аплодисменты были ответом на замечательную речь Страшилы. Лев одобрительно зарычал, а Тотошка громко залаял.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПОБЕДА

НА ВОСТОК!

Энкин флед, наместник страны мигунов, был толстый человечек, с рыжими жесткими волосами, торчавшими во все стороны, как мочалка. Он явился в страну со взводом фиолетовых солдат и капралом эльведом и легко подчинил ее, потому что, хотя и мигуны славились как искусные кузнецы и слесаря, но воинственного духа у них было еще меньше, чем у жевунов.
Заняв фио летовый дворец, энкин флед тотчас выгнал из него всю прислугу, обитавшую там еще со времен Бастинды и оставил только кухарку фрегозу. Она хорошо готовила, а наместник любил поесть. В стране мигунов у фледа обнаружилось неприодолимое пристрастие к оружию. Он не мог равнодушно пройти мимо какогонибудь кинжала или шпаги.
Поселившись в фиолетовом дворце, наместник приказал населению сдать все мечи, кинжалы и ножи, вплоть до кухонных. Такой приказ энкин флед отдал еще и потому, что боялся востания и хотел обезоружить народ. Мечей у мигунов не оказалось, но среди сданного железного хлама наместник увидел два старинных кинжала чудесной работы блеск стали и удивительно тонкая резьба на рукоятках очаровали энкина фледа и он велел привести к себе мастеров.
- Откуда это? - Спросил флед, показывая кинжалы.
- Сохранились с давних времен, когда еще в нашей стране велись войны, - ответил старший из мастеров.
- А вы можете сделать такие кинжалы?
- Делали работы и потруднее, - сказал мастер. - Мы починяли нашего правителя, господина дровосека, а у него очень сложный механизм. Только зачем вам кинжалы, мясо удобнее резать обыкновенным ножом.
Энкин флед не терпел противоречий.
- Не рассуждать! - Закричал он и затопал ногами и мигуны от испуга замигали быстрее обычного. - Сделать пять, нет, десять таких кинжалов и чтобы у всех резьба была разная. Сроку неделя. Если не успеете, ну, тогда узнаете, что значит иметь дело с энкином фледом!
Мастера забросили всякую работу и сделали кинжалы. Флед развесил их на стене большой дворцовой залы, на фоне ковра и зрелище ему очень понравилось. Но наместник решил, что оно будет более внушительным, если число кинжалов увеличить.
С тех пор мастерам не было покоя. Им пришлось делать кинжалы, мечи, сабли, шпаги... Наместник целые дни проводил в зале, размещая коллекцию оружия то так, то этак. Взяв в руки меч или кинжал, толстый коротконогий флед фехтовал, воображая, что сражается с волшебником или страшным чудовищем. В действительности, он побоялся бы напасть даже на овцу и чувствовал себя в безопасности только под защитой свирепых дуболомов.
Элли и ее друзья направлялись на восток. Путь их пролегал по тем самым местам, где они в прошлом году совершали поход на Бастинду. Теперь они шли на нового врага, на энкина фледа с его дуболомами.
Армия освободителей пока состояла всего из двух бойцов: железного дровосека и смелого льва. Но никто не посмел бы отрицать, что эти двое стоили многих и многих обыкновенных солдат, не наделенных такой храбростью и силой.
Итак, армия бодро продвигалась на восток, преодолевая каменистое плоскогорье, отделявшее изумрудную страну от страны мигунов.
Железный дровосек с удовольствием прислушивался, как у него в груди бьется при каждом шаге сердце, а Страшила решал в уме арифметические зпдачи, которые, по его просьбе, задавала ему Элли.
Наконец они пришли к тому месту, где кончалась дорога, пролагавшаяся железным дровосеком к изумрудному городу. Здесь несколько месяцев назад нашла дровосека кагги-карр, явившаяся вестницей от Страшилы и здесь валялся молот, брошенный дровосеком, когда он поспешил на помощь к другу.
Молот никому не был нужен, да его и не смог бы никто поднять, кроме железного дровосека.
Дровосек схватил молот, описал им круг над головой и со свистом рассек воздух.
Все ахнули и присели.
- Силенка еще есть. - Добродушно молвил дровосек.
- Пусть поберегутся дуболомы! - Сердито сказал Страшила.

УЛЬТИМАТУМ

Здесь, где начиналась хорошая дорога к фиолетовому дворцу, армия решила остановиться перед началом боевых действий.
Кагги-карр хотела было послать в разведку хилого воробья, клевавшего поблизости зрелые зернышки травы, но не решилась доверить ему такое ответственное дело.
- Полечу сама, - сказала она. - Лично выясню, сколько войска прислал сюда Урфин Джюс.
Она соралась лететь, но произведенный Страшилой в фельдмаршалы Дин Гиор, задержал ее.
- Надо направить врагам вызов, - сказал он, расчесывая гре бешком свою длинную бороду.
- Лучше напасть внезапно, - возразила кагги-карр. - Внезапность часто решает исход боя.
- Фельдмаршал прав, - вмешался Страшила. - Лучше вызвать неприятеля в поле, иначе он может запереться во дворце, а осада - не такое простое дело, я это знаю по опыту.
- А если энкин флед не выйдет сражатся в поле? - Спросил начальник штаба Чарли Блек .
- Мы напишем такое письмо, что он выйдет, - заверил фельдмаршал. – Я знаю этого фледа, он страшно самолюбивый человек.
И вот главнокомандующий и его помощники принялись составлять вызов.
Они долго рассуждали и спорили, наконец письмо было написано на бумаге, которая нашлась у Чарли Блек а и кагги-карр полетела с письмом в клюве. Энкин флеэ в сотый раз переустраивал свою коллекцию оружия, когда к нему вошла кухарка фрегоза.
- Господин наместник, - сказала она. - Там к вам прела... Парле... Перлатурман!
- Кто? - Заорал потревоженный флед.
- Ну, я не знаю, - попятилась фрегоза. - В общем, вас хотят видеть...
- Впустить! - Приказал наместник и на всякий случай вооружился острым кинжалом.
Дверь открылась и в залу важно вошла ворона. Энкина фледа одолел смех.
- Это ты и есть... Тот перал... Мантур?
- Прошу прощения, - строго ответила кагги-карр, взлетев на стол и опуская возле себя письмо. - Я к вам парламентером от главнокомандующего Дина Гиора!
Слушая связную и ясную речь вороны, энкин флед остолбенел он так изумился, что начал даже обращаться к вороне на вы!
- Но вы... Послушайте, я ничего не понимаю! Какой главнокомандующий Дин Гиор? Я знаю только армию моего повелителя, могущественного короля Урфина первого, а ею командует генерал Лан Пирот!
- Прочитайте этот ультиматум и вы все поймете. - Холодно возразила кагги-карр и взлетела на шкаф, на всякий случай подальше от нместника.
Энкин флед развернул бумагу, начал читать и побагровел. Бумага гласила:

УЛЬТИМАТУМ
Мы, правитель изумрудного города Страшила мудрый и главнокомандующий освободительной армией фельдмаршал Дин Гиор, настоящим предлагаем вам, энкину фледу, наместнику так называемого короля Урфина первого, разоружить ваших солдат и сдать без боя фиолетовый дворец. В этом случае ваше наказание за измену роДине ограничится лишь тем, что вы в течение десяти лет будете дробить камень и мостить дороги в стране мигунов.
Если вы не примете крайне выгодное для вас предложение, выходите сражаться в поле. И хотя мы можем выставить против ваших сил одного-еДинственного бойца, мы все же уверены в победе, так как боремся за свободу против вашего самозванного повелителя, так называемого короля Урфина.
За Страшилу мудрого и фельдмаршала Дина Гиора подписал: Чарли Блек ".

Прочитав послание, энкин флед долго и насмешливо хохотал.
- Армия! Из одного бойца! ОДин солдат и куча начальников! И они еще думают победить меня, наместника его величества, могущественного короля Урфина первого! Они имеют нахальство предлагать мне, энкину фледу, сдаться и пойти мостить дороги в стране мигунов! Ха-ха-ха! Эй вы, ламантерпер! Скажите пославшим вас, что я выйду сражаться в открытом поле и разобью их и возьму в плен и самих заставлю дробить камень!!!
Кагги-карр только того и надо было. Она моментально покинула дворец, а наместник вызвал капрала эльведа и приказал ему построить взвод к бою. Железный дровосек ждал врагов на обширной площадке в миле расстояния от фиолетового дворца. Он стоял оДин, в свободной позе, опустив молот к ноге и казался не очень грозным пртивником. Элли с Тотошкой, Страшила, Чарли Блек , Дин Гиор и Фарамант стояли пооддаль, мирной безоружной группой, только у моряка было наготове лассо.
Смелый лев спрятался за камнем, его шерсть сливалась с желтым песком и его нельзя было разглядеть. Он был в засаде на случай какого-либо коварства со стороны энкина фледа.
Послышались звуки шагов.
"Топ-топ-топ!" - Грохотали по твердой земле деревянные ноги дуболомов.
Солдаты увидели оДиного противника и их свирепые рожи загорелись торжеством, а глаза из пурпурового стекла кровожадно блестели. Перед взводом шагал рослый краснолицый капрал эльвед, а сзади всех шел энкин флед, наместник, с мечем в одной руке и кинжалом в другой.

ОДИН ПРОТИВ ОДИННАДЦАТИ

Кухарка фрегоза подслушивала разговор наместника с вороной и весть о том, что дуболомы Урфина Джюса будут сражаться с бойцом освободительной армии, мгновенно разнеслась по окрестностям. За громадными камнями, окружавшими площадку, попрятались мигуны и мигуньи, отовсюду  выглядывали часто мигавшие глаза, с любовью глядевшие на дровосека, их бывшего правителя.
Энкин флед тоже узнал железного дровосека и по спине наместника пробежал холодок. Он знал силу дровосека, но всетаки расчитывал на победу.
Во-первых, у дровосека не было его топора, во-вторых, он был оДин против оДинадцати.
Противники сошлись. Ельвед приказал своим солдатам окружить дровосека и поражать его дубинками, а сам остался позади. Началась ожесточенная битва. Дубинки ударяли о железное тело дровосека и от них получались вмятины на спине, груди, руках. Но эти удары, хотя и опасные, не были смертельными для дровосека. Зато удары его страшного молота дробили дубовые головы его противников, разбивали на куски их сосновые туловища.
Только десять точных ударов нанес врагам железный дровосек и на месте взвода дуболомов лежала груда деревянного лома, годного только в печку варить суп.
Но последний солдат перед тем, как рухнуть на землю, нанес дубиной в грудь дровосека такой сильный удар, что у него отлетела заплатка, сделанная Гудвином, когда тот вставлял дровосеку сердце. Дровосек зашатался и видно было, как болтается внутри красное шелковое сердце.
Прежде чем железный дровосек опомнился, к нему подкрался сзади капрал Ельвед, который уцелел, так как еще не вступил в битву. Краснолицый капрал подхватил с земли дубину и нанес ужасный удар в спину дровосеку. Сердце сорвалось и вылетело на песок, спина дровосека надломилась, он рухнул, успев только прошептать:
- Сердце, мое сердце!
Капрал Эльвед испустил торжествующий крик, которому вторили злобные вопли энкина фледа.
- Бей его! - Кричал флед. - Расправся со Страшилой! Убей фельдмаршала! Хватай девчонку, она - фея, она у них самая главная!
Страшила, Чарли Блек и остальные выступили вперед, защищая своими телами девочку. Из засады выскочил лев, но он был слишком далеко от места боя. Кагги-карр заметалась перед лицом краснолицего капрала, пытаясь остановить его - напрасно. Он несся, свирепый и страшный, размахивая
тяжелой дубиной.
И в этот момент из-за большого камня стрелой вылетел маленький человек, лучший мастер страны мигунов и бросился под ноги эльведу. Тот с разбегу шлепнулся и покатился по земле, но быстро вскочил и уже готов был опустить дубинку на голову самоотверженного мастера. Однако в этот момент свистнуло лас со, петля охватила руки Эльведа. Чарли Блек , Фарамант и Дин Гиор дернули аркан и краснолицый капрал тяжело свалился на песок. И тут из-за камней посыпались десятки мигунов и мигуний, до того лишь взволнованных свидетелей битвы. Они грудой навалились на капрала, отобрали оружие, связали его арканом. Другие набросились на энкина фледа, вырвали у
него меч и кинжал, которыми он, впрочем и не пытался воспользоваться.
С владычеством Урфина Джюса в стране мигунов было покончено навсегда. Над головами наместника и капрала поднялись тяжелые камни
- Не надо, - сказал Страшила. - Мы будем судить их.
А Энкин Флед, дрожащий, упал на колени.
- Там... В этом вашем ультиматуме... Сказан о... - Запинаясь, бормотал он. - Если сдамся... Десять лет... Мостить дороги... Я сдаюсь... Сдаюсь!
- Презренный предатель! - Сказал Дин Гиор. - Ты дважды изменник! Первый раз ты изменил своему народу, когда пошел на службу к тирану. А второй раз сегодня - когда после честной битвы замыслил подлое убийство безоружных людей. Я думаю, ты не отделаешься мощением дорог. Увести пленников.
И их увели. Тем временем Элли со слезами на глазах хлопотала около безжизненно дровосека. Она, впрочем, не впала в отчаянье, так как знала, что мигуны, искусные мастера, восстановили ее друга, когда он был еще в худшем состоянии. Она подобрала шелковое сердце, бережно сдула с него песок и
спрятала до того момента, когда оно понадобится.
Чарли Блек склонился над дровосеком.
- Клянусь людоедами куру-кусу и всеми их тремя тысячами триста тридцатью тремя богами, этот парень сражался как герой! Неужели с ним все покончено?
- Нет, что вы! - Ответил Лестар, тот мастер, который бросился под ноги капралу. - Мы уже имеем опыт в починке господина правителя. Три дня работы и он будет как новенький.. Конечно, если не затеряны какие-нибудь части, - добавил он. Тогда ремонт потребует большего времени.
Ликующая толпа мигунов проводила до дворца свою фею спасительной воды. Дорогой они мигали так отчаянно, что из гла у них покатились крупные слезы и они почти ничего не стал видеть. И при этом они похвалялись, что данную в честь фе клятву умываться трижды в день они соблюдают с величайше
добросовестностью, даже в тяжелые дни правления энкина флед наверное это и помогло им избавиться от врагов!

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЖЕЛЕЗНОГО ДРОВОСЕКА

Добрая фрегоза по-матерински приласкала Элли. Во дворц она повела ее в ванную комнату и вымыла в огромной ванне которой никогда не пользовалась ни Бастинда, смертельно бо явшаяся воды, ни железный дровосек - по той же причине. Фрегоза выстирала запыленное платье девочки и ленточку бантика.
Тотошка тоже вымытый кухаркой, с расчесанной шелковистой шерсткой, пил из блюдца молоко, которого не пробывал после ухода из страны жевунов.
Элли рассказывала доброй женщине про свои приключения и Фрегоза слушала ее, удивляясь в деше тому, что фея спасительной воды походит на обыкновенную маленькую девочку и любит ласку, как все маленькие девочки.
- Вы, мигуны, добрый народ, вы очень дружно живете.
- Да, мы живем дружно, - согласилась Фрегоза. - Тем, кого выгнал наместник, люди даже хотели построить дома, но теперь они, конечно, вернутся сюда, где привыкли жить и снова станнут ухаживать за нашим правителем. Хотя, - вздохнула кухарка. - Господин правитель совсем не нуждается в уходе. Он не ест и не пьет, ему не надо стирать белье и он разве в кои-то веков попросит масла для масленки.
Следующие дни прошли в нетерпеливом ожидании, когда будет исправлен железный дровосек.
И вот настал счастливый момент, когда сияющий железный дровосек вновь предстал перед друзьями. Он действительно сиял, потому что мигуны опять отполировали его до невыносимого блеска. Дровосек опирался на огромный топор с золотым топорищем и у его пояса висела золотая масленка с лучшим
очищенным маслом.
Мастера сделали ему новый золотой топор и золотую масленку по образцу старых. Больше того: они приготовили для Страшилы великолепную трость с золотым набалдашником, еще более роскошную, чем прошлогодняя, которую Страшила утопил во время наводнения, путешествуя к волшебнице стелле.
Страшиле было очень жаль раставаться с тростью из красного дерева, подарком Чарли Блек а и он решил ходить, опираясь сразу на две трости. Но это было очень неудобно. Страшила то и дело спотыкался а иногда даже падал.
Выход подсказала Элли. Она посоветовала Страшиле ходить с тростями поочередно, оДин день с подарком моряка, другой - с подарком мигунов.
- Как я сам не додумался до такой простой вещи. - Огорчился Страшила.
- У тебя просто не было времени. - Утешила его Элли.
Тотошке мигуны выковали новый золотой ошейник.
Самые удивительные подарки получила Элли. Это были серебряные башмачки и золотая шапка, точь-в-точь такие же, какие были у девочки год назад, с той лишь маленькой разницей, что эти вещи были не волшебные. Но тут уж ничего нельзя было поделать - ведь мигуны не умели колдовать.
Элли была страшно рада этим подаркам и тотчас же надела и башмачки и шапку.
Известно, что добрые мигуны питали большое пристрастие к красивым и блестящим вещам. Они не позабыли одарить и своих новых знакомцев. Чарли Блек у они сделали золотую исскуственную ногу вместо его уже изношенной деревяшки, Дину Гиору - золотую расческу для бороды и  фельдмаршальский жезл с золотыми украшениями, а Фараманту преподнесли карандашь в золотой оправе и книжечку в золотом переплете для записей по снабжению армии. Кагги-карр получила изящные золотые колечки на лапки.
Моряк отказался от золотой ноги: уж слишком тяжело было таскать ее, да и она быстро бы истерлась об камни: ведь золото мягкий металл. Взамен Чарли попросил сделать деревянную только покрепче. И тогда мастера выточили ему ногу из железного дерева, о которой сказали, что ей износа не будет.
Дин Гиор и Фарамант своими подарками остались очень довольны. Дин Гиор сказал, что ему для дополнения к высокому чину фельдмаршала только и не хватало жезла, а борода у него уже есть и при том такая, какой не отращивал ни один фельдмаршал на свете.
Страшила весело приплясывал вокруг воскрешенного дровосека и пел:
- Эй-гей-гей-го! Железный дровосек снова-снова-снова с нами! Эй-гей-гей-го!
Он не боялся уронить свой авторитет правителя, потому что мигуны были не его подданные.
Элли гладила блестящие плечи дровосека.
Глядя на эту трогательную сцену, лев прослезился и вытирая слезы кисточкой хвоста, промочил ее. Ему пришлось бежать на задний двор и сушить кисточку на солнышке.
Через несколько дней Элли, Чарли Блек и их друзья собрались на совет.
Пригласили и нескольких мигунов. Надо было подумать, как быть дальше, как разгромить деревянную армию Урфина Джюса.
Мигуны, которые сняли со стены коллекцию энкина фледа, предлагали использовать холодное оружие - Мечи, кинжалы, пики, сабли...
- Я думаю, эти вещи нам очень пригодятся, когда мы пойдем войной на Урфина. - Сказал Дин Гиор, расчесывая бороду золотым гребешком.
- Да позволено мне будет высказать свое мнение, - скромно начал лестар. - Мечи и кинжалы пригодны, когда между собой воюют настоящие люди.
Какой прок, от того, что вы ткнете мечом в сосновое полено? Мне кажется, найболее пригодным вооружением против армии Джюса будут топоры на длинных рукоятках и колотушки, которые я предложил бы сделать в виде железных шаров с шипами, насаженных на прочные древки. Для дубовых голов такое оружие будет очень опасным.
- Браво, браво!
Все члены совета выразили свое одобрение.
Страшила напряг свою умную голову и сказал:
- Дерево горит в огне. У Урфина Джюса солдаты деревянные. Значит, их можно сжигать.
Все были поражены мудростью Страшилы. Лестару поручили придумать приспособление, с помощью которого можно будет забрасывать огнем деревянных солдат. Это должна быть большая пушка, стреляющая огнем. Но как стрелять огнем - этого пока никто не знал.



ПОСЛЕДНИЕ СОЛДАТЫ УРФИНА ДЖЮСА

Пока Дин Гиор и Чарли Блек готовили мигунов к походу на самозваного короля Урфина первого, в изумрудной стране тоже назревало востание против него. Здесь, в городе и окрестностях беспрестанно патрулировали деревянные солдаты и полицейские, невозможно было открыто организовывать освободительную армию. Дело велось в тайне, собирались по ночам, где-нибудь в поле или в роще.
Узнав о том, что в стране появилась Элли, Урфин Джюс всю свою энергию употребил на выпуск новых деревянных солдат, более рослых и сильных, более свирепых чем прежние. Еще несколько солдат из прежних выпусков под руководством ефрейторов сделались столярами и работа в мастерской кипела
круглые сутки.
Урфин Джюс теперь не гнался за внешней отделкой своих воинов. Он следил лишь за гибкостью сочленений, за тем, чтобы руки и ноги хорошо вращались на шарнирах и пальцы цепко держали оружие, а туловище могло представлять грубо отесанный чурбан, который даже не окрашивали за
недостатком времени.
За собой Урфин оставил отделку лица, потому что его столяры при всем своем желании не могли придать им такого свирепого выражения, какое требовал король. А так как ежедневно выпускалось три-четыре солдата, не считая капралов, требовав ших более тонкой работы, то Урфин Джюс изнемогал.
Ему удавалось спать ежедневно всего два-три часа, часто он засыпал у верстака и резец падал из его рук. Урфин почернел и высох, щеки ввалились и стали похожи на темные провалы глаза еще глубже ушли в орбиты под черными сросшимися бровями. Вид диктатора был и страшен и жалок и советники боязливо сторонились его, когда он ненадолго показывался и торопливо проходил по дворцовым залам.
Число деревянных солдат подходило к двумстам, когда случилась неожиданная и страшная вещь.
Перед Урфином Джюсом на полу его секретной мастерской лежал ровным строем новый деревянный взвод с капралом красного дерева на правом фланге.
Привычным жестом Урфин засунул руку во флягу с живительным порошком... И внутри его все похолодело. На дне пустой фляги он нащупал лишь тонкий слой оставшегося порошка!
Вне себя от страха Урфин Джюс опрокинул флягу над верстаком: из фляги высыпалась порция, достаточная для оживления одного солдата, а фляга была последняя. Как безумный, Джюс колотил по дну фляги, стараясь выбить оттуда то, чего там не было. Он бросился к другим флягам, вытрясал их, но оттуда падали жалкие крупинки.
Все кончено! Урфин Джюс истратил волшебное вещество, дававшее ему власть над вещами и людьми и отнине в его распоряжении лишь та сила, которую он успел создать...
Увлеченный изготовлением все новых и новых взводов деревянных солдат, он черпал порошок горсть за горстью, и фляги безотказно снабжали его волшебным снадобьем. Урфину Джюсу стало представляться, что его запасы неисчерпаемы.
И вот пришла расплата за это заблуждение.
Но прошлого не воротишь. Урфин решил попробывать остатками порошка оживить десять солдат и капрала, последнее пополнение своей деревянной армии. Он аккуратно разделил снадобье на оДинадцать часте! И посыпал им лежавшие фигуры.
Как и обычно, порошок с легким шипением задымился и всосался в дерево. Урфин ждал. Но прошло десять минут, пятнадцать... Дуболомы слабо зашевелились, слегка заворочали стеклянными глазами. Еще через десять минут капрал, которому, по обычаю, досталось немного больше порошка, попытался встать и не смог. Урфин помог ему, капрал с трудом поднялся и стоял, качаясь на ногах.
Маленькие порции порошка оказались безсильными вдохнуть достаточно жизни в рослые деревянные фигуры.
Через пятнадцать минут кое-как поднялись и солдаты. Урфин выстроил их; они стали неровным качающимся строем, хватаясь один за другого. К двери мастерской солдаты шли полтора часа. Чтобы перейти дворцовый двор, им, наверное, пришлось бы потратить целые сутки.
Урфин Джюс не стал этого проверять. Вызвав ефрейтора, король распорядился, указывая на еле шевелившихся дуболомов:
- В печку!
Таков был конец последнего взвода деревянной армии Урфина Джюса!



ПОБЕДА

После бегства пленников прошло несколько недель. Быстроногие полицейские, посланные на разведку в фиолетовую страну вернулись с тревожными известиями. Прокрадываясь по ночам, затаиваясь за камнями и в оврагах, подслушивая разговоры, они узнали, что на Урфина Джюса скоро выступит войско из нес кольких сот мигунов под предводительством Страшилы, железного дровосека, длиннобородого солдата Дина Гиора и загадочного великана деревянная нога. Подготовка к походу идет вовсю. Готовится какое-то особенное оружие, мигуны учатся военному строю под руководством
Дина Гиора.
Урфин Джюс был настолько измучен беспокойством, что ему показалось невозможным откладывать решение своей судьбы. Он призвал к себе главного государственного распорядителя Руфа Билана и генерала Лана Пирота.
- Я решил повести мою армию в поход! - Заявил он. - Пора показать этим мятежникам, кто правитель волшебной страны!
Главный государственный распорядитель побледнел. Он первым распрашивал разведчиков и знал о положении дел намного больше того, что счел нужным сообщить королю. Руф Билан понимал, что выступать навстречу неприятелю было очень опасно и осторожно начал:
- Могущественный король, повелитель.
- Без титулов.
- Слушаюсь! Противник очень силен и не лучше ли нам будет запереться стенах города...
- Жалкий трус! - Взревел Лан Пирот, свирепо вращая глазами. – Моя храбрая армия разгромит любого врага!
- Молодец! - Одобрил Урфин. - Учитесь храбрости у генерала, Руф Билан.
- Но я узнал, что у Дина Гиора...
- Ма-ал-чать! Как вы ко мне обращаетесь? Где мои титулы? Или я уж больше не король?!
Окончательно сбитый с толку, Руф Билан замолчал и выступление было завершено.
Дуболомов наскоро почистили щетками от пыли, генерал сказал им краткое воинственное слово и армия в составе ста шестидесяти трех солдат, семнадцати капралов и палисандрового генерала тронулась на восток. Солдаты громко топали деревянными ногами по кирпичам дороги, размахивали дубинками и корчили свирепые гримасы. Урфин Джюс ехал сбоку колонны на спине верного медведя Топотуна.
Переночевали в поле. Солдаты и капралы простояли всю ночь в строю, тараща в темноту бессонные глаза. Урфин Джюс провел ночь очень плохо и проснулся совершенно разбитый. Его одолевали недобрые предчувствия, но отступать было уже поздно.
Встреча произошла на обширном поле изумрудной страны, ограниченном с запада несколькими фермами. Еще издали Урфин Джюс увидал фиолетовую полосу, которая все росла и ширилась. Это было войско мигунов. Впереди шел, ковыляя, великан-деревянная нога, за ним девченка, пугало, железный дровосек, маленький черный зверек и лев, который свирепо бил себя по бокам  хвостом с кисточкой на конце. Рядом с мигунами шагали длиннобородый солдат и страж ворот.
Урфину Джюсу стало не по себе. Ему захотелось, что-бы все что произошло с ним с той ночи, когда ураган принес в его огород семена неизвестного растения, оказалось дурным сном и чтобы он проснулся в своем мирном домике, с крыльца которого виднелись величавые снежные горы...
- Генерал, командуйте отступление! - Закричал Урфин Джюс. – Мы запремся в изумрудном городе, там с нашими силами можно долго выдерживать осаду!
- Направо, кругом! - Скомандовал Лан Пирот и его команду повторили капралы.
Деревянное войско повернулось и... Урфина Джюса затрясла лихорадка.
Из-за зеленых домиков и изгородей, сливаясь с зеленью трав и кустарников, выходили толпами воставшие жители изумрудной страны.
Горожане и фермеры, вооруженные заступами, вилами, косами и просто кольями и жердями, выдернутыми из изгородей, лавиной заполняли поле.
Отступать было некуда!
В это время передняя цепь мигунов раступилась и вперед выкатили огромную пушку, которую высверлили из толстого бревна умельцы-оружейники Лестара.
Дуболомы замерли от неожиданности. Генерал Лан Пирот разинул рот, но ничего сказать не успел.
Пушка начала дрожать, потом затряслась все сильнее и сильнее и наконец выстрелила, испустив громадный столб дыма. На головы дуболомов медленно понеслись в воздухе горящие тряпки и всякий мусор.
Оружейники лестара с криками повалились на землю. Порох, составленный по рецепту Чарли Блек а, оказался слишком сильным, пушка треснула после первого же выстрела. Впрочем, одного выстрела оказалось достаточно. Армия Урфина Джюса в ужасе бросилась в рассыпную. Сам генерал мчался быстрее всех, не разбирая дороги и прикрывая руками свою полированную голову: ведь он теперь знал, что такое огонь!
Мигуны воспользовались паникой противника и кинулись ловить бросивших оружие дуболомов. Каждого дуболома мигуны аккуратно связывали по рукам и ногам и складывали в поленницу. Урфин Джюс решил спасаться бегством.
- Топотун! Быстрее назад, в изумрудный город! - Крикнул он, но в эту минуту Чарли Блек бросил лассо и петля прочно захлестнула туловище бывшего короля.
Джюс кубарем покатился по земле, а Топотун, сразу потеряв воинственнй пыл, стал на задние лапы и смиренно ждал, пока к нему подойдут мигуны.
Чарли приблизился к Урфину.
- Эх, приятель, сколько добра ты мог сделать со своим порошком! - Сказал Блек .
Урфин злобно смотрел на него и молчал.
Мигуны и жители изумрудной страны обнимались, поздравляли друг друга с победой, плясали, пели песни.
Завидев Страшилу, горожане и фермеры бросились к нему, схватили, подняли на руках высоко над толпой. Загремели приветственные возгласы:
- Да здравствует наш правитель, Страшила мудрый! Слава правителю изумрудного города!<

Урфин Джюс и его деревянные солдаты (часть 4)
441 голоc
4 593
03.03.2009
Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий