Жёлтый туман (часть 2)

ПЕРВЫЙ БЛИН КОМОМ


Среди волшебного хозяйства Ара хны имелся ковер-самолет, который она украла у матери, когда сбежала от нее в Волшебную страну. Это был очень старый, потрепанный ковер, и уберегся он от сырости и моли только благодаря неусыпным заботам гномов. Крохотные человечки каждый месяц чистили его щетками, выбивали, сушили на солнышке, штопали, и к моменту пробуждения колдуньи он вполне годился в действие.
Приступая к осуществлению своих замыслов, Арахна решила облететь по порядку все области Волшебной страны, посмотреть, как там обстоят дела, и потребовать признания ее верховной власти.
Арахна разостлала ковер перед входом в пещеру, уселась посредине и посадила рядом Руфа Билана, которого брала, чтобы он вел от ее имени переговоры.
- Ковер, неси меня в Розовую страну, к волшебнице Стелле, - приказала колдунья.
Ковер тотчас поднялся и быстро понесся над землей. Лицо Билана побелело от ужаса, и он громко застонал.
- Что с тобой? - сухо спросила Арахна.
- Милостивая госпожа, заклинаю вас во имя всего святого, не вступайте в борьбу с волшебницей Стеллой!
- Это почему же? Ты думаешь, она сильнее меня?
- Я не сомневаюсь в вашей силе, госпожа, но знайте, что Стелле известен секрет вечной юности.
- А какое до этого дело мне, мне - которая насчитывает уж не помню сколько тысяч лет от роду? - гордо возразила Арахна.
- Хорошо, госпожа, не будем говорить о возрасте, - согласился Руф Билан. - Но у госпожи Стеллы прекрасные отношения с могущественным племенем Летучих Обезьян. Это - страшные звери, и если их стая набросится на вас, я не ручаюсь за нашу победу, несмотря на всю вашу силу и мужество.
Волшебница призадумалась, велела ковру остановиться, и тот неподвижно повис в воздухе.
- Да, я кое-что слыхала в былое время о Летучих Обезьянах. Пожалуй, с этими созданиями лучше не связываться, - согласилась Арахна. - А что ты скажешь насчет того, чтобы навестить Виллину и потребовать от нее покорности?
- Ну что вам дались эти феи? - взмолился Билан. - Вы сами - фея и, простите за откровенность, отлично знаете, что это за пренеприятный народ! Госпожа Виллина, правда, стара, но у нее есть волшебное свойство мгновенно переноситься с места на место. Сейчас она здесь, а через секунду за тысячу миль отсюда. Как вы можете победить такого неуловимого врага?
- Кажется, ты прав, - неохотно признала Арахна. - Оставим фей в покое. Ведь и кроме них в Волшебной стране достаточно земель и народов. Я читала в летописи Кастальо о Марранах. Это самый темный и отсталый народ в здешних краях. Не начать ли нам с Марранов, Билан?
- Начнем с Марранов, госпожа, - обрадовался Билан, хотя, проспав последние десять лет в Пещере, ровно ничего не знал о событиях, которые развернулись в их стране; а те главы летописи, которые об этом рассказывали, он прочитать не успел.
И Арахна приказала ковру-самолету доставить ее в долину Марранов. Через несколько часов полета ковер опустился на одной из гор, кольцом окружавших эту страну.
Большие изменения произошли в долине Марранов с тех пор, как ее жители прогнали Огненного бога Урфина Джюса. Разделавшись с самозванцем, Прыгуны устроили настоящую революцию: они свергли власть аристократов и перестали работать на них. Вместо прежних жалких соломенных шалашей, где обитало простонародье, в опрятных деревеньках стояли вдоль прямых улиц небольшие, но теплые и уютные домики. Из труб поднимался дымок, свидетельствуя о том, что Марраны забыли старинный страх перед огнем и научились им пользоваться.
Плохо возделанные пшеничные поля они заменили прекрасными фруктовыми рощами, где деревья были усыпаны спелыми плодами. По склонам гор под надзором веселых мальчишек паслись стада коров и овец. И около каждой деревни обязательно виднелась волейбольная площадка - волейбол, наследие Тима О'Келли, сделался национальным спортом Прыгунов.
Когда гигантская черная фигура Арахны, стоявшей на горе, обрисовалась на голубом фоне неба, в деревнях Марранов поднялась тревога. Женщины и дети попрятались в домах, а мужчины возбужденно переговаривались.
Вскоре на дороге, ведущей к центральному поселению Прыгунов, показалась фигурка Руфа Билана; напыжившись от гордости, он шел послом от злой феи. Ему навстречу поспешили Харт, Бойс и Клем, выборные старейшины Марранов. В руках у них на всякий случай были увесистые дубинки, и Руф Билан оробел. Вместо того чтобы заговорить громко и внушительно, он, дрожа, пролепетал, что пришел от великой волшебницы Арахны с требованием к ним, Марранам, признать ее своей императрицей и платить ей ежегодную дань.
Старейшины переглянулись, и Бойс сказал:
- Передай своей госпоже, что мы просим полчаса на размышление, а потом явимся к ней с ответом.
Билан сразу приободрился и спесиво зашагал назад, считая, что дело сделано.
- Конечно, эти простаки до смерти испугались, когда я очень сурово передал им ваше требование, госпожа, - доложил он колдунье. - Они скоро явятся к вам с изъявлением покорности, и речь, очевидно, пойдет только о том, чтобы вы наложили на них не слишком большую дань.
Волшебница сухо поблагодарила Билана кивком головы и стала ждать. А в домиках Прыгунов заметно было оживленное движение. Из дома в дом поспешно переходили мужчины, что-то передавали друг другу, а мальчишки шныряли по дворам, часто нагибаясь к земле.
И вот к горе, на которой стояла Арахна, двинулась толпа в несколько сот человек. Странным казалось, что в ней незаметно было ни детей, ни женщин, ни стариков - ее составляли одни лишь взрослые, сильные мужчины, цвет племени. Странными были и их позы: каждый шел, держа правую руку за спиной, чтото скрывая от взора колдуньи.
Толпа полукольцом окружила волшебницу, стоявшую на ковре-самолете.
Она горделиво смотрела на подходивших, и у ее ног жался Руф Билан. Старейшины Клем, Бойс и Харт выступили вперед.
- Волшебница Арахна, - заговорил звучным голосом Харт, - вы хотите, чтобы мы подчинились вам платили дань. Но довольно с нас князей, волшебников и богов! Вот наш ответ! Пли!!
И Харт выбросил правую руку вверх. По его сигналу над толпой мгновенно взметнулись и закрутились заряженные пращи, и камни сотнями засвистели в воздухе!
Три снаряда врезались в широкий лоб колдуньи, два в подбородок, несколько десятков камней попали ей в плечи, грудь и живот, порядочный булыжник сбил с ног Руфа Билана.
Нападение оказалось таким организованным и внезапным, что Арахна растерялась. Но когда она увидела, что Марраны нагибаются за камнями, чтобы вновь зарядить пращи, она завопила диким голосом:
- Ковер, неси меня прочь отсюда!
И ковер мгновенно взвился в воздух. Несколько снарядов наиболее проворных стрелков настигли его и пробили в нем дыры (кстати, от этого подъемная сила и скорость ковра порядком уменьшились).
Колдунья так разозлилась на Билана, что сжала его в кулаке и чуть не раздавила - а для этого ей нужно было сделать лишь слабенькое усилие.
Но сообразив, что предатель ей еще понадобится, она выпустила его и только злобно прошипела:
- Так вот с какой покорностью привел ты ко мне Марранов, дурак!
Руф Билан ловко вывернулся.
- Если уж ваша мудрость не обнаружила их коварного замысла, где же было мне, простому смертному, разгадать его!
Колдунья прикусила язык. Действительно, что требовать с Билана, когда она сама, волшебница, с детства привычная ко всевозможным хитростям и уловкам, попалась в такую простую ловушку!
Чтобы отомстить Марранам, Арахна решила вызвать землетрясение. Но так как в пылу раздражения она перепутала заклинание, то и землетрясение получилось жиденьким: с гор скатилось несколько камней да кое-где в домах с полок попадала посуда.
Если бы Арахна и Руф Билан знали поговорки далекой северной страны, затерянной за океаном, то они очень кстати могли бы припомнить такую:
"Первый блин комом".


ПУШКА ЛЕСТАРА

Свидетельницей позорной неудачи чародейки Арахны оказалась старая мудрая сойка. Сообразив, что опасность нападения в следующую очередь грозит Фиолетовой стране, сойка тотчас разыскала ласточку.
- Лети во весь дух к Фиолетовому дворцу, - приказала она. – Пусть первая же встреченная тобой подруга передаст по эстафете Железному Дровосеку, что на его страну надвигается беда: ее хочет завоевать великанша-колдунья в тридцать локтей ростом. Пусть Мигуны готовятся!
Птичья эстафета была привычным делом в Волшебной стране. Ее организовала ворона Кагги-Карр, которая являлась главным начальником связи и имела в этом деле большие заслуги.
Тут надо кстати сказать, что люди Волшебной страны жили с лесными зверями и птицами в дружбе. Благодатная природа так щедро одаряла жителей страны урожаями злаков, овощей и фруктов, на их лугах паслось столько домашнего скота, что надобность в охоте на лесную дичь совершенно отпадала.
Наоборот, люди часто приходили на помощь лесным обитателям. Если случалась засуха и плоды, не созрев, Преждевременно опадали с деревьев, поселяне подкармливали зверей и птиц из своих запасов.
В свою очередь, звери и птицы помогали людям, когда те оказывались в беде. Такой помощью и были птичьи эстафеты.
Быстрокрылая летунья помчалась, со свистом рассекая воздух. Она без труда обогнала ковер-самолет Арахны, пострадавший под снарядами Марранов. Известие передавалось по эстафете с такой  коростью, что на три часа опередило Арахну.
Какая началась тревога! Ведь последний год, после низвержения Огненного бога Марранов, Мигуны со всеми соседями жили в мире и дружбе. Ни о каких злых волшебниках и волшебницах не было слышно, и казалось, ничто не грозило спокойствию страны.
И, однако, сомневаться не приходилось. Опасность приближалась, и опасность грозная: по птичьей эстафете передавались только самые важные сообщения, а обычные донесения доставляли деревянные курьеры, бывшие полицейские Урфина Джюса.
Железный Дровосек только что прошел очередной курс диспансеризации.
Его заново перебрали, прочистили и смазали все детали, набили шелковое сердце свежими опилками. Он вышел из мастерской отполированный и сияющий так, что на него больно было смотреть.
Узнав от механика Лестара, маленького старичка с живыми движениями, о приближающейся беде, Правитель тотчас отдал ряд распоряжений, говоривших о его уме и большом опыте в военных делах.
Во все стороны побежали гонцы с приказом очистить ближайшие деревни; жители должны были оставить фермы и укрыться в Фиолетовом дворце за прочными стенами. Пастухи погнали стада в овраги, известные только им одним. Одни воины, вооружившись луками, заняли оборонительные позиции в каменных башенках, другие сидели на крыше дворца, скрываясь за трубами, а некоторые прятались в засаде за большими камнями, разбросанными вдоль дороги.
Окрестность Фиолетового дворца быстро приобрела вид военного лагеря, готового к осаде.
А механик Лестар занялся большой деревянной пушкой, той самой, которая когда-то позволила Мигунам без боя победить дуболомов, напугав их однимединственным выстрелом. Правда, при этом выстреле пушка лопнула, но Лестар тогда же починил ее, набив на ствол железные обручи. У механика
еще оставался запас пороха, приготовленного одноногим моряком Чарли Блоком.
Лестар зарядил пушку порохом, а вместо картечи насыпал внутрь гнутых гвоздей, обломков лошадиных подков и другой железной мелочи. Орудие было готово к бою. Бомбардир стоял около него с горящим фитилем в руке.
Но вот показался в воздухе ковер-самолет, а на нем огромная черная фигура волшебницы Арахны, которая на этот раз вооружилась огромным суком дерева, вырванным из земли прямо с корнями.
Ковер опустился на землю в некотором отдалении от дворца, парламентер Руф Билан двинулся к Железному Дровосеку, размахивая вместо флага белым полотенцем; он стащил его в опустевшей хижине какого-то Мигуна.
Дровосек узнал Билана. Он презрительно сказал:
- А, это ты, предатель? Оказывается, тебе не свернули шею в Подземной стране?
- А за что бы мне ее свернуть? - огрызнулся Билан. - Но сейчас речь не обо мне, и давай перейдем к делу. Ты видишь там, вдали, могучую волшебницу Арахну; я пришел сюда ее посланником.
- И что же она велела передать? - поинтересовался Дровосек.
- Прежде всего она требует от вас безусловной покорности и признания ее вашей королевой отныне и во веки веков.
- Так. И это все? - спокойно спросил Дровосек.
- Конечно, нет. Вы будете платить королеве ежегодную дань в тысячу быков и две тысячи баранов, а гусей и уток сколько потребуется. Поначалу вы зажарите для повелительницы три быка и пяток баранов, а мне достаточно жирной курицы: мы с госпожой проголодались во время путешествия.
- Разве Марраны не угостили вас сытным завтраком? - с притворным простодушием спросил Билана Железный Дровосек.
Руф Билан дико вытаращил глаза: он понял, что неудача Арахны у Прыгунов уже стала каким-то образом известна в Фиолетовой стране, и спесь с него сразу спала.
- Так вы намерены подчиниться Арахне или нет? - спросил он, потеряв всякую уверенность.
- Иди к своей госпоже и скажи, что мы будем драться до последнего! - гневно воскликнул Правитель. - И помни, что тебя спас от гибели только твой парламентерский флаг.
И он так мощно взмахнул топором над головой изменника, что воздух загудел вокруг.
Ноги Билана подкосились от страха, и он, спотыкаясь, поспешил к своей повелительнице. Услышав донесение Руфа, волшебница очень рассердилась и двинулась на Мигунов, опираясь на чудовищную палицу. Навстречу ей отовсюду засвистели стрелы: они летели из боевых башенок, с крыши дворца,
из-за придорожных камней. Они вонзались в лоб и щеки колдуньи, застревали в мантии, поражали голые щиколотки. Правда, для великанши это было не страшнее, чем булавочные уколы, но ведь и булавочные уколы не очень приятны.
И все-таки гигантская фигура Арахны продолжала продвигаться вперед, а ее палица, ударяя по земле, выбивала в ней глубокие ямы. Вот когда Железный Дровосек пожалел о том, что в первые же дни своего правления велел убрать высокую стену с острыми гвоздями наверху, которая окружала Фиолетовый дворец во времена Бастинды. С этой стеной дворец сильно напоминал тюрьму, но теперь, быть может, стена задержала бы Арахну...
И тут оглушительно грянула пушка Лестара. Выстрел картечью, угодивший на близком расстоянии прямо в грудь чародейки, произвел поразительное действие. Арахна даже пошатнулась и чуть не упала, но удержалась на ногах. Рана не была для нее смертельной и даже опасной, однако волшебнице показалось, что ее ударил какой-то великан, равный ей по силе, а рев пушки она приняла за голос разгневанного чудовища...
И Арахна испугалась! Да, она испугалась, бросила дубину и побежала искать спасения на своем волшебном ковре. По дороге она сослепу наступила на две оборонительные башенки и раздавила их, но воины, которые в них сидели, к счастью, вовремя выскочили и спрыгнули в ров.
В спешке колдунья потеряла кожаные башмаки и даже не остановилась, чтобы их подобрать. Их судьба оказалась весьма любопытной. Башмаки были непромокаемые: то ли кожу пропитали особым составом, то ли Арахна их заколдовала. Железный Дровосек умело воспользовался этим свойством башмаков. Он приказал отвезти их на Большую реку. Там Мигуны оснастили их палубами, мачтами, парусами, приделали к ним рули, и башмаки обратились в корабли под названиями "Правый" и "Левый". Они вошли в состав флота Фиолетовой страны, и на этих кораблях Мигуны совершали далекие плавания, перевозили в трюмах грузы. "Правый" и "Левый" отличались большой грузоподъемностью и маневренностью.
Но самым интересным их качеством оказалось то, что они отгоняли крокодилов, в изобилии водившихся в реке. На деревянные суда чудища нападали нередко, и от них приходилось отбиваться стрелами и копьями. Но, завидев кожаные корабли, крокодилы разбегались кто куда. Наверно, их пугал
необычный вид кораблейбашмаков или им не нравился исходивший от них резкий запах. Так или иначе, от желающих поплавать на кораблях-башмаках не было отбою.
Битва Мигунов с могучей Арахной продолжалась не более десяти минут.
Бегство колдуньи было встречено торжествующими криками победителей.
А волшебница, подняв ковер в воздух и направив его подальше от этих мест, подумала:
"Урфин Джюс, пожалуй, был прав: не так-то легко подчинить своей власти свободолюбивые народы. Но мы еще посмотрим!.."
И она приказала ковру нести ее к Изумрудному городу. Она не знала, что опережая ее, несется по птичьей эстафете донесение Страшиле обо всем, что случилось в долине Марранов и у Фиолетового дворца.

НОЧНОЙ ШТУРМ

Ковер Арахны тащился по воздуху со скоростью захудалого железнодорожного поезда, а колдунья вновь и вновь переживала унижения, испытанные ею при встречах с Марранами и Мигунами. Как?! Эти жалкие крохотные людишки заставили с позором бежать ее, могучую волшебницу, доселе побежденную одним лишь Гуррикапом! И, однако, приходилось признать, что сила оказалась на их стороне.
"Все это потому, что их много, а я одна, - рассуждала Арахна. - Нельзя же в самом деле считать помощником этого ничтожного труса, что скорчился у моих ног. Он не может толком выполнить даже самого простого поручения. Но кого бы мне привлечь в союзники?.."
Поразмыслив, колдунья созналась самой себе, что в Волшебной стране не найдется ни людей, ни зверей, которые стали бы ей помогать.
- Ну что ж, буду, как прежде, действовать одна, - сердито пробурчала Арахна. - А на болтовню Урфина не стоит обращать никакого внимания.
Но уж если фея об этом говорила, значит, предсказание бывшего короля все же запало ей в память.
Настроение у колдуньи было отвратительное, и не только потому, что она потерпела два поражения, но и потому, что у нее зябли босые ноги и ее мучил голод. Она не ела целый день и готова была съесть стадо быков.
Однако нигде не встречалось никакой живности. На фермах, попадавшихся по пути, было пусто. Птицы, летевшие впереди Арахны, предупреждали фермеров об опасности, и те успевали спрятать скот и сами укрывались в тайниках.
Пришлось Арахне снизиться у фруктовой рощи и приналечь на плоды, хотя она их терпеть не могла.
Кое-как заморив червячка, волшебница двинулась дальше. А в это время птичья почта уже донесла до Изумрудного острова весть о приближении врага. Страшила тотчас собрал свой штаб. На его зов первым пришел фельдмаршал Дин Гиор, расчесывавший золотым гребешком свою роскошную бороду, спускавшуюся ниже колен. За ним явились заведующий снабжением армии Фарамант и начальник связи Кагги-Карр. До принятия каких-либо решений следовало узнать, какая им грозит опасность. На тумбочке стоял розовый ящик с матовым стеклом, подарок Стеллы. Члены штаба расположились вокруг телевизора, и Страшила произнес магические слова:
"Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи нам колдунью, летящую на ковре-самолете!"
И тотчас волшебный экран осветился, и на фоне небе стал виден распластавшийся в воздухе ковер и сидящая на нем великанша. При виде такого зрелища всем членам штаба и самому Страшиле стало как-то не по себе. Уж очень зловещий вид имела колдунья в длинной синей мантии, со свирепым красным лицом, с копной черных волос на голове. У ног Арахны скорчилась маленькая фигурка, в которой Страшила и его друзья узнали Руфа Билана.
- Смотрите-ка, этот изменник уже тут, - удивился Фарамант. - Как это он успел снюхаться с колдуньей?
- Др-рянь к др-ряни липнет, - сердито объяснила ворона. - Я ничуть не удивлюсь, если где-нибудь поблизости окажется и этот неугомонный честолюбец Урфин Джюс. Он ведь того же поля ягода...
Страшила загорелся любопытством.
- А давайте-ка, в самом деле, посмотрим, где этот фрукт. Всегда полезно наблюдать за врагом. Я и так виноват в том, что слишком редко пользовался подарком Стеллы. - И он обратился к телевизору: Ящик, ящик, будь добренький, покажи нам Урфина Дэкюса, где бы он ни был.
И вдруг на экране появилась прелестная поляна с уютным домиком и кой-какими постройками на заднем плане, а впереди, у огородной грядки, стоял на коленях Урфин и полол огурцы. Рядом примостился филин Гуамоко.
Страшила и его друзья услышали их разговор.
- ...так-таки ни в какую? - закончил, видимо, начатую ранее фразу филин.
- Ни в какую, - подтвердил Урфин. - Она мне и так и эдак, а я твержу одно: "Я вам в этом черном деле не помощник!"
- Так и сказал, хозяин?
- Так и сказал!
- А она?
- Затопала ногами, заорала так, аж пещера затряслась, я думал, обвалится. "Я, - кричит, - могучая волшебница, я, - кричит, - тебя одним пальцем раздавлю, как муху, если не пойдешь ко мне на службу!"
- А ты?
- А я опять; "Давите, а против своих не пойду! Достаточно я им напакостил..."
- А она?
- А она как поднимет надо мной кулачище чуть не с мой дом!..
Страшила и его друзья переглядывались с недоумением и радостью. Вот, значит, каким стал этот Урфин, который дважды захватывал власть над Волшебной страной?! Конечно, слушатели не знали, что, рассказывая о разговоре с Арахной, бывший король преувеличил угрозы злой феи, попросту говоря, малость прихвастнул, но ведь главное-то было верно, в главном он говорил правду! Если бы он поддался на уговоры колдуньи, то сейчас сидел бы на ковресамолете рядом с Арахной, а он у себя, возделывает огурцы в своем далеком владении...
Разговор между Урфином и филином перешел на другое, но Страшиле было достаточно того, что он услышал. Урфин им не враг, а союзник, и не исключено, что он придет на помощь людям, если его позовут.
Страшила выключил телевизор. Теперь он и его штаб знали, с кем им придется иметь дело. Они не очень испугались. Им приходилось защищать Изумрудный город от сотен дуболомов Урфина, от целой армии Марранов, а тут только один враг, правда, огромный и сильный, но все же один: ведь Руфа Билана в расчет принимать не стоило.
До прибытия Арахны оставались еще целые сутки, и горожане принялись за оборонительные работы. От птиц военные руководители города уже знали, что волшебница разорила целую плодовую рощу, значит, она была голодна.
Надо лишить ее продовольствия!
Все окрестные фермы опустели. Часть скота переправили в город, а часть запрятали в таких дебрях, что его не обнаружил бы самый искусный сыщик. На городских стенах снова появились котлы с водой, и под ними запылал хворост. За каменными зубцами прятались стрелки с луками и арбалетами, а Дин Гиор, забросив бороду за спину, налаживал катапульты, с помощью которых можно было бросать огромные камни.
Арахна приближалась к Изумрудному острову, не подозревая, что за каждым ее движением следит дежурный у волшебного ящика. И даже разговоры ее с Руфом Биланом явственно слышались с экрана.
- Мы подберемся к ним ночью, - доверительно говорила колдунья своему спутнику. - В городе, конечно, ничего обо мне не знают и будут спокойно спать. А я перелезу через городскую стену, проникну во дворец и захвачу в плен их правителя, этого невесть за что превознесенного молвой соломенного человека. Посмотрим, как тогда осмелятся противиться мне его подданные...
Руф Билан очень сомневался насчет того, что в Изумрудном городе неизвестно о приближении чародейки. Но свои сомнения он благоразумно держал при себе. А Фарамант, дежуривший у телевизора, прямо корчился от смеха, представляя себе, как великанша Арахна пытается протиснуться сквозь двери дворца, рассчитанные на обыкновенных людей.
- Ладно, ладно, хвастунья, мы, тебе устроим почетную встречу с факелами, - пообещал Фарамант, погрозив экрану кулаком.
Помешкав, сколько нужно, злая фея действительно оказалась в окрестностях Изумрудного города ночью. Но для нее полной неожиданностью оказалось, что он окружен широким каналом, через который не было моста, а паром стоял у противоположного берега. Это ей мешало подобраться к городу незаметно.
- Почему ты мне не рассказал, болван, что ваш город расположен на острове? - злобно набросилась колдунья на Билана.
Изменник начал оправдываться:
- Клянусь жизнью, госпожа, десять лет назад этого не было! Канал выкопан после того, как я покинул эти места.
- Эх ты, недотепа! - с презрением молвила Арахна. - Ну да ладно, думаю, вода не очень глубока.
Арахна оставила ковер на берегу под присмотром Руфа Билана и плюхнулась в канал. Сначала вода доходила ей до колен, потом до пояса, а дальше - все глубже, глубже... Вот из воды виднелись только плечи великанши да голова с огромной копной черных волос. И в этот момент на городской стене вспыхнули костры и зажглись яркие фонари. В руках горожан запылали сотни смоляных факелов, и вокруг сделалось светло как днем.
Дин Гиор и его помощники хлопотали у катапульт. Они отпустили защелки, удерживавшие веревки из скрученных воловьих жил, которые заменяли пружины. И тотчас концы длинных бревен взвились в воздух и начали стрелять огромными каменными глыбами.
Вода вокруг колдуньи забурлила под ударами падающих снарядов. Великанша металась туда и сюда, и тут тяжелый мельничный жернов стукнул ее по самой макушке. Копна волос смягчила удар, да и череп волшебницы был так крепок, что легко его не пробьешь. Все же Арахна на миг потеряла сознание и скрылась в глубине канала.
Горожане закричали от радости, но колдунья быстро пришла в себя и вынырнула из воды. Теперь уж не могло быть и речи, чтобы Арахне незаметно пробраться в город и похитить Страшилу, и Арахна пустилась наутек. Вслед ей неслись стрелы, поражая незащищенную шею и плечи: казалось, гигантскую женщину жалит рой разъяренных ос.
Не помня себя от боли и страха, чародейка кое-как выкарабкалась на берег, плюхнулась на ковер и заплетающимся языком приказала нести себя прочь от страшного места.
- Ар-рахна др-рянь! - было последнее, что услышала злая фея, улетая.
Так проводила ее Кагги-Карр, а в это время на городской стене восторженные горожане качали Страшилу, Фараманта и запутавшегося в своей роскошной бороде фельдмаршала Дина Гиора.
- Мне бы хоть полк таких храбрых бойцов, - в полузабытьи прошептала Арахна, - я завоевала бы с ними весь материк...


ПРОИСШЕСТВИЕ С КОВРОМ

Ковер нес волшебницу в страну Подземных рудокопов, а она раздумывала:
"В первой схватке с людьми я отделалась синяками на лбу и подбородке; во второй меня ранило в грудь какое-то ревущее чудовище, и я осталась без обуви; в третьей мне чуть не проломили голову, и я могла утонуть...
Чем дальше, тем хуже. Что еще меня ждет? А вдруг мне грозит гибель, как предсказал этот неудавшийся король? Уж не повернуть ли в пещеру и спокойно доживать век повелительницей моих верных гномов?.. Но нет, я должна испытать свою судьбу до конца!.."
Упрямство и злость гнали Арахну на новые, быть может, еще более опасные приключения.
Выбрав в лесу удобную поляну, колдунья выжала мокрую одежду, подсушила ее на костре и проворочалась всю ночь на жесткой земле. Трепещущий от страха Руф Билан все еще находился при ней. Уж он и не рад был, что связался с Арахной: как видно, служа ей, не заработаешь богатства и почестей. Скорее всего, вздернут тебя на виселице. Но когда Билан на рассвете попытался удрать, Арахна проснулась и так цыкнула на него, что у предателя отнялись руки-ноги.
- Если еще раз замечу такое, - прикрикнула фея, - смерть тебе!
В полдень показалось поселение Подземных рудокопов. Конечно, там уже знали о предстоящем нападении Арахны и приготовились к приему незваной гостьи. Женщины, дети и старики попрятались, мужчины вооружились мечами и кинжалами. Для великанши они были не опаснее зубочисток, но рудокопы приготовили и кое-что другое.
Деревню кольцом окружили Шестилапые. Конечно, эти звери ростом едва доходили до колен волшебницы, но если их свирепая стая набросится со всех сторон на Арахну, ей плохо придется от их мощных клыков и острых когтей.
- Пожалуй, я не буду слишком требовательна и удовольствуюсь званием владычицы Подземных рудокопов, даже без того, чтобы они платили мне дань, - сказала фея Билану.
Как видно, ее притязания после перенесенных поражений стали значительно скромнее.
Ковер-самолет по приказанию хозяйки описывал круги над деревней, а колдунья старалась разглядеть, какие еще средства борьбы есть у рудокопов. И когда она пролетала над пальмовой рощей, оттуда вдруг вынырнула чешуйчатая голова величиной с бочонок, щелкнула зубастой пастью и вцепилась в край ковра. Это нападение было настолько неожиданным, что ковер накренился, и Арахна чуть не потеряла равновесие. Перепуганный Руф Билан покатился по ковру и свалился бы на землю, если бы колдунья не успела ухватить его огромной ручищей.
Началась борьба. Арахна, напрягая всю силу воли, приказывала ковру подниматься вверх, а дракон Ойххо упрямо тянул его к себе. И так как силы у крылатого зверя было достаточно, то ковер начал снижаться. Огромная лапа дракона уже тянулась к нему, но в этот момент ветхая ткань не выдержала, и большой ее кусок с треском оторвался.
Голова Ойххо нырнула в рощу с добычей, а ковер, как-то нелепо колыхаясь, понес свою владелицу вверх.
Здесь надо рассказать о судьбе того куска чудесного ковра, который достался Подземным рудокопам. Он сохранил подъемную силу соответственно своей величине и мог носить в воздухе человека. Рудокопы почистили ковер, подштопали, обметали края, и правитель страны Ружеро стал пользоваться им для деловых поездок по области. А раз он даже слетал на нем в гости к своему другу Прему Кокусу, правителю страны Жевунов.
Когда схватка с Ойххо кончилась, Арахна сердито крикнула:
- Нет, с меня довольно! Я вижу, как прав был Урфин Джюс! Народы не хотят расставаться со своей свободой... Ковер, к пещере!
Но тут поднял свой голос Руф Билан:
- Милостивая госпожа, мы еще не побывали у Жевунов! Чем угодно ручаюсь, они покорятся вам при одном вашем появлении в их стране. Это - самые робкие и миролюбивые люди на свете, и они страшно боятся всякого оружия. Даже вид кухонного ножа приводит их в трепет. Полетим к Жевунам, госпожа!
- Хорошо, я послушаюсь тебя в последний раз, - мрачно согласилась колдунья. - Неси меня к Жевунам, ковер!
Да, Жевуны были робкие и миролюбивые люди, и, конечно, они никогда не осмелились бы вступить в борьбу с могучей чародейкой. Но они нашли другое средство избавиться от нашествия Арахны.
Задолго предупрежденные по птичьему телеграфу о предстоящем появлении колдуньи, они попрятались по дебрям и трущобам, которых так много было в их стране. Еще год назад, готовясь к нападению Марранов, они вырыли в лесной чаще просторные землянки и теперь забились туда со своими семьями и домашним скотом.
Когда ковер-самолет, с трудом удерживая равновесие и то и дело кренясь набок, принес Арахну в Голубую страну, чародейка и ее слуга напрасно обшаривали веселые приветливые деревеньки Жевунов. Везде было хоть шаром покати.
Ярость колдуньи не знала пределов. Найдя в одной хижине покинутого кота, она схватила несчастное животное за хвост и так трахнула его о дерево, что от кота ничего не осталось.
- Так бы поступить с тобой, проклятый лгун! - прошипела она, злобно глядя на обмершего от страха Руфа Билана. - "Жители Волшебной страны с радостью покорятся такой могущественной повелительнице, как вы!" - передразнила она изменника. - Где же эта радость, где она, скажи мне! Я
что-то ее не заметила! - издевательски допрашивала Арахна дрожавшего от ужаса маленького человечка.
Внизу медленно проплывали одетые туманом поля и леса.

ТРУДНЫЕ ДНИ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ

ЖЕЛТЫЙ ТУМАН

Поврежденный ковер-самолет кое-как дотянул свою хозяйку до пещеры.
Едва завидев сбежавшихся встречать ее гномов, Арахна повелительно крикнула:
- Обедать! Быков жарьте! Быстрее! Да побольше!..
На трех кострах жарились быки и один за другим исчезали в огромной пасти великанши. Гномы-повара уже начали валиться с ног от усталости, когда колдунья наконец откинулась от стола.
- Теперь спать... - пробормотала она.
Но прежде чем улечься, Арахна велела гномам сшить ей новые башмаки.
Летописцу Кастальо очень хотелось узнать, как его госпожа оказалась без башмаков, но он не осмелился спросить ее об этом.
Его любопытство удовлетворил Руф Билан. Болтливый изменник не смог удержаться от искушения выболтать летописцу историю печальных приключений Арахны. Кастальо вписал рассказ Билана в очередной том летописи, и эти события стали нам известны.
Едва добравшись до постели, волшебница заснула мертвым сном. Три недели подряд спала Арахна, и гномы начали уж надеяться, что на нее вновь напал многолетний сон. Но нарушить ее приказ маленькие человечки не осмелились и сшили своей госпоже новые башмаки.
Нелегкая это была работка! На выполнение заказа понадобилась целая сотня бычьих шкур, и хорошо еще, что такое количество нашлось в кладовых запасливого народца. Обмерив ноги спящей колдуньи, тридцать сапожников принялись кроить и шить на лужайке перед пещерой, а десять подмастерьев готовили дратву. С подошвами сапожники управились довольно легко, а с боками и верхом помучились вдоволь: пришлось подставлять лестницы.
На шитье башмаков сапожники потратили четыреста семнадцать клубков дратвы и поломали семьсот пятьдесят четыре шила: кожа была толстая, а работать неудобно.
Как-никак, к пробуждению Арахны пара колоссальных башмаков стояла на площадке. Колдунья надела их и осталась довольна: мастера знали свое дело.
- А теперь обедать! - приказала она.
Утолив голод, фея разлеглась на солнышке и начала раздумывать, как отомстить людям.
- Предположим, я попробую устроить им хорошенькое землетрясение? - размышляла Арахна. - Пожалуй, не выйдет. Я долину Марранов даже не могла встряхнуть как следует, а на всю Волшебную страну у меня силы не хватит.
Может, саранчу на них наслать? До моего сна это волшебство мне удавалось неплохо. Саранча сожрет урожаи на полях, траву на лугах, плоды во фруктовых рощах... А дальше что? Скот у фермеров подохнет от бескормицы, и мне же нечего будет с них брать. Нет, это не годится! - приказала сама себе Арахна. - Еще что у меня есть в запасе? Ага, наводнение. Вот чем я их дойму! Как зарядит ливень недели на три, да выйдут реки из берегов, да придется людишкам спасаться от потопа на крышах, вот тогда они взвоют. - Помолчав, колдунья продолжала: - Взвыть-то они взвоют, да мне какой от этого толк? Ведь они не поверят, что все это устроила я, скажут:
"Природа!" Поди доказывай! - Арахна долго лежала в раздумье, потом вдруг подпрыгнула от радости. - Вспомнила! Желтый Туман! Вот когда они запляшут, голубчики!.. Желтый Туман! Я помню, как моя мать Карена сломила гордых тауреков, напустив на их область Желтый Туман. Они только две недели и выдержали, а потом пришли с повинной головой. Чем хорош Желтый Туман? - продолжала рассуждать Арахна. - Я могу его вызвать, могу и убрать в любой момент, значит, все поймут, что это - мое колдовство... А главное, его никогда не бывало в Волшебной стране, и это будет страшная новинка для людей и для зверей.
Волшебница отправилась в пещеру и, выгнав из нее гномов, чтобы они не подсмотрели, достала из потайной ниши книгу заклинаний. Несмотря на прошедшие тысячелетия, книга, написанная на пергаменте, хорошо сохранилась.
Арахна полистала ее, нашла нужную страницу.
- Так вот, - обратилась она к книге, - предупреждаю: мой приказ должен исполниться, когда я скажу: раз, два, три! Но запомни предварительно: Желтый Туман не должен проникнуть во владения Виллины и Стеллы.
Я не хочу связываться с этими гордячками, кто их знает, какие волшебства у них в запасе и чем они могут мне отплатить. Второе: Желтый Туман не должен простираться над окрестностями моей пещеры, над моими полями и фруктовыми рощами, над лугами, где пасутся мои стада. А теперь слушай:
убурру-курубурру, тандарра-андабарра, фарадон-гарабадон, шабарра-шарабарра, появись. Желтый Туман, над Волшебной страной, раз, два, три!
И только что вылетели последние слова из уст колдуньи, как тотчас странный Желтый Туман заволок всю Волшебную страну, кроме владений трех фей - Виллины, Стеллы и Арахны. Туман этот был не очень густой, и сквозь него виднелось солнце, но оно казалось большим багровым кругом, точно
перед закатом, и на него можно было смотреть сколько угодно, не боясь ослепнуть.
Как будто бы появление Желтого Тумана не было таким уж большим бедствием для Волшебной страны, но погодите: в ходе дальнейшего правдивого повествования вы еще узнаете его зловредные свойства.
Начать с того, что волшебный телевизор во дворце Страшилы перестал работать. Правитель Изумрудного острова и его друзья все время следили за злоключениями Арахны. Они видели, как находчивый дракон оттяпал у ковра-самолета целый угол и как после этого ковер еле-еле бултыхался в воздухе. Они со смехом наблюдали, как Руф Билан шнырял по деревням, покинутым Жевунами, в поисках съестного и каждый раз возвращался к своей повелительнице с постной рожей. Расправа колдуньи с бедным котом привела Страшилу и его друзей в негодование, а чудовищный пир Арахны заставил хохотать до колик.
- Вот это аппетит! - восклицали далекие зрители, наблюдая, как бык за быком переправлялись с обеденного стола Арахны в ее необъятный желудок.
С любопытством смотрели они, как гномы шили Арахне огромные башмаки, и восхищались их ловкостью и трудолюбием. Страшила и прочие интересовались также и тем, что происходило в долине Марранов и у Мигунов. Там после победы над злой волшебницей все уже пришло в порядок, и каждый занимался своим делом.
И вот ежедневным наблюдениям пришел конец: в волшебном стекле виднелась только мутная колышущаяся пелена тумана. Контроль за действиями врага отныне был потерян, и что предпримет Арахна, никто не мог предсказать.


ПОСОЛ АРАХНЫ

Видимость в Желтом Тумане сократилась необычайно. Предметы, находившиеся за полсотни шагов, еще с грехом пополам можно было различить, а все, что было дальше, - исчезало в мутной мгле, и это действовало угнетающе. Мир каждого человека стал ничтожно малым. Какие события происходили за пределами этого крохотного мирка, люди догадывались только по звукам, но и звуки искажались в тумане. Человеческий голос можно было смешать с карканьем вороны, а стук лошадиных копыт превращался в барабанный бой. Странным и непривычным казалось людям все, что их окружало.
Они считали Желтый Туман стихийным явлением, не подозревая, что это проделки колдуньи Арахны, надеясь, что беда вот-вот кончится.
О том, что дышать Желтым Туманом вредно, обитатели Волшебной страны узнали не сразу. Через несколько дней, когда люди волей-неволей приспособились к необычной обстановке, они вдруг начали покашливать. Оказалось, что мельчайшие частички тумана, проникая в легкие, раздражают их, и с каждым днем это раздражение усиливалось. Звуки кашля наполняли всю Волшебную страну. Кашляли люди, кашляли олени, лоси, медведи в лесу, кашляли белки на деревьях, кашляли птицы, находясь в покое, а во время полета они прямо захлебывались кашлем.
В один из таких бедственных дней к парому, перевозившему путников в Изумрудный город, подошел кругленький румяный человек. У него было отличное настроение. Посмеиваясь, он попросил перевозчиковдуболомов переправить его через канал. Те привычно принялись за дело. Пока они перетягивали паром по канату, путник заговорил с ними:
- Ну, как вы себя чувствуете, братцы, при такой прекрасной погодке?
- А что нам делается? - ответил перевозчик Арум. - Это людям плохо, а нам хоть бы что.
И действительно, дуболомам Желтый Туман был нипочем, они-то ведь не дышали. Из всех обитателей Волшебной страны только дуболомы да деревянные курьеры, словом, существа, оживленные чудесным порошком Урфина Джюса, чувствовали себя как всегда. И конечно, Желтый Туман не повредил Страшиле и Железному Дровосеку: ведь у них тоже не было легких.
Паром причалил к городскому берегу, и путник трижды позвонил в колокол над калиткой. Открылось окошко, и оттуда выглянул Фарамант. Страж Ворот ни при каких обстоятельствах не покидал своего поста!
Узнав посетителя, Фарамант удивленно воскликнул:
- Руф Билан! Зачем ты явился в наш город?
Речь Фараманта прервал удушливый кашель. Билан спокойно ответил Стражу Ворот:
- Я прибыл сюда по очень важному делу и прошу проводить меня к его превосходительству, правителю Изумрудного острова!
- Ну что ж, идем, - проворчал Фарамант. - Я про вожу тебя к Страшиле Мудрому. Но только сначала надень зеленые очки.
- Вы все еще носите зеленые очки? Но ведь и без них в этой каше ничего не видно!
- Закон есть закон, особенно когда он установлен Великим Гудвином! - сурово отозвался Фарамант.
Несмотря на возражения Билана, Страж Ворот надел и на него зеленые очки и защелкнул их сзади маленьким замочком. Видимость сразу сократилась де трех-четырех шагов, и Билану показалось, что он очутился среди темной ночи. Он шел за своим проводником почти ощупью, и ему помогало сохранять нужное направление только то, что он родился и вырос в Изумрудном городе.
- Как о тебе доложить Страшиле Мудрому? - неприветливо спросил Фарамант, когда они пришли во дворец.
Руф Билан, подбоченившись, ответил:
- Я - посол ее милости, могущественной волшебницы Арахны!
- Ах, той самой особы, которой мы залепили камнем по макушке! - насмешливо уточнил Фарамант.
- Ничего, вы дорого платите за этот камень, - молвил Руф Билан.
Эти слова показались Стражу Ворот непонятными, но он ничего не сказал, а пошел с докладом. Страшила принял гонца немедленно. В зале, как всегда, собрался его штаб: Длиннобородый Солдат Дин Гиор, Страж Ворот Фарамант, ворона Кагги-Карр. На тумбочке стоял бесполезный теперь теле-
визор.
- С каким сообщением ты к нам явился? - спросил Страшила.
- С очень важным, - дерзко ответил посол. - Да будет вам известно, что Желтый Туман, от которого все вы, как я вижу, сильно страдаете, навела на Волшебную страну моя повелительница Арахна с целью принудить ее народы к покорности.
Заявление Вилана было принято с недоверием.
- Чем ты можешь это доказать? - поинтересовался Дин Гиор, кашляя.
- Чем? Если я дам честное слово, вы, конечно, не поверите?
Члены штаба рассмеялись, закашлявшись.
- Честное слово предателя? Клянусь троном Великого Гудвина, это самое наглое заявление, какое я когда-либо слышал! - вскричал Фарамант.
- Я так и знал, - не обижаясь, сказал Билан. - Но посмотрите на мой цветущий вид, обратите внимание, что я не кашляю, как все вы. Чем вы это объясните?
- Вероятно, ты отсиживался в каком-нибудь убежище, куда не проникает Желтый Туман, - предположил Дин Гиор, любовно разглаживая бороду, заботу о которой он не бросал даже в этих трудных обстоятельствах.
- На этот раз ты угадал, - согласился Билан. - Но это убежище очень обширно: это владения феи Арахны, над которыми совсем нет тумана.
Члены штаба недоверчиво молчали. Посол снисходительно заметил:
- Я понимаю, что и это доказательство вы считаете недостоверным. Что ж, у меня приготовлено более веское и абсолютно убедительное. Мне кажется, сейчас несколько минут до полудня? - спросил он.
- Солнечные часы не работают, так как солнце не дает тени, - ответил Фарамант. - Но ты не ошибаешься, действительно скоро наступит полдень.
- Так вот, ваше превосходительство, и все вы, господа, здесь присутствующие, - торжественно заявил Руф Билан. - Ровно в полдень фея Арахна снимет Желтый Туман, и вы вновь увидите яркое солнце и голубое небо, и это будет продолжаться ровно пять минут! Этого достаточно, чтобы доказать мою правоту, а потом я изложу вам условия, на каких госпожа Арахна избавит вас от Желтого Тумана навсегда.
Потекли минуты томительного ожидания.
И вдруг... Ослепительный свет залил Тронный зал, и с непривычки он показался настолько ярким, что Дин Гиор и Кагги-Карр невольно зажмурились. Только нарисованные глаза Страшилы могли вынести безболезненно такую резкую перемену освещения, а Фарамант и Руф Билан были в зеленых очках.
Все волшебно преобразилось вокруг. Засияли бесчисленные изумруды на стенах и потолке, на спинке трона, и теперь действительно трудно было переносить этот необыкновенный блеск без зеленых очков.
Не успели члены штаба опомниться от изумления, как нерастерявшийся Страшила бросился к телевизору, сделав знак Фараманту. Страж Ворот понял его и быстро вывел посла за дверь: нельзя было выдавать врагу тайну чудесного ящика.
Страшила, протирая запотевшее стекло телевизора, наскоро пробормотал заветные слова: он просил ящик показать ему волшебницу Арахну. И он ее увидел.
Колдунья стояла у входа в пещеру с магической тетрадью в руках: как видно, она только что прочитала заклинание, снимающее туман. У нее был торжествующий вид, возле ног Арахны копошились гномы, а в сторонке сушился на площадке ковер-самолет.
Да, отныне не оставалось никаких сомнений: Желтый Туман был делом рук феи Арахны. И это поразило всех присутствовавших в зале, как неожиданный удар грома. С экрана послышались слова колдуньи:
- Кастальо, посмотри на солнечные часы. Прошло пять минут?
- Время истекает, госпожа, - был ответ.
И внезапно точно темная пелена возникла перед глазами Страшилы, Дина Гиора и остальных. И это подействовало на них так удручающе, что они едва сдержали горестный крик.
- Вы видите теперь, как велико могущество моей госпожи, - самодовольно сказал Руф Билан, которого ввели в зал. - Она даже распоряжается солнечным светом! Я уж не говорю о том, что Желтый Туман ядовит, надо полагать, вы сами в этом убедились. И теперь вам предоставляется выбор:
или признать себя рабами могущественной Арахны и платить ей дань, какую она соизволит на вас наложить, или медленно чахнуть в ядовитом воздухе, пока вас не настигнет смерть.
Страшила и члены его штаба мрачно молчали. Что тут было говорить?
Смерть ужасна, но и рабская жизнь не легче. Правда, соломенному человеку не грозила гибель от удушья, но что он будет делать, когда его подданными останутся одни лишь дуболомы? Нет, тогда он найдет себе быструю смерть на костре!
Руф Билан снова заговорил:
- Госпожа Арахна не требует немедленного ответа. Она дает вам трое суток на размышление. За это время вы должны принять решение и сообщить его мне.
Фарамант вывел Руфа Билана за городские ворота и снял с него зеленые очки. Все посветлело перед глазами посла, и он снисходительно улыбнулся:
- Вот чудаки, сами себе навязали обузу!
Переправившись через канал, Вилан пошел в ближнюю рощу и стал ждать, когда за ним прилетит Арахна. Ковер-самолет был перекроен и сшит таким образом, что снова получил правильную четырехугольную форму. Площадь его сделалась меньше, зато он теперь не колыхался в воздухе и не терял равновесия.

ОТКРЫТИЕ ДОКТОРОВ БОРИЛЯ И РОБИЛЯ

Срок, данный колдуньей Арахной для размышлений, истекал. Кончались третьи сутки, и к полудню должен был явиться за ответом Руф Билан.
Желтый Туман по-прежнему висел над страной, и припадки кашля, все более жестокие, потрясали людей, зверей и птиц. Во дворце Страшилы шли непрерывные совещания, где присутствовали все желающие. В совещаниях принимали участие Прем Кокус и Ружеро. Через несколько дней после появления Желтого Тумана обеспокоенный Ружеро оседлал маленький ковер-самолет и приказал везти себя в резиденцию Према Кокуса, правителя Жевунов.
И это было очень хорошо, что волшебный ковер сам находил путь к заданной цели, будь то хоть в непроглядную ночь, иначе Ружеро, конечно, сбился бы с дороги в желтой мгле, покрывавшей все вокруг.
Посовещавшись, два приятеля решили отправиться за советом к Страшиле Мудрому, умнейшему человеку в Волшебной стране, получившему мозги от самого Гудвина, Великого и Ужасного. Ковер не был рассчитан на двух человек, но, поднатужившись, все-таки дотянул Ружеро и Кокуса до  Изумрудного города. Теперь и они вместе со всеми ломали голову над тем, как выйти из трагического положения, в которое поставила их Арахна.
Уступить ей? Сделаться рабами на целый ряд поколений? Или ответить гордым отказом и погубить весь народ, и в первую очередь невинных детей, которые труднее всех переносили пребывание в отравленном воздухе?
Фарамант предлагал дать колдунье притворное согласие на ее требования и получить временную передышку, а затем искать средства борьбы с Арахной. Другие считали, что злую фею не так-то просто обмануть. Она потребует заложников, и если народ восстанет, заложники погибнут.
Во время самого горячего спора дверь Тронного зала неожиданно распахнулась и вбежали доктора Бориль и Робиль. Читатели, вероятно, помнят кругленького веселого Бориля и долговязого тощего Робиля, двух докторов из страны Подземных рудокопов. Эти друзьясоперники вечно спорили, вечно высмеивали один другого, но не могли провести и дня, чтобы не встретиться.
Бориль и Робиль выглядели странно. Из ноздрей у них торчала вата, а рты были заложены большими древесными листьями, державшимися на завязках. Доктора возбужденно и быстро бормотали что-то непонятное: говорить им мешали листья. Тогда Бориль сердито рванул завязки и убрал лист ото
рта.
- Открытие! Великое открытие! - завопил он. - Мы нашли...
- Средство борьбы с Желтым Туманом! - подхватил Робиль, тоже освободившись от листа: ему нестерпима была мысль, что его друг один расскажет обо всем.
Доктора, волнуясь и перебивая друг друга, рассказали следующее. После того как, спасаясь от Желтого Тумана, рудокопы с семьями ушли в Подземелье, захватив с собой и Жевунов (на Пещеру не распространялось колдовство Арахны), Бориль и Робиль одни остались в поселке. С их стороны это было настоящим геройством, потому что кашляли они не меньше других.
Но два доктора не думали о себе, подвергаясь длительному воздействию отравленного воздуха: они искали средство борьбы с ним. Сначала они убедились в том, что если дышать сквозь марлю, смоченную водой, то Желтый Туман не так губительно действует на легкие, и кашель смягчается. Хорошее средство, слов нет, но где набрать столько марли, чтобы снабдить ею всех жителей Волшебной страны от мала до велика? А кроме того, надо ведь подумать и о животных и о птицах. И доктора решили, что помочь должна природа.
"Неужели в наших лесах не найдется деревьев с такими пористыми листьями, которые пропускали бы чистый воздух и задерживали вредные частички тумана?" - думали Робиль и Бориль.
Они прошли по лесам и рощам десятки миль, осмотрели сотни разных пород деревьев. Плотные кожистые листья они отбрасывали сразу без исследования - ясно, что они задержат не только туман, но и самый воздух.
Зато листья с мелкими дырочками - порами - доктора рассматривали и проверяли особенно тщательно. И наконец их терпение увенчалось успехом.
Листья с дерева рафалоо оказались такими, что лучше не придумаешь. Поры у них задерживали ядовитые капельки, а чистый воздух проходил свободно.
И листья рафалоо обладали достаточной прочностью, чтобы прикреплять к ним завязки.
Правда, время от времени с листьев придется смывать налипшие на них капельки тумана, но это не будет стоить большого труда. Окончательно удостоверившись в необычайной ценности своего открытия, радостные Робиль и Бориль поспешили в Изумрудный город.
- Мы всю дорогу дышали сквозь листья рафалоо, - наперебой докладывали доктора, - и кашель у нас почти прошел.
Это заявление было встречено восторженными аплодисментами.
- Надо немедленно снарядить экспедицию в Голубую страну за листьями рафалоо, - распорядился Страшила.
- Не беспокойтесь, ваше превосходительство, - отозвался Бориль. – У нас в поселке работали на постройке плотины пять дуболомов, и они по нашему приказу принесли сюда десять огромных мешков с драгоценными листьями. Хватит на всю страну!
Правитель Изумрудного острова подошел к стенному шкафчику, открыл его, достал два ордена и молча прикрепил к кафтанам покрасневших от радости докторов.
- Сейчас в этом зале откроется временный консуль-та-ци-он-ный пункт, - сказал Страшила. - Сейчас же собрать всех городских докторов, медицинских сестер, сиделок, санитаров, - велел он Фараманту. - Вы, господа, про-ин-струк-ти-ру-е-те их, как пользоваться листьями рафалоо, а они научат народ.
- Кон-суль-та-ци-он-ный пункт... Про-ин-струк-тиру-е-те... Какие трудные слова! - с уважением прошептала ворона. - И подумать только, что это я посоветовала Страшиле раздобыть мозги! Самой не верится...
Страшила услышал похвалу Кагги-Карр, и голова его начала раздуваться от гордости, из нее полезли иголки и булавки. В этот момент в комнату вошел Руф Билан. Помощник Фараманта, дежуривший у ворот, пропустил Билана в город без зеленых очков.
Заметив в зале оживление, посол Арахны заговорил:
- Судя по вашим радостным лицам, господа, я полагаю, что отнесу фее Арахне благоприятный ответ. Очевидно, вы решили покориться ей?
Страшила, не торопясь, подошел к трону, важно уселся на него и сурово отчеканил:
- Наши радостные лица означают, что мы презираем угрозы твоей госпожи и ка-те-го-ри-че-ски отвергаем ее власть! Знай, предатель, что мы нашли... - взглянув на Ружеро, который предостерегающе поднес палец ко рту, Страшила ловко вывернулся: ...мы нашли более приличествующим нашему достоинству ответить на ее наглые притязания отказом! С тем и можешь возвратиться к чародейке!
Руф Билан покинул дворец в недоумении, а Ружеро сказал Правителю:
- Вы чуть не выдали врагу важнейшую военную тайну!
- Да, признаюсь, я едва не оплошал из-за своей горячности, и кто знает, какие меры приняла бы колдунья, если бы я проболтался о нашем секрете Руфу Билану. Но, уж коли речь зашла об этом предателе, скажите, почтенный Ружеро, почему ваши рудокопы не перевоспитали Вилана после его пробуждения?
Ружеро ответил:
- Из донесения дежурного по Пещере я знаю, как обернулось дело. Когда Руф Билан проснулся, его перевоспитание пошло обычным порядком. Однако оно продолжалось всего два дня, а потом Билан исчез. В домике, где он жил, нашли недоеденные лакомства из верхнего мира, а рядом с его следами на дорожке виднелись следы чьих-то маленьких ног...
- Все понятно, - сказал Страшила. - Его увели посланцы Арахны, и колдунья воспитала Билана посвоему. Очень жаль, что так получилось, но теперь этого не исправишь...
Тем временем в зале начали собираться приглашенные во дворец медицинские работники: доктора, сестры, санитары. Дуболомы внесли мешки с листьями рафалоо и целые охапки завязок. Доктора Бориль и Робиль показывали медикам, какой стороной прикладывать листья ко рту, как прикреплять
к ним завязки...
Пока в зале шла деловая суматоха, Страшила подозвал ворону.
- Как ты полагаешь, Кагги-Карр, в окрестностях Изумрудного острова растут деревья рафалоо? - спросил он.
- Почему ты этим интересуешься?
- Видишь ли, доктора принесли много листьев, но их хватит только людям. А мы должны позаботиться также о зверях и птицах. Поэтому экспедиция, о которой я говорил, все-таки должна состояться. Но Голубая страна слишком далеко от нас. Может, рафалоо есть где-нибудь поближе?
Ворона призадумалась.
- Если мне не изменяет память, я лакомилась плодами рафалоо в Лесу Саблезубых Тигров. Это наполовину ближе к Изумрудному острову.
- Тогда я прошу тебя, распорядись, отправь туда дуболомов, да пусть они возьмут побольше мешков.
Публика в зале начала редеть, доктора, сестры и санитары покидали дворец, унося с собой необходимый материал для спасения людей от ядовитого тумана. Страшила, в голове которого так и роились мудрые мысли, завел разговор с Борилем.
- Дорогой доктор, мы обезопасим от болезни тысячи и тысячи людей, но что вы скажете о зверях и птицах? Неужели мы оставим их погибать?
- Ни в коем случае, ваше превосходительство! - горячо отозвался Бориль. - Но вопрос с ними очень сложен. Придется прилаживать листья к их ноздрям. И завязки тут вряд ли помогут...
- А что, если их приклеивать? - неуверенно спросил Страшила.
Доктор так и загорелся.
- Ваше превосходительство, вы подали отличную мысль! Именно, именно приклеивать! Мы будем приклеивать кусочки листьев к ноздрям животных и птиц, причем, доложу я вам, с птицами дело будет обстоять даже гораздо проще! Да вот, я сейчас попробую! Госпожа Кагги-Карр, пожалуйте сюда на
минутку!
Ворона, еще не успевшая покинуть зал, подлетела к доктору. Тот взял лист рафалоо, искусно вырезал ножницами два небольших кружочка, достал из походной аптечки флакончик клея, смазал края кружков и ловко пришлепнул их к ноздрям птицы. Кагги-Карр и опомниться не успела, как ее клюв украсился по бокам двумя зелеными фильтрами, которые отныне будут задерживать ядовитые частички тумана.
- Ну как, моя дорогая, нравится? - рассмеялся Бориль. - По-моему, эти штучки вас украшают. Посмотритесь в зеркало.
Ловкость доктора поразила всех окружающих. А Кагги-Карр, почувствовав, что ей сразу стало легче дышать, горячо благодарила Бориля.


* * *

В городе открылось несколько медицинских пунктов, где врачи и сестры снабжали жителей фильтрами рафалоо, в первую очередь обслуживая детей и стариков. Конечно, для еды и питья, для разговора эти фильтры приходилось снимать. Но еда и питье отнимают у человека не так уж много времени, а разговаривать врачи советовали как можно меньше. Некоторым болтливым кумушкам это пришлось не по душе, но они поневоле смирились. Зато здоровье жителей пошло на поправку, и они превозносили до небес изобретательных докторов Бориля и Робиля.
По распоряжению Страшилы мешки с листьями рафалоо были отправлены к Мигунам и в долину Марранов.
Страшила не забыл и про Урфина Джюса. Следовало отблагодарить его за проявленное им самоотвержение и спасти от гибели. А Урфин, конечно, погибнет в своем уединении, так как не знает средств от страшного тумана.
Деревянный курьер Реллем, не знающий устали, не боящийся отравы, день и ночь бежал к Кругосветным горам с сумкой, где была пачка листьев рафалоо, наставление, как ими пользоваться, флакончик клея для филина.
Помимо этого Фарамант по просьбе Страшилы написал столяру письмо, где приглашал его в Изумрудный город.
"В одиночку невозможно бороться с бедой, - писал Страж Ворот. - Здесь, среди людей, вы найдете помощь и поддержку. А что касается ваших вин перед обитателями Волшебной страны, то они забыты и прощены. Мы знаем, как благородно вы себя вели при встрече с Арахной, знаем, что не пошли к ней на службу... Вы спросите, как мы об этом проведали. Но это наша военная тайна..."
Первыми вернулись дуболомы, посланные в Фиолетовую страну. Железный Дровосек слал сердечную благодарность за неоценимое средство борьбы с кашлем, которое сразу было пущено в ход. Правда, ему самому это средство не понадобилось, но от ядовитых капель Желтого Тумана его железные члены
ржавели с изумительной быстротой. Чтобы не скрипели суставы и двигались челюсти, Дровосеку приходилось смазывать их маслом дважды в день, утром и вечером.
Через несколько дней пришла вторая партия дуболомов, посетившая страну Марранов. Они принесли любопытное известие. Долина оказалась пустой:
ни человека, ни зверя, ни птицы! Сначала деревянные люди предположили, что население долины вымерло. Но где же тогда трупы? Старший команды Гитон не поленился пройти несколько миль к северо-востоку. И вот, вынырнув из тумана, он вдруг оказался под горячим солнцем и ясным небом: он достиг владений Стеллы, где не было Желтого Тумана. В Розовой стране Гитон обнаружил все племя Прыгунов. Они просили убежища у Стеллы, и добрая фея гостеприимно впустила их со всеми их скромными пожитками и домашним скотом (диким зверям и птицам пропуска, понятно, не понадобились!). Многие Марраны поселились у Болтунов (так звали подданных Стеллы), а кому не хватило места, устроились в шалашах и палатках.
Вожди Марранов тоже прислали Страшиле привет и искреннюю благодарность. Листья рафалоо и наставление, как ими пользоваться, они на всякий случай оставили у себя: мало ли что еще выдумает коварная Арахна!
В свое время прибежал и прыткий Реллем с письмом от Урфина Джюса.
Низвергнутый король сердечно радовался, что люди простили ему былое зло, и надеялся рано или поздно отблагодарить их за проявленное великодушие.
Он тонко пошутил насчет "военной тайны", о которой писал Фарамант. Конечно, это волшебный ящик Стеллы, которым когдато стукнул его по голове мальчик из большого мира, но пусть тайна остается тайной.
В отношении предложенного гостеприимства Урфин признавался, что ему еще трудно было бы глядеть в глаза людям, которых он прежде так угнетал, над которыми так издевался. Пусть пройдет время, и все уладится, писал Урфин.
А с Желтым Туманом он нашел свое средство борьбы. У него на усадьбе есть сарайчик с плотными стенками. Он замазал все щели, обил дверь кроличьими шкурками, а от тумана, наполнявшего помещение, избавился оригинальным способом. В железной жаровне он развел костерчик из щепок и сырой травы, стараясь, чтобы было побольше дыму. Оседая, частички дыма увлекли за собой капельки тумана, и воздух в помещении очистился. Там, в этом сарае, Урфин и Гуамоко проводят свое время, как в осажденной крепости, покидая ее лишь на самое короткое время. Урфин Джюс робко выражал надежду, что найденный им способ борьбы с Желтым Туманом хоть немного поможет жителям Изумрудного города и других стран.
Когда Фарамант прочитал членам штаба послание Урфина, Страшила пришел в восхищение.
- Я всегда говорил, что у Джюса необыкновенно умная голова, - вскричал правитель Изумрудного города. - Только прежде он направлял ее на плохое, а теперь, смотрите, какую прекрасную штуку выдумал! Да ею одной он во многом расплатится за те несчастья, что нам принес. Я уж не говорю о той великой услуге, которую он оказал стране, не поддавшись на уговоры Арахны. Ведь если бы этот смелый изобретательный человек пошел на службу колдунье, они вдвоем наделали бы бесчисленных бед. Урфин - не то что туповатый трусливый Руф Билан!..
В этот же день все комнаты дворца были очищены от тумана по способу Урфина Джюса, и этот способ был обнародован для всеобщего сведения. Но время от времени туман снова проникал в комнаты через незаметные щели.
И, конечно, главным средством борьбы с Желтым Туманом оставались листья рафалоо: их теперь носили все жители Изумрудного города и окрестностей.
Несмотря на отчаянное сопротивление Фараманта, Страшила издал указ, позволяющий горожанам снять зеленые очки. Обитатели города приняли его с восторгом: теперь они стали видеть за полсотни шагов кругом, и уже это было облегчением. Только Страж Ворот остался в очках и бродил по улицам,
натыкаясь на прохожих. Для него день был непроглядной ночью, и все-таки упрямый Фарамант не желал нарушить приказ Гудвина.
В лесах и на полях Изумрудной страны открылись сотни медицинских пунктов для зверей и птиц. Длинными очередями вытянулись перед медсестрами зайцы, пумы, волки, лисицы, медведи, белки... В птичьих вереницах не слышно было обычного веселого щебетанья и звонких песен. Вороны, соловьи, ласточки, галки, малиновки стояли, угрюмо уткнув клювы в землю.
В очередях соблюдался неруш

Жёлтый туман (часть 2)
Поделиться
Поделиться
Поделиться
25 голоcов
4 330
03.03.2009
Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий