» » » Волшебник Изумрудного города (часть 2)

Волшебник Изумрудного города (часть 2)

САБЛЕЗУБЫЕ ТИГРЫ

В этот вечер шли долго и остановились ночевать под развесистым деревом. Железный дровосек нарубил дров и развел большой костер, около которого Элли чувствовала себя очень уютно. Она и друзей пригласила разделить это удовольствие, но Страшила решительно отказался, ушел от костра подальше и внимательно следил, чтобы ни одна искорка не попала на его костюм.
- Моя солома и огонь - такие вещи, которые не могут быть соседями. - Обьяснил он.
Трусливый лев тоже не пожелал приблизится к костру.
- Мы, Дикие звери, не очень-то любим огонь, - сказал лев. - Теперь, когда я в твоей компании, Элли, и может быть, и привыкну, но сейчас он меня еще слишком пугает...
Только Тотошка, не боявшийся огня, лежал на коленях у Элли, щурил на костер свои маленькие глаза и наслаждался его теплом. Элли по братски разделила с Тотошкой последний кусок хлеба.
- Что я буду теперь есть? - Спросила она, бережно собирая крошки.
- Хочешь, я поймаю в лесу лань? - Спросил лев. - Правда, у вас, людей, плохой вкус, и вы предпочитаете жареное мясо сырому, но ты можешь поджарить его на углях.
- О, только никого не убивать! - Взмолился железный дровосек. - Я так буду плакать о бедной лани, что никакого масла не хватит смазывать мое лицо...
- Как угодно. - Пробурчал лев и отправился в лес.
Он вернулся оттуда не скоро, улегся с сытым мурлыканьем поотдаль от костра и уставил на пламя свои желтые глаза с узкими щелками зрачков.
Зачем лев ходил в лесную чащу, никому не было известно. Сам он молчал, а остальные не спрашивали.
Страшила тоже пошел в лес, и ему посчастливилось найти дерево, на котором росли орехи. Он рвал их своими мягкими непослушными пальцами.
Орехи выскальзывали у него из рук, и ему приходилось собирать их в траве.
В лесу было темно, как в погребе, и только Страшиле, видевшему ночью, как днем, это не причиняло никаких неудобств. Но, когда он набирал полную горсть орехов, они вдруг вываливались у него из рук, и все приходилось начинать снова. Все же Страшила с удовольствием собирал орехи, боясь подходить к костру. Только увидев, что костер начинает угасать, он приблизился к Элли с полной корзиной орехов и девочка поблагодарила его за труды.
Утром Элли позавтракала орехами. Она и Тотошке предложила орехов, но песик с презрением отвернул от них нос: встав с позаранку, он поймал в лесу жирную мышь (к счастью, дровосек этого не видел).
Путники снова двинулись к Изумрудному городу. Этот день принес им много приключений. Пройдя около часа, они остановились перед оврагом, который тянулся по лесу вправо и влево насколько хватало глаз.
Овраг был широк и глубок. Когда Элли подползла к его краю и заглянула вниз, у нее закружилась голова и она невольно отпрянула назад. На дне пропасти лежали острые камни и между ними журчал невидимый ручей.
Стены оврага были овесны. Путники стояли печальные: им казалось, что путешествие к Гудвину окончилось и придется идти назад. Страшила в недоумении тряс головой, железный дровосек схватился за грудь, а лев огорченно опустил морду.
- Что же делать? - Спросила Элли с огорчением.
- Не имею понятия, - огорченно ответил железный дровосек, а лев в недоумении почесал лапой нос.
Страшила сказал:
- Ух, какая большая яма! Через нее мы не перепрыгнем. Нам тут и сидеть!
- Я бы, пожалуй, перепрыгнул, - сказал лев, измерив глазом растояние.
- Значит, ты перенесешь нас? - Догадался Страшила.
- Попробую, - сказал лев. - Кто осмелится первым?
- Придется мне, - сказал Страшила. - Если ты упадешь, Элли разобьется насмерть, да и железному дровосеку плохо будет. А уж я не расшибусь, будьте спокойны...
- Да я-то сам боюсь свалиться или нет? - Сердито перебил лев разболтавшегося Страшилу. - Ну, раз больше ничего не остается, прыгаю. Садись!
Страшила влез к нему на спину и лев сьежился на краю расселины, готовясь к прыжку.
- Почему ты не разбегаешься? - Спросила Элли.
- Это не в наших львиных привычках. Мы прыгаем с места.
Он сделал огромный прыжок и благополучно перескочил на другую сторону. Все обрадовались, и лев, ссадив Страшилу, тотчас прыгнул обратно.
Следующей села Элли. Держа Тотошку в одной руке, другой она вцепилась в жесткую гриву льва. Элли взлетела на воздух, и ей показалось, что она снова поднимается на убивающем домике но не успела испугаться, как была уже на твердой земле.
Последним переправился железный дровосек, чуть не потеряв во время прыжка свою шапку-воронку.
Когда лев отдохнул, путешественники двинулись дальше по дороге, вымощеной желтым кирпичом. Элли догадалась, что овраг появился, вероятно, от землетрясения, уже после того, как провели дорогу к Изумрудному городу.
Элли слыхала, что от землетрясений в земле могут образовываться трещины.
Правда, отец не рассказывал ей о таких громадных трещинах, но ведь страна Гудвина была совсем особенная, и все в ней было не так, как на всем прочем свете.
За оврагом по обеим сторонам дороги потянулся еще более угрюмый лес, и стало темно. Из зарослей послышалось глухое сопение и протяжный рев.
Путникам стало жутко, а Тотошка совсем запутался в ногах у льва, считая теперь, что лев теперь сильнее железного дровосека. Трусливый лев сообщил путникам, что в этом лесу живут саблезубые тигры.
- Что это за звери? - Осведомился дровосек.
- Это страшные чудовища, - боязливо прошептал лев. - Они куда больше обыкновенных тигров, живущих в других частях страны. У них из верхней челюсти торчат клыки, как сабли. Такими клыками эти тигры могут проколоть меня, как котенка. Я ужасно боюсь саблезубых тигров...
Все сразу притихли и стали осторожно ступать по желтым кирпичам.
Элли сказала шопотом:
- Я читала в книжке, что у нас в Канзасе саблезубые тигры водились в древние времена, но потом все вымерли, а здесь, видно, живут до сих пор...
- Да вот живут, к несчастью, - отозвался трусливый лев. - Я увидел одного издалека, так заболел от страха...
За этими разговорами путники неожиданно подошли к новому оврагу, который оказался шире и глубже первого. Взглянув на него, лев отказался прыгать: эта задача была ему не под силу. Все стояли в молчании, не зная, что делать. Вдруг Страшила сказал:
- Вот на краю большое дерево. Пусть дровосек подрубит его так, чтобы оно упало через пропасть, и у нас будет мост.
- Ловко придумано! - Восхитился лев. - Можно подумать, что все-таки у тебя в голове есть мозги.
- Нет, - скромно отозвался Страшила, на всякий случай пощупав голову.
- Я просто вспомнил, что так сделал железный дровосек, когда мы с ним спасали Элли от людоеда.
Несколькими мощными ударами топора железный дровосек подрубил дерево, потом все путешественники, не исключая Тотошки уперлись в ствол, кто руками, а кто лапами и лбом. Дерево затрещало и упало вершиной на ту сторону рва.
- Ура! - Разом крикнули все.
Но только что путники пошли по стволу, придерживаясь за ветки, как в лесу послышался продолжительный вой, и к оврагу подбежали два свирепых тигра с клыками, торчавшими из пасти, как сверкающие белые сабли.
- Саблезубые тигры... - Прошептал лев, дрожа, как лист.
- Спокойствие! - Закричал Страшила. - Переходите!
Лев, замыкавший шествие, обернулся к тиграм и испустил такое великолепное рычание, что Элли с перепугу чуть не свалилась в пропасть.
Даже чудовища остановились, и глядели на льва, не понимая, как такой небольшой зверь может так громко реветь.
Эта задержка дала возможность путникам перейти овраг, и лев в три прыжка нагнал их. Саблезубые тигры, видя, что добыча ускользает, вступили на мост. Они шли по дереву, то и дело останавливаясь, негромко, но грозно рыча и блестя белыми клыками. Вид их был так страшен, что лев сказал Элли:
- Мы погибли! Бегите, я постараюсь задержать этих бестий. Жаль, что я не успел получить от Гудвина хоть немного смелости! Однако буду драться, пока не умру.
В соломенную голову Страшилы в этот день приходили блестящие мысли.
Толкнув дровосека, он закричал:
- Руби дерево!
Железный дровосек не заставил себя долго просить. Он наносил своим огромным топором такие отчаянные удары, что в два-три удара перерубил верхушку дерева, и ствол, лишенный опоры, с грохотом повалился в пропасть.
Громадные звери полетели вместе с ним и разбились об острые камни, лежащие на дне оврага.
- Ффу! - Сказал лев с глубоким вздохом облегчения и торжественно подал Страшиле лапу. - Спасибо! Поживем еще, а то я совсем было простился с жизнью. Не очень-то приятная штука попасть на зубы к таким чудовищам!
Слышите, как у меня бьется сердце?
- Ах! - Печально вздохнул железный дровосек. - Хотел бы я, чтобы у меня так билось сердце!
Друзья торопились покинуть мрачный лес, из которого могли выскочить другие саблезубые тигры. Но Элли так устала и напугалась, что не могла идти. Лев посадил ее и Тотошку на спину, и путники быстро пошли вперед.
Как они обрадовались, увидев вскоре, что деревья становятся все реже и тоньше! Солнышко веселыми лучами освещало дорогу, и скоро путники вышли на берег широкой и быстрой реки.
- Теперь уж можно не беспокоится, - радостно сказал лев. – Тигры никогда не выходят из своего леса: эти зверюги почемуто боятся открытого пространства...
Все вздохнули свободно, но сейчас же у них появилась новая забота.
- Как же мы переправимся? - Сказали Элли, железный дровосек, трусливый лев и Тотошка и все разом посмотрели на Страшилу.
Польщенный общим вниманием, Страшила принял важный вид и приложил палец ко лбу. Думал он не очень долго.
- Ведь река - это не суша, а суша - не река! - Важно изрек он. – По реке не пойдешь пешком, значит...
- Значит? - Переспросила Элли.
- Значит, железный дровосек должен сделать плот, и мы переплывем реку!
- Какой ты умный! - Восхищенно воскликнули все.
- Чрезвычайно признателен! - Страшила раскланялся.
Дровосек принялся рубить деревья и стаскивать их к реке с помощью сильного льва. Элли прилегла на траве отдохнуть. Страшиле по обыкновению не сиделось на месте. Он разгуливал по берегу реки и нашел деревья со спелыми плодами. Путники решили устроить здесь ночлег. Элли, поужинав вкусными плодами, заснула под охраной своих верных друзей и во сне видела удивительный Изумрудный город и великого волшебника Гудвина.

ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ РЕКУ

Ночь прошла спокойно. Утром железный дровосек докончил плот, срубил шесты для себя и Страшилы и предложил путникам садиться. Элли с Тотошкой на руках устроилась посередине плота. Трусливый лев ступил на край, плот накренился, и Элли закричала от страха. Но железный дровосек и Страшила поспешили вскочить на другой край, и равновесие востановилось. Железный дровосек и Страшила погнали плот через реку, за которой начиналась чудесная равнина, кое-где покрытая чудесными рощами и вся освещенная солнцем.
Все шло прекрасно, пока плот не приблизился к середине реки. Здесь быстрое течение подхватило его и понесло по реке а шесты не доставали дна.
Путешественники растерянно смотрели друг на друга.
- Очень скверно! - Воскликнул железный дровосек. - Река унесет нас в фиолетовую страну и мы попадем в рабство к злой волшебнице.
- И тогда я не получу мозгов! - Сказал Страшила.
- А я смелости! - Сказал лев.
- А я сердца! - Добавил железный дровосек.
- А мы никогда не вернемся в Канзас! - Закончили Элли и Тотошка.
- Нет, мы должны добраться до Изумрудного города! - Вскричал Страшила и налег на шест.
К несчастью, в этом месте оказалась илистая отмель и шест глубоко воткнулся в нее. Страшила не успел выпустить шест из рук, а плот несло по течению, и через мгновение Страшила уже висел на шесте посредине реки, без опоры под ногами.
- До свиданья! - Только и успел крикнуть Страшила друзьям, но плот уже был далеко.
Положение Страшилы было отчаянное. "Здесь мнехуже, чем до встречи с Элли, - думал бедняга. - Там я хоть ворон пытался пугать - все-таки занятие. А кто же ставит пугала посредине реки? Ох, кажется, я никогда не получу мозгов!"
Тем временем плот несся вниз по течению. Несчастный Страшила остался далеко позади и скрылся за поворотом реки.
- Придется мне лезть в воду, - молвил трусливый лев, задрожав всем телом. - Ух, как я боюсь воды! Вот если бы я получил от Гудвина смелость, мне вода была бы нипочем... Но ничего не поделаешь, надо же добраться до берега. Я поплыву, а вы держитесь за мой хвост!
Лев плыл, пыхтя от напряжения, а железный дровосек крепко держался за кончик хвоста. Трудная была работа - тащить плот но все же лев медленно продвигался к другому берегу реки. Скоро Элли убедилась, что шест достате дно и начала помогать льву. После больших усилий совершенно измученные путники наконец достигли берега - далеко-далкео от того места, где начинали переправу.
Лев тут же растянулся на траве лапами кверху, чтобы просушить намокшее брюхо.
- Куда теперь пойдем? - Спросил он, щурясь на солнышко.
- Обратно, туда, где остался наш друг, - ответила Элли. - Ведь не можем же мы уйти отсюда, не выручив милого Страшилу.
Путники пошли берегом против течения реки. Они брели долго, повесив головы и заплетаясь ногами в густой траве, и с грустью думали об оставшемся над рекой товарище. Вдруг железный дровосек закричал из всех сил:
- Смотрите!
И они увидели Страшилу, мужественно висевшего на шесте посредине широкой и быстрой реки. Страшила издали выглядел таким одиноким, и маленьким, и печальным, что у путников на глазах навернулись слезы.
Железный дровосек разволновался больше всех. Он бесцельно бегал по берегу, рискнул было зачем-то сунуться в воду, но сейчас же отбежал назад. Потом сдернул воронку, приложил ко рту, как рупор, и оглушительно заорал:
- Страшила! Милый друг! Держись! Сделай одолжение, не падай в воду! Железный дровосек умел очень вежливо просить.
До путников слабо долетел ответ:
- ...жусь!... огда... е... стаю...
Это означало: "держусь! Никогда не устаю!"
Вспомнив, что Страшила и в самом деле никогда не уставал, друзья очень ободрились и железный дровосек снова заорал в свою воронку-рупор:
- Не падай духом! Не уйдем отсюда, пока не выручим тебя!
И ветер донес ответ:
- ...ду!... е... нуйтесь... а... ня...
И это означало: "жду! Не волнуйтесь за меня!"
Железный дровосек предложил сплести длинную веревку из древесной коры. Потом он, дровосек, полезет в воду и снимет Страшилу, а лев вытащит их за веревку. Но лев насмешливо покачал гооловой:
- Ты ведь плаваешь не лучше топора!
Железный дровосек сконфуженно замолчал.
- Должно быть, придется мне опять плыть, - сказал лев. – Только трудно будет так рассчитать, чтобы течение принесло меня прямо к Страшиле...
- А я сяду к тебе на спину и буду тебя направлять! – Предложил Тотошка.
Пока путники так судили да рядили, на них издали с любопытством поглядывал длинноногий важный аист. Потом он потихоньку подошел и стал на безопасном растоянии, поджав правую ногу и прищурив левый глаз.
- Что вы за публика? - Спросил он.
- Я Элли, а это мои друзья - железный дровосек, трусливый лев и Тотошка. Мы идем в Изумрудный город.
- Дорога в Изумрудный город не здесь. - Заметил аист.
- Мы знаем ее. Но нас унесла река и мы потеряли товарища.
- А где он?
- Во-он, видишь? - Элли показала пальчиком. - Висит на шесте.
- Зачем он туда забрался?
Аист был обстоятельной птицей и хотел знать все до мельчайших подробностей. Элли рассказала, как Страшила оказался посреди реки.
- Ах, если бы ты его спас! - Вскричала Элли и умоляюще сложила руки.
- Как бы мы были тебе благодарны!
- Я подумаю, - важно сказал аист и закрыл правый глаз, потому что, когда аисты думают, обязательно закрывают правый глаз. Но левый глаз он закрыл еще раньше.
И вот он стоял с закрытыми глазами на левой ноге и покачивался, а Страшила висел на шесте посреди реки и тоже покачивался от ветра. Путникам надоело ждать и железный дровосек сказал:
- Послушаю я, о чем он думает, - и потихоньку подошел к аисту.
Но до него донеслось ровное, с присвистом, дыхание аиста, и дровосек удивленно крикнул:
- Да он спит!
Аист и в самом деле заснул, пока думал.
Лев ужасно разгневался и рявкнул:
- Я его сьем!
Аист спал чутко и вмиг открыл глаза:
- Вам кажется, что я сплю? - Схитрил он. - Нет, я просто задумался.
Такая трудная задача... Но, пожалуй, я перенес бы вашего товарища на берег, не будь он такой большой и тяжелый
- Это он-то тяжелый? - Вскричала Элли. - Да ведь Страшила набит соломой и легкий как перышко! Даже я его поднимаю!
- В таком случае, я попытаюсь, - сказал аист. - Но смотрите, если он окажется слишком тяжел, я брошу его в воду. Хорошо бы сначала свешать вашего друга на весах, но так как это невозможно, то я лечу!
Как видно, аист был осторожной и обстоятельной птицей.
Аист взмахнул широкими крыльями и полетел к Страшиле. Он вцепился ему в плечи крепкими когтями, легко поднял и перенес на берег, где сидела Элли с друзьями.
Когда Страшила вновь очутился на берегу, он горячо обнял друзей и потом обратился к аисту:
- Я думал, мне вечно придется торчать на шесте посреди реки и пугать рыб! Сейчас я не могу поблагодарить тебя как следует, потому что у меня в голове солома. Но, побывав у Гудвина, я разыщу тебя, и ты узнаешь, какова благодарность человека с мозгами.
- Очень рад, - солидно отвечал аист. - Я люблю помогать другим в несчастье, особенно, когда это не стоит мне большого труда... Однако заболтался я с вами. Меня ждут жена и дети. Желаю вам благополучно дойти до Изумрудного города и получить то, за чем вы идете!
И он вежливо подал каждому путнику свою красную морщинистую лапу, и каждый путник дружески пожал ее, а Страшила так тряс, что чуть не оторвал ее.
Аист улетел, а путешественники пошли по берегу. Счастливый Страшила шел, приплясывая, и пел:
- Эй-гей-гей-го! Я снова с Элли!
Потом, через три шага:
- Эй-гей-гей-го! Я снова с железным дровосеком!
И так он перебирал всех, не исключая и Тотошки, а потом снова начинал свою нескладную, но веселую и добродушную песенку.

КОВАРНОЕ МАКОВОЕ ПОЛЕ

Путники весело шли по лугу, усеянному великолепными белыми и голубыми цветами. Часто попадались красные маки невиданной величины с очень сильным ароматом. Всем было весело: Страшила был спасен, ни людоед, ни овраги, ни саблезубые тигры, ни быстрая река не остановила друзей на пути к Изумрудному городу и онипредполагали, что все опасности остались позади.
- Какие чудные цветы! - Воскликнула Элли.
- Они хороши! - Вздохнул Страшила. - Конечно, будь у меня мозги, я восхищался бы цветами больше, чем теперь.
- А я полюбил бы их, если бы у меня было сердце. - Вздохнул железный дровосек.
- Я всегда был в дружбе с цветами, - сказал трусливый лев. – Они милые и безобидные создания и никогда не выскакивают на тебя из-за угла, как эти страшные саблезубые тигры. Но в моем лесу не было таких больших и ярких цветов.
Чем дальше шли путники, тем больше становилось в поле маков. Все другие цветы исчезли, заглушенные зарослями мака. И скоро путешественники оказались среди необозримого макового поля. Запах мака усыпляет, но Элли этого не знала и продолжала идти, беспечно вдыхая сладковатый усыпляющий аромат и любуясь огромными красными цветами. Веки ее отяжелели, и ей ужасно захотелось спать. Однако железный дровосек не позволил ей прилечь.
- Надо спешить, чтобы к ночи добраться до дороги, вымощенной желтым кирпичом. - Сказал он и Страшила поддержал его.
Они прошли еще несколько шагов, но Элли не могла больше бороться со сном - шатаясь, она опустилась среди маков, со вздохом закрыла глаза и заснула.
- Что же с ней делать? - Спросил в недоумении дровосек.
Если Элли останется здесь, она будет спать, пока не умрет, - сказал лев, широко зевая. - Аромат этих цветов смертелен. У меня тоже слипаются глаза, а собачка уже спит.
Тотошка действительно лежал на ковре из маков возле своей маленькой хозяйки. Только на Страшилу и железного дровосека не действовал губительный аромат цветов и они были бодры как всегда.
- Беги! - Сказал Страшила трусливому льву. - Спасайся из этого опасного места. Мы донесем девочку, а если ты заснешь, нам с тобой не справиться. Ведь ты слишком тяжел!
Лев прыгнул вперед и мигом скрылся из глаз. Железный дровосек и Страшила скрестили руки и посадили на них Элли. Они сунули Тотошку сонной девочке, и та бессознательно вцепилась в его мягкую шерсть. Страшила и железный дровосек шли среди макового поля по широкому следу примятых цветов, оставленному львом, и им казалось, что полю не будет конца.
Но вот вдали показались деревья и зеленая трава. Друзья облегченно вздохнули: они боялись, что долгое пребывание в отравленном воздухе убьет Элли. На краю макового поля они увидели льва. Аромат цветов победил мощного зверя и он спал, широко раскинув лапы в последнем усилии достигнуть спасительного луга.
- Мы не сможем ему помочь! - Печально сказал железный дровосек. – Он слишком велик для нас. Теперь он заснул навсегда, и, может быть ему снится, что он наконец получил смелость...
- Очень, очень жаль! - Сказал Страшила. - Несмотря на свою трусость, лев был добрым товарищем и мне горько покинуть его здесь, среди проклятых маков. Но идем, надо спасать Элли.
Пока друзья сидели и смотрели по сторонам, невдалеке заколыхалась трава и на лужайку выскочил желтый Дикий кот. Оскалив острые зубы, и прижав уши к голове, он гнался за добычей. Железный дровосек вскочил и увидел бегущую серую полевую мышь. Кот занес над ней когтистую лапу, и мышка, жалобно пискнув, закрыла глаза, но железный дровосек сжалился над беззащитным созданием и отрубил голову Дикому коту. Мышка открыла глаза и увидела, что враг мертв. Она сказала железному дровосеку:
- Благодарю вас! Вы спасли мне жизнь.
- О, полно, не стоит говорить об этом, - возразил железный дровосек, которому, по правде, неприятно было оттого, что пришлось убить кота. – Вы знаете, у меня нет сердца, но я всегда стараюсь помочь в беде слабому, будь это даже простая серая мышь!
- Простая мышь! - В негодовании пискнула мышка. - Что вы хотите сказать этим, сударь? Да знаете ли вы, что я - рамина, королева полевых мышей?
- О, в самом деле? - Вскричал пораженный дровосек. – Тысяча извинений, ваше величество!
- Во всяком случае, спасая мне жизнь, вы исполнили свой долг. - Сказала королева, смягчаясь.
В этот момент несколько мышей, запыхавшись, выскочили на полянку и со всех ног подбежали к королеве.
- О, ваше величество! - Наперебой запищали они. - Мы думали, что вы погибли, и приготовились оплакивать вас! Но кто убил злодея кота? - И они так низко поклонились маленькой королеве, что стали на головы и задние лапки их заболтались в воздухе.
- Его зарубил вот это т странный железный человек. Вы должны служить ему и исполнять его желания. - Важно сказала королева рамина.
- Пусть он приказывает! - Хором закричали мыши.
Но в этот момент они все пустились в рассыпную во главе с самой королевой. Дело в том, что Тотошка, открыв глаза и увидев вокруг себя мышей, испустил восхищенный вопль и ринулся в середину стаи. Он еще в Канзасе прославился как великий охотник на мышей и ни один кот не мог сравниться с ним в ловкости. Но железный дровосек схватил песика и закричал мышам:
- Сюда! Сюда! Обратно! Я держу его!
Королева мышей высунула голову из густой травы и боязливо спросила:
- Вы уверены, что он не сьест меня и моих придворных?
- Успокойтесь, ваше величество! Я его не выпущу!
Мыши собрались снова и Тотошка, после бесполезных попыток вырваться из железных рук дровосека, утихомирился. Чтобы песик больше не пугал мышей, его пришлось привязать к вбитому в землю колышку.
Главная фрейлина-мышь заговорила:
- Великодушный незнакомец! Чем прикажете отблагодарить вас за спасение королевы?
- Я, право, теряюсь, - начал железный дровосек, но находчивый
Страшила перебил его:
- Спасите нашего друга льва! Он в маковом поле.
- Лев! - Вскричала королева. - Он сьест всех нас!
- О, нет! - Ответил Страшила. - Это трусливый лев, он очень смирен, да, кроме того, он спит.
- Ну что ж, попробуем. Как это сделать?
- Много ли мышей в вашем королевстве?
- О, целые тысячи!
- Велите собрать их всех и пусть каждая принесет с собой длинную нитку.
Королева рамина отдала приказ придворным, и они с таким усердием кинулись по всем направлениям, что только лапки замелькали.
- А ты, друг, - обратился Страшила к железному дровосеку. – Сделай прочную тележку - вывезти льва из макового поля.
Железный дровосек принялся за дело и работал с таким рвением, что, когда появились первые мыши с длинными нитками в зубах, крепкая тележка с колесами из цельных деревянных обрубков была готова.
Мыши сбегались отовсюду, их было многие тысячи, всех величин и возрастов; тут собрались и маленькие мыши, и средние мыши, и большие старые мыши. Одна дряхлая старушка мышь приплелась на полянку с большим трудом и поклонившись королеве, тотчас свалилась лапками кверху. Две внучки уложили бабушку на лист лопуха и усердно махали над ней травинками, чтобы ветерок привел ее в чувство.
Трудно было запрячь в телегу такое колличество мышей: пришлось привязать к передней оси целые тысячи ниток. Притом дровосек и Страшила торопились, боясь, что лев умрет в маковом поле, и нитки путались у них в руках. Да еще некоторые молодые шаловливые мышки перебегали с места на место и запутывали упряжку. Наконец каждая нитка была одним концом привязана к телеге, а другим - к мышиному хвосту и порядок установился.
В это время проснулась Элли и с удивлением смотрела на странную картину. Страшила в немногих словах рассказал ей о том, что случилось и обратился к королеве-мыши:
- Ваше величество! Позвольте представить вам Элли - фею убивающего домика.
Две высокие вежливо раскланялись и завязали дружеский разговор...
Сборы кончились.
Нелегко было двум друзьям взвалить тяжелого льва на телегу. Но они все же подняли его и мыши с помощью Страшилы и железного дровосека быстро вывезли телегу с макового поля.
Лев был привезен на полянку, где сидела Элли под охраной Тотошки.
Девочка сердечно поблагодарила мышей за спасение верного друга, которого успела сильно полюбить.
Мыши перегрызли нитки, привязанные к их хвостам и поспешили к своим домам. Королева-мышь подала девочке крошечный серебрянный свисточек.
- Если я буду вам нужна снова, - сказала рамина. - Свистните в этот свисточек и я явлюсь к вашим услугам. До свиданья!
- До свиданья! - Ответила Элли.
Но в это время Тотошка сорвался с привязи и мыши пришлось спасаться в густой траве с поспешностью, совсем неприличной для королевы.
Путники терпеливо ждали, когда проснется трусливый лев; он слишком долго дышал отравленным воздухом макового поля. Но лев был крепок и силен, и коварные маки не смогли убить его. Он открыл глаза, несколько раз широко зевнул и попробывал потянуться, но перекладины телеги помешали ему.
- Где я? Разве я еще жив?
Увидев друзей, лев страшно обрадовался и скатился с телеги.
- Расскажите, что случилось? Я изо всех сил бежал по маковому полю, но с каждым шагом лапы мои становились все тяжелее и усталость свалила меня. Дальше я ничего не помню.
Страшила рассказал, как мыши вывезли льва с макового поля.
Лев покачал головой:
- Как это удивительно! Я всегда считал себя большим и сильным. И вот цветы, такие ничтожные по сравнению со мной, чуть не убили меня, а жалкие, маленькие существа, мыши, на которых я всегда смотрел с презрением, спасли меня! А все это потому, что их много, они действуют дружно и становятся сильнее меня, льва, царя зверей! Но что мы будем делать, друзья мои?
- Продолжим путь к Изумрудному городу, - ответила Элли. – Три заветных желания должны быть выполнены и это откроет мне путь на родину!

НА КОГО ПОХОЖ ГУДВИН?

Когда лев оправился, вся компания весело двинулась в путь по мягкой зеленой траве. Так они дошли до дороги, вымощенной желтым кирпичом и обрадовались ей, как милому старому другу.
Скоро по сторонам дороги появились красивые изгороди, за ними стояли фермерские домики, а на полях работали мужчины и женщины. Изгороди и дома были выкрашены в красивый ярко-зеленый цвет, и люди носили зеленую одежду.
- Это значит, что началась Изумрудная страна. - Сказал железный дровосек.
- Почему? - Спросил Страшила.
- Разве ты не знаешь, что изумруд - зеленый?
- Я ничего не знаю, - с гордостью возразил Страшила. - Вот когда у меня будут мозги, тогда я буду все знать!
Жители Изумрудной страны ростом были не выше жевунов. На головах у них были такие же широкополые шляпы с острым верхом, но без серебряных бубенчиков. Казалось они были неприветливы: никто не подходил к Элли и даже издали не обращался к ней с вопросами. На самом деле они просто боялись большого грозного льва и маленького Тотошки.
- Думаю я, что нам придется ночевать в поле. - Заметил Страшила.
- А мне хочется есть, - сказала девочка. - Фрукты здесь хороши, а все-таки надоели мне так, что я их видеть не могу и все их променяла бы на корочку хлеба! И Тотошка отощал совсем... Что ты, бедненький, ешь?
- Да так, что придется. - Уклончиво отвечал песик.
Он совсем не хотел признаться, что каждую ночь сопровождал льва на охоту и питался остатками его добычи.
Завидев домик, на крыльце которого стояла хозяйка, казавшаяся приветливее других жительниц селения, Элли решила попроситься на ночлег.
Оставив приятелей за забором, она смело подошла к крыльцу.
Женщина спросила:
- Что тебе нужно, дитя?
- Пустите нас, пожалуйста, переночевать!
- Но с тобой лев!
- Не бойтесь его: он ручной, да и, кроме того, трус!
- Если это так, входите, - ответила женщина. - Вы получите ужин и постели.
Компания вошла в дом, удивив и перепугав детей и хозяина дома. Когда прошел всеобщий испуг, хозяин спросил:
- Кто вы такие и куда вы идете?
- Мы идем в Изумрудный город, - ответила Элли. - И хотим увидеть великого Гудвина!
- О, неужели! Уверены ли вы что Гудвин захочет вас видеть?
- А почему нет?
- Видите ли, он никого не принимает. Я много раз бывал в Изумрудном городе, это удивительное и прекрасное место, но мне никогда не удавалось увидеть великого Гудвина, и я знаю, что его никто никогда не видел.
- Разве он не выходит?
- Нет. И день и ночь он сидит в большом тронном зале своего своего дворца, и даже те, кто ему прислуживает, не видят его лица.
- На кого же он похож?
- Трудно сказать, - задумчиво ответил хозяин. - Дело в том, что Гудвин - великий мудрец и может принимать любой вид. Иногда он появляется в виде птицы или слона, а то вдруг оборотится кротом. Иные видели его в образе рыбы или мухи и во всяком другом виде, какой ему заблагорассудится принять. Но каков его настоящий вид - не знает никто из людей.
- Это поразительно и страшно, - сказала Элли. - Но мы попытаемся увидеть его, иначе наше путешествие окажется напрасным.
- Зачем вы хотите увидеть Гудвина великого и ужасного? – Спросил хозяин.
- Я хочу попросить немножко мозгов для моей соломенной головы. - Отвечал Страшила.
- О, для него это сущие пустяки! Мозгов у него гораздо больше, чем ему требуется. Они все разложены по кулькам, и в каждом кульке – особый сорт!
- А я хочу, чтобы он дал мне сердце. - Промолвил дровосек.
- И это ему не трудно, - отвечал хозяин, лукаво подмигивая. - У него на веревочке сушится целая коллекция сердец всевозможных форм и размеров.
- А я хотел бы получить от Гудвина смелость. - Сказал лев.
- У Гудвина в тронной комнате большой горшок смелости, - обьявил хозяин. - Он накрыт золотой крышкой и Гудвин смотрит, чтобы смелость не перекипела через край. Конечно, он с удовольствием даст вам порцию.
Все три друга, услышав обстоятельные разьяснения хозяина, просияли и с довольными улыбками посматривали друг на друга.
- А я хочу, - сказала Элли. - Чтобы Гудвин вернул меня с Тотошкой в Канзас.
- Где это Канзас? - Спросил удивленный хозяин.
- Я не знаю, - печально отвечала Элли. - Но это моя родина, и она где-нибудь да есть.
- Ну, я уверен, что Гудвин найдет для тебя Канзас. Но надо сначала увидеть его самого, а это нелегкая задача. Гудвин не любит показываться, и, очевидно, у него есть на этот счет свои соображения, - добавил хозяин шепотом и огляделся по сторонам, как бы боясь, что Гудвин вот-вот выскочит из-под кровати или из шкафа.
Всем стало немного жутко, а лев чуть не ушел на улицу: он считал, что там безопаснее.
Ужин был подан, и все сели за стол. Элли ела восхитительную гречневую кашу, и яичницу, и черный хлеб; она была очень рада этим кушаньям, напоминавшим ей далекую родину. Льву тоже дали каши, но он сьел ее с отвращением и сказал, что это кушанье для кроликов, а не для львов.
Страшила и дровосек ничего не ели. Тотошка сьел свою порцию и попросил еще.
Женщина уложила Элли в постель, и Тотошка устроился рядом со своей маленькой хозяйкой. Лев растянулся у порога комнаты и сторожил, чтобы никто не вошел. Железный дровосек и Страшила простояли всю ночь в уголке, изредка разговаривая шепотом.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ

ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД

На следующее утро, после нескольких часов пути, друзья увидели на горизонте слабое зеленое сияние.
- Это, должно быть, Изумрудный город. - Сказала Элли.
По мере того, как они шли, сияние становилось ярче и ярче но только после полудня путники подошли к высокой каменной стене ярко-зеленого цвета. Прямо перед ними были большие ворота, окрашенные огромными изумрудами, сверкавшими так ярко, что они ослепляли дажже нарисованные глаза Страшилы. У этих ворот кончалась дорога, вымощенная желтым кирпичом, которая так много дней вела их и наконец привела к долгожданной цели.
У ворот висел колокол. Элли дернула за веревку, и колокол ответил глубоким серебристым звоном. Большие ворота медленно раскрылись, и путники вошли в сводчатую комнату, на стенах которой блестело бесчисленное множество изумрудов.
Перед путниками стоял маленький человек. Он был с ног до головы одет в зеленое и на боку у него висела зеленая сумка.
Зеленый человечек очень удивился, увидев такую странную компанию, и спросил:
- Кто вы такие?
- Я соломенное чучело и мне нужно мозги! - Сказал Страшила.
- А я сделан из железа, и мне недостает сердца. - Сказал дровосек.
- А я трусливый лев и желаю получить храбрость. - Сказал лев.
- А я Элли из Канзаса и хочу вернуться на родину. - Сказала Элли.
- Зачем же вы пришли в Изумрудный город?
- Мы хотим видеть великого Гудвина! Мы надеемся, что он исполнит наши желания: ведь, кроме волшебника, никто не может нам помочь.
- Много лет никто не просил у меня пропуска к Гудвину ужасному, - задумчиво сказал человечек. - Он могуч и грозен, и если вы пришли с пустой и коварной целью отвлечь волшебника от мудрых размышлений, он уничтожит вас в одно мгновение.
- Но мы ведь пришли к великому Гудвину по важным делам, - внушительно сказал Страшила. - И мы слышали, что Гудвин - добрый мудрец.
- Это так, - сказал зеленый человечек. - Он управляет Изумрудным городом мудро и хорошо. Однако для тех, кто приходит в город из пустого любопытства, он ужасен. Я страж ворот, и, раз вы пришли, я должен провести вас к Гудвину, только наденьте очки.
- Очки!? - Удивилась Элли.
- Без очков вас ослепит великолепие Изумрудного города. Даже все жители города носят очки день и ночь. Таков приказ мудрого Гудвина. Очки запираются на замочек, чтобы никто не мог снять их.
Он открыл зеленую сумку, и там оказалась куча зеленых очков всевозможных размеров. Все путники, не исключая льва и Тотошки оказались в очках, которые страж ворот закрыл крошечными замочками.
Страж ворот тоже надел очки, вывел притихших путников через противоположную дверь и они оказались на улице Изумрудного города.
Блеск Изумрудного города ослепил путников, хотя гллаза их были защищены очками. По бокам улиц возвышались великолепные дома из зеленого мрамора, стены которых были украшены изумрудами. Мостовая была из зеленых мраморных плит, и между ними тоже были вделаны изумруды. На улицах толпился народ.
На странных товарищей Элли жители смотрели с любопытством, но никто из них не заговаривал с девочкой: и здесь боялись льва и Тотошки. Жители города были в зеленой одежде, и кожа их отливала смугло-зеленоватым оттенком. Все было зеленого цвета в Изумрудном городе и даже солнце светило зелеными лучами.
Страж ворот провел путников зелеными улицами и они очутились перед большим красивым зданием, расположенным в центре города. Это и был дворец великого мудреца и волшебника Гудвина.
Сердце Элли затрепетало от волнения и страха, когда она шла по дворцовому парку, украшенному фонтанами и клумбами: сейчас решится ее судьба, сейчас она узнает, отправит ли ее волшебник Гудвин на родину, или она напрасно стремилась сюда, преодолев столько испытаний.
Дворец Гудвина был хорошо защищен от врагов: его окружала высокая стена, а перед ней был ров, наполненный водой, и через ров, в случае надобности можно было перекинуть мост.
Когда страж ворот и путники подошли ко рву, мост был поднят. На стене стоял высокий солдат, одетый в зеленый мундир. Зеленая борода солдата спускалась ниже колен. Он ужасно гордился своей бородой, и неудивительно: другой такой не было в стране Гудвина. Завистники говорили, что у солдата не было никаких достоинств, кроме бороды, и что только борода доставила ему то высокое положение, которое он занимал.
В руках солдата было зеркальце и гребешок. Он смотрелся в зеркальце и расчесывал гребешком свою великолепную бороду, и это занятие настолько поглощало его внимание, что он ничего не видел и не слышал.
- Дин гиор! - Крикнул солдату страж ворот. - Я привел чужестранцев, которые хотят видеть великого Гудвина!
Никакого ответа.
Страшила закричал своим хриплым голосом:
- Господин солдат, впустите нас, знаменитых путешественников, победителей саблезубых тигров и отважных пловцов по рекам!
Никакого ответа.
- Кажется ваш друг страдает рассеянностью? - Спросила Элли стража ворот.
- Да, к сожалению, это за ним водится. - Отвечал страж ворот.
- Почтеннейший! Обратите на нас внимание! - Крикнул дровосек. - Нет, не слышит. Давайте-ка все хором!..
Все приготовились, а дровосек даже поднес ко рту свою воронку вместо рупора. По знаку Страшилы все заорали что было мочи.
- Гос-по-дин сол-дат! Впу-сти-те нас! Гос-по-дин сол-дат! Впу-сти-те нас!
Страшила оглушительно колотил по перилам рва своей тростью, а Тотошка звонко лаял. Никакого впечатления: солдат попрежнему любовно укладывал в своей бороде волосок к волоску.
- Я вижу, мне придется рявкнуть по лесному. - Сказал лев.
Он покрепче уперся на лапах, поднял голову и испустил такой рык, что зазвенели стекла домов, вздрогнули цветы, выплеснулась вода из бассейнов, а любопытные, издали наблюдавшие за странной компанией, врассыпную бросились бежать, заткнув уши. Спрятав гребешок и зеркальце в карман, солдат свесился со стены и с удивлением начал рассматривать пришельцев.
Узнав среди них стража ворот, он вздохнул с облегчением.
- Это ты, фарамант? - Спросил он. - В чем дело?
- Да в том, дин гиор, - сердито ответил страж ворот. - Что мы целых полчаса не могли докричаться до тебя!
- Ах, только полчаса? - Беспечно отозвался солдат. - Ну, это сущие пустяки. Лучше скажи, кто это с тобой?
- Это чужестранцы, которые хотят видеть великого Гудвина!
- Ну что ж, пусть войдут, - со вздохом сказал дин гиор. - Я доложу о них великому Гудвину...
Он опустил мост и путники, попрощавшись со стражем ворот, перешли через мост и очутились во дворце. Их ввели в приемную. Солдат попросил их вытереть ноги о зеленый половичок у входа и усадил в зеленые кресла.
- Побудьте здесь, а я пойду к двери тронного зала и доложу великому Гудвину о вашем прибытии.
Через несколько минут солдат вернулся, и Элли спросила его:
- Видели Гудвина?
- О нет, я его никогда не вижу! - Последовал ответ. - Великий Гудвин всегда говорит со мной из-за двери: вероятно, выд его так страшен, что волшебник не хочет попусту пугать людей. Я доложил о вашем приходе.
Сначала Гудвин рассердился и не хотел меня слушать. Потом вдруг стал расспрашивать о том, как вы одеты. А когда узнал, что на вас серебряные башмачки, то чрезвычайно заинтересовался этим и сказал, что примет вас всех. Но каждый день к нему допускается только один посетитель - таков его обычай. И, так как вы проживете здесь несколько дней, он приказал отвести вам комнаты, чтобы отдохнули от долгого пути.
- Передайте нашу благодарность великому Гудвину, - ответила Элли.
Девочка решила, что волшебник не так страшен, как говорят и что он вернет ее на родину.
Дин гиор свистнул в зеленый свисточек, и появилась красивая девушка в зеленом шелковом платье. У нее была красивая гладкая зеленая кожа, зеленые глаза и пышные зеленые волосы. Она низко поклонилась Элли и сказала:
- Идите за мной, я отведу вас в вашу комнату.
Они прошли по богатым покоям, много раз спускались и поднимались по лестницам, и наконец Элли очутилась в отведенной ей комнате. Это была самая восхитительная и уютная комната в мире, с маленькой кроватью, с фонтаном посредине, из которого била тоненькая струйка воды, падавшая в красивый бассейн. Конечно, и здесь все было зеленого цвета.
- Располагайтесь, как дома, - сказала зеленая девушка. – Великий Гудвин примет вас завтра утром.
Оставив Элли, девушка развела остальных путешественников по их комнатам. Комнаты были прекрасно обставлены и находились в лучшей части дворца.
Впрочем, на Страшилу окружающая роскошь не произвела никакого впечатления. Очутившись в своей комнате, он встал около двери с самым равнодушным видом и простоял, не сходя с места, до самого утра. Всю ночь он таращил глаза на паучка, который так беззаботно плел паутину, как будто находился не в прекраснейшем дворце, а в бедной лачужке сапожника.
Железный дровосек хотя и лег в постель, но сделал это по привычке тех времен, когда он был еще из плоти и крови. Но и он не спал всю ночь, то и дело двигая головой, руками и ногами, чтобы убедится, что они не заржавели.
Лев с удовольствием улегся бы на заднем дворе, на подстилке из соломы, но ему этого не позволили. Он забрался на кровать, свернулся клубком, как кот, и захрапел на весь дворец. Его громкому храпу вторил тоненький храп Тотошки, который на этот раз решил поместиться вместе со своим могучим другом.

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ ВОЛШЕБНИКА ГУДВИНА

Наутро зеленая девушка умыла и причесала Элли и повела ее в тронный зал Гудвина.
В зале рядом с тронным собрались придворные кавалеры и дамы в нарядных костюмах. Гудвин никогда не выходил к ним и никогда не принимал их у себя. Однако, в продолжении многих лет они каждое утро проводили во дворце, пересмеиваясь и сплетничая; они называли это придворной службой и очень гордились ею.
Придворные посмотрели на Элли с удивлением и, заметив на ней серебрянные башмачки, отвесили ей низкие поклоны до самой земли.
- Фея... Фея... Это фея... - Послышался шепот.
Один из самых смелых придворных приблизился к Элли и беспрестанно кланяясь, спросил:
- Осмелюсь осведомиться, милостивая госпожа фея, неужели вы действительно удостоились приема у Гудвина ужасного?
- Да, Гудвин хочет меня видеть. - Скромно ответила Элли.
В толпе пронесся гул удивления. В это время зазвенел колокольчик.
- Сигнал! - Сказала зеленая девушка. - Гудвин требует вас в тронный зал.
Солдат открыл дверь. Элли робко вошла и очутилась в удивительном месте. Тронный зал Гудвина был круглый, с высоким сводчатым потолком; и повсюду - на полу, на потолке, на стенах - блестели бесчисленные драгоценные камни.
Элли взглянула вперед. В центре комнаты стоял трон из зеленого мрамора, сияющий изумрудами. И на этом троне лежала огромная живая голова, одна голова, без туловища...
Голова имела настолько внушительный вид, что Элли обомлела от страха.
Лицо головы было гладкое и лоснящееся, с полными щеками, с огромным носом, с крупными, плотно сжатыми губами. Голый череп сверкал, как выпуклое зеркало. Голова казалась безжизненной: ни морщины на лбу, ни складки у губ, и на всем лице жили только глаза. Они с непонятным проворством повернулись в орбитах и уставились в потолок. Когда глаза вращались, в тишине зала слышался скрип, и это поразило Элли.
Девочка смотрела на непонятное движение глаз и так растерялась, что забыла поклониться голове.
- Я - Гудвин, великий и ужасный! Кто ты такая и зачем беспокоишь меня?
Элли заметила, что рот головы не двигается и голос, негромкий и даже приятный, слышится как быдто со стороны.
Девочка ободрилась и ответила:
- Я - Элли, маленькая и слабая. Я пришла издалека и прошу у вас помощи.
Глаза снова повернулись в орбитах и застыли, глядя в сторону; казалось, они хотели посмотреть на Элли, но не могли.
Голос спросил:
- Откуда у тебя серебрянные башмачки?
- Из пещеры злой волшебницы Гингемы. На нее упал мой домик – раздавил ее, и теперь славные жевуны свободны...
- Жевуны освобождены?! - Оживился голос. - И Гингемы больше нет?
Приятное известие! - Глаза живой головы завертелись и наконец уставились на Элли. - Ну чего же ты хочешь от меня?
- Пошлите меня на родину, в Канзас, к папе и маме...
- Ты из Канзаса?! - Перебил голос, и в нем послышались добрые человеческие нотки. - А как там сейчас... - Но голос вдруг умолк, а глаза головы отвернулись от Элли.
- Я из Канзаса, - повторила девочка. - Хоть ваша страна и великолепна, но я не люблю ее, - храбро продолжала она. - Здесь на каждом шагу такие опасности...
- А что с тобой приключилось? - Поинтересовался голос.
- Дорогой на меня напал людоед. Он сьел бы меня, если бы меня не выручили мои верные друзья, Страшила и железный дровосек. А потом за нами гнались саблезубые тигры... А потом мы попали в ужасное маковое поле...
Ох, это настоящее сонное царство! Мы со львом и Тотошкой заснули там. И если бы не Страшила и железный дровосек, да еще мыши, мы спали бы там до тех пор, пока не умерл и... Да всего этого хватит рассказывать на целый день. И теперь я вас прошу: исполните, пожалуйста, три заветных желания моих друзей, и когда вы их исполните, вы и меня должны будете вернуть домой.
- А почему я должен буду вернуть тебя домой?
- Потому что так написано в волшебной книге Виллины...
- А, это добрая волшебница желтой страны, слыхал о ней, - молвил голос. - Ее предсказания не всегда исполняются.
- И еще потому, - продолжала Элли. - Что сильные должны помогать слабым. Вы великий мудрец и волшебник, а я беспомощная маленькая девочка...
- Ты оказалась достаточно сильной, чтобы убить злую волшебницу. - Возразила голова.
- Это сделало волшебство Виллины, - просто ответила девочка. - Я тут ни при чем.
- Вот мой ответ, - сказала живая голова, и глаза ее завертелись с такой необычайной быстротой, что Элли вскрикнула от испуга. - Я ничего не делаю даром. Если хочешь воспользоваться моим волшебным исскуством, чтобы вернуться домой, ты должна сделать то, что я тебе прикажу.
Глаза головы мигнули много раз подряд. Несмотря на испуг, Элли с интересом следила за глазами и ждала, что они будут делать дальше.
Движения глаз совершенно не соответствовали словам головы и тону ее голоса и девочке казалось, что глаза живут самостоятельной жизнью.
Голова ждала вопроса.
- Но что я должна сделать? - Спросила удивленная Элли.
- Освободи фиолетовую страну от власти злой волшебницы Бастинды. - Ответила голова.
- Но я же не могу! - Вскричала Элли в испуге.
- Ты покончила с рабством жевунов и сумела получить волшебные серебрянные башмачки Гингемы. Осталась одна злая волшебница в моей стране и под ее властью изнывают бедные, робкие мигуны, жители фиолетовой страны.
Нужно им тоже дать свободу...
- Но как же это сделать? - Спросила Элли. - Ведь не могу же я убить волшебницу Бастинду?
- Гм, гм... - Голос на мгновение запнулся. - Мне это безразлично.
Можно посадить ее в клетку, можно изгнать из фиолетовой страны, можно...
Да, в конце концов, - рассердился голос. - Ты на месте увидишь, что можно сделать! Важно лишь избавить от ее владичества мигунов, а судя по тому, что рассказала о себе и своих друзьях, вы сможете и должны это сделать.
Так сказал Гудвин, великий и ужасный и слово его - закон! Девочка заплакала.
- Вы требуете от нас невозможного!
- Всякая награда должна быть заслужена, - сухо возразила голова. - Вот мое последнее слово: ты вернешься в Канзас к отцу и матери, когда освободишь мигунов. Помни, что Бастинда волшебница могущественная и злая, ужасно могущественная и злая, и надо лишить ее волшебной силы. Иди и не возвращайся ко мне, пока не выполнишь свою задачу.
Грустная Элли оставила тронный зал и вернулась к друзьям, которые с беспокойством ожидали ее.
- Нет надежды! - Сказала девочка со слезами. - Гудвин приказал мне лишить злую Бастинду ее волшебной силы, а это мне никогда не сделать!
Все опечалились, но никто не мог утешить Элли. Она пошла в свою комнату и плакала, пока не уснула.
На следующее утро зеленобородый солдат явился за Страшилой.
- Идите за мной, вас ждет Гудвин!
Страшила вошел в тронный зал и увидел на троне прекрасную морскую деву с блестящим рыбьим хвостом. Лицо девы было неподвижно, как маска, глаза смотрели в одну сторону. Дева обмахивалась веером, делая рукой однообразные механические движения.
Страшила, ожидавший увидеть голову, растерялся, но потом собрался с духом и почтительно поклонился. Морская дева сказала низким приятным голосом звучавшим, казалось со стороны:
- Я - Гудвин, великий и ужасный! Кто ты и зачем пришел ко мне?
- Я - чучело, набитое соломой! - Ответил Страшила. - Я прошу дать мне мозгов для моей соломенной головы. Тогда я буду как все люди в ваших владениях и это самое заветное мое желание!
- Почему ты обращаешься с этой просьбой ко мне?
- Потому что вы мудры и никто, кроме вас, не поможет мне.
- Мои милости не даются даром, - ответила морская дева. - И вот мой ответ: лиши Бастинду волшебной силы, и я дам тебе столько мозгов – и прекрасных мозгов! - Что ты станешь мудрейшим человеком в стране Гудвина.
- Но ведь вы приказали сделать это Элли! - С удивлением вскричал Страшила.
- Мне не важно, кто это сделает, - ответил голос. - Но знай: пока мигуны остаются рабами Бастинды, твоя просьба не будет исполнена. Иди и заслужи мозги!
Страшила печально поплелся к друзьям и рассказал им, как принял его Гудвин.
Все удивились, услышав, что Гудвин явился Страшиле в виде прекрасной морской девы.
На следующий день солдат вызвал железного дровосека. Когда тот явился в тронный зал, неся на плече топор, с которым никогда не раставался, он не увидел ни живой головы, ни прекрасной девы. На троне громоздился чудовищный зверь. Морда у него была как у носорога, и на ней было разбросано около десятка глаз, тупо смотревших в разные стороны. Штук двенадцать лап разной длины и толщины свисали с неуклюжего туловища. Кожу зверя кое-где покрывала косматая шерсть, местами кожа была голая, и на грубой серой поверхности выступали бородавчатые наросты.
Более отвратительного чудовища невозможно было себе представить. У любого человека при виде его сердце забилось бы от страха. Но дровосек не имел сердца, поэтому он не испугался и вежливо приветствовал чудовище.
Все-таки он сильно разочаровался, так как ожидал увидеть Гудвина в образе прекрасной девы, которая, по мнению дровосека, скорее наделила бы его сердцем.
- Я - Гудвин, великий и ужасный! - Проревел зверь голосом выходившим не из пасти чудовища, а из дальнего угла комнаты. - Кто ты такой и зачем тревожишь меня?
- Я - дровосек и сделан из железа. Я не имею сердца и не умею любить. Дай мне сердце, и я буду как все люди в вашей стране. И это самое мое заветное желание!
- Все желания, да желания! Право, чтобы удовлетворить все ваши заветные желания, я должен день и ночь сидеть за своими волшебными книгами! - И после молчания голос добавил: - если хочешь иметь сердце, заработай его!
- Как?
- Схвати Бастинду, заключи ее в каменную темницу! Ты получишь самое большое, самое доброе и самое любвеобильное сердце в стране Гудвина! - Пррорычало чудовище.
Железный дровосек рассердился и шагнул вперед, снимая с плеча топор. Движение дровосека было таким стремительным, что зверь испугался. Он злобно провизжал:
- Ни с места! Еще шаг вперед - и тебе и твоим друзьям не поздоровится!
Железный дровосек в смущении покинул тронный зал и поспешил с плохими известиями к своим друзьям.
Трусливый лев свирепо сказал:
- Хоть я и трус, а придется мне завтра померятся силами с Гудвином. Если он явится в образе зверя, я рявкну, как на саблезубых тигров, и напугаю его. Если он примет вид морской девы, я схвачу его и поговорю с ним по своему. А лучше всего, если бы он был живой головой - я катал бы его из угла в угол и подбрасывалбы, как мяч, пока она не исполнит наших желаний.
На следующее утро наступила очередь льва идти к Гудвину, но когда он вошел в тронный зал, то отпрыгнул в изумлении: над троном качался и сиял огненный шар. Лев зажмурил глаза.
Из угла раздался голос:
- Я - Гудвин, великий и ужасный! Кто ты и зачем докучаешь мне?
- Я - трусливый лев! Я хотел бы получить от вас немного смелости, чтобы стать царем зверей, как меня все величают.
- Помоги прогнать Бастинду из фиолетовой страны, и вся смелость, какая есть во дворце Гудвина, будет твоя! Но, если ты этого не сделаешь, ты навсегда останешься трусом. Я заколдую тебя, и ты будешь боятся мышей и лягушек.
Рассерженный лев начал подкрадываться к шару, чтобы схватить его, но на него повеяло таким жаром, что лев взвыл и, поджав хвост, выбежал из зала. Он вернулся к друзьям и рассказал о приеме, который устроил ему Гудвин.
- Что же с нами будет? - Печально спросила Элли.
- Ничего не остается, как попробывать выполнить приказ Гудвина. - Сказал лев.
- А если не удасться? - Возразила девочка.
- Я никогда не получу смелости. - Ответил лев.
- Я никогда не получу мозгов. - Сказал Страшила.
- А я никогда не получу сердца. - Добавил дровосек.
- А я никогда не вернусь домой. - Молвила Элли и заплакала - а соседский гектор всю жизнь будет утверждать, что я сбежал с фермы только потому, что испугался решительного боя с ним. - Закончил Тотошка.
Потом Элли вытерла слезы и сказала:
- Попробую! Но я уверена, что ни за какие блага в мире не решусь поднять руку на Бастинду.
- Я пойду с тобой, - сказал лев. - Хоть я и слишком труслив, чтобы помочь тебе в борьбе со злой волшебницей, но, быть может, мои услуги тебе в чем-нибудь пригодятся...
- Я тоже пойду, - сказал Страшила. - Правда, я ничем не смогу быть полезен: ведь я слишком глуп!
- У меня не хватит духу обидеть Бастинду, хотя она очень и очень скверная женщина, - сказал железный дровосек. - Но если вы идете, я, конечно, пойду с вами, друзья!
- Ну, а Тотошка, - важно заявил песик. - Тотошка, понятно, никогда не покинет товарищей в беде!
Элли горячо поблагодарила верных друзей.
Решили отправиться на следующий день ранним утром.
Железный дровосек наточил топор, тщательно смазал все суставы и доверху наполнил масленку лучшим маслом. Страшила попросил набить себя свежей соломой. Элли раздобыла кисточку и краски и заново подвела ему глаза, рот и уши, поблекшие от дорожной пыли и яркого солнца. Зеленая девушка наполнила корзинку Элли вкусными кушаньями. Она расчесала шерстку Тотошки и привязала ему на шею серебрянный колокольчик.
На рассвете их разбудил крик зеленого петуха, жившего на заднем дворе.


ПОСЛЕДНЕЕ ВОЛШЕБСТВО БАСТИНДЫ

К воротам Изумрудного города путников отвел зеленобородый солдат.
Страж ворот снял со всех очки и спрятал их в сумку.
- Вы уже покидаете нас? - Вежливо спросил он.
- Да, мы вынуждены идти, - с грустью ответила Элли. - Где начинается дорога в фиолетовую страну?
- Туда нет дороги, - ответил фарамант. - Никто по доброй воле не ходит в страну злой Бастинды.
- Как же мы найдем ее?
- Вам не придется беспокоится об этом, - воскликнул страж ворот. - Когда вы придете в фиолетовую страну, Бастинда сама найдет вас и заберет в рабство.
- А может быть мы сумеем лишить ее волшебной силы? - Сказал Страшила.
- Ах, вы хотите победить Бастинду? Тем хуже для вас! С ней еще никто не пробывал бороться кроме Гудвина, да и тот, - страж ворот понизил голос.
- Потерпел неудачу. Она постарается захватить вас в плен, прежде чем вы сможете что-нибудь предпринять. Будьте осторожны! Бастинда очень злая и искусная волшебница, и справиться с ней очень трудно. Идите туда, где восходит солнце, и вы попадете в ее страну. Желаю вам успеха!
Путники распрощались с фарамантом и он закрыл за ними ворота Изумрудного города. Элли повернула на восток, остальные пошли за ней. Все были печальны, зная, какое трудное дело им предстоит. Только беспечный Тотошка весело носился по полю и гонялся за большими пестрыми  бабочками: он верил в силу льва и железного дровосека и надеялся на изобретательность соломенного Страшилы.
Элли взглянула на собачку и вскрикнула от изумления: ленточка на ее шее из зеленой превратилась в белую.
- Что это значит? - Спросила она друзей.
Все посмотрели друг на друга, и Страшила глубокомысленно заявил: - колдовство!
За неимением другого обьяснения все согласились с этим и зашагали дальше. Изумрудный город исчезал вдали. Страна становилась пустынной: путники приближались к владениям злой волшебницы Бастинды.
До самого полудня солнце светило путникам прямо в глаза, ослепляя их, но они шли по каменистому плоскогорью, и не было ни одного дерева, чтобы спрятаться в тень. К вечеру Элли устала, а лев поранил лапы и хромал.
Остановились на ночлег. Страшила и железный дровосек стали на караул, а остальные заснули.
У злой Бастинды был только один глаз, зато она видела им так, что не было уголка в фиолетовой стране, который ускользнул бы от ее взора.
Выйдя вечерком посидеть на крилечке, Бастинда обвела взглядом свои владения и вздрогнула от ярости: далеко-далеко, на границе своих владений она увидела маленькую спящую девочку и ее друзей.
Волшебница свистнула в свисток. Ко дворцу Бастинды сбежалась стая огромных волков со злыми желтыми глазами, с большими клыками, торчавшими из разинутых пастей. Волки присели на задние лапы и, тяжело дыша, смотрели на Бастинду.
- Бегите на запад! Там найдете маленькую девчонку, нагло забравшуюся в мою страну и с ней ее спутников. Всех разорвите в клочки!
- Почему ты не возьмешь их в рабство? - Спросил предводитель стаи.
- Девчонка слаба. Ее спутники не могут работать: один набит соломой, другой - из железа. И с ними лев, от которого тоже не жди толку.
Вот как видела Бастинда своим единственным глазом. Волки помчались.
- В клочки! В клочки! - Визжала волшебница вдогонку.
Но Страшила и железный дровосек не спали. Они вовремя заметили приближение волков.
- Разбудим льва. - Сказал Страшила.
- Не стоит, - ответил железный дровосек. - Это мое дело управиться с волками. Я им устрою хорошую встречу!
И он вышел вперед. Когда вожак подбежал к железному дровосеку, широко разевая красную пасть, дровосек взмахнул остро отточенным топором – и голова волка отлетела. Волки бежали вереницей, один за другим; как только следующий бросился на железного дровосека, тот уже был наготове с поднятым кверху топором, и голова волка упала наземь.
Сорок свирепых волков было у Бастинды, и сорок раз поднимал железный дровосек свой топор. И когда он поднял его в сорок первый раз, ни одного волка не осталось в живых: все они лежали у ног железного дровосека.
- Прекрасная битва! - Восхитился Страшила.
- Деревья рубить труднее. - Скромно ответил дровосек.
Друзья дождались утра. Проснувшись и увидев кучу мертвых волков, Элли испугалась. Страшила рассказал о ночной битве и девочка от всей души благодарила железного дровосека. После завтрака компания смело двинулась в путь.
Старая Бастинда любила понежиться в постели. Она встала поздно и вышла на крыльцо распросить волков, как они загрызли дерзких путников.
Каков же был ее гнев, когда она увидела, что путники продолжают идти, а врные волки лежат мертвые.
Бастинда свистнула дважды, и в воздухе закружилась стая хищных ворон с железными клювами. Волшебница крикнула:
- Летите к западу! Там чужестранцы! Заклюйте их досмерти! Скорей! Скорей!
Вороны со злобным карканьем понеслись навстречу путникам. Завидев их, Элли перепугалась. Но Страшила сказал:
- С этими управиться - мое дело! Ведь недаром же я воронье пугало! Становитесь сзади меня! - И он нахлобучил шляпу на голову, широко расставил руки и принял вид заправского пугала.
Вороны растерялись и нестройно закружились в воздухе. Но вожак стаи хрипло прокаркал:
- Чего испугались? Чучело набито соломой! Вот я ему сейчас задам!
И вожак хотел сесть Страшиле на голову, но тот поймал его за крыло и мигом свернул ему шею. Другая ворона бросилась вслед, и ей также Страшила свернул шею. Сорок хищных ворон было у злой Бастинды, и всем свернул шеи храбрый Страшила и побросал их в кучу.
Путники поблагодарили Страшилу за находчивость и снова двинулись на восток.
Когда Бастинда увидела, что и верные ее вороны лежат на земле мертвой грудой, путники неустрашимо идут вперед, ее охватили и злоба и страх.
- Как? Неужели всего моего волшебного искуства недостанет задержать наглую девчонку и ее спутников?
Бастинда затопала ногами и трижды просвистела в свисток. На ее зов слетелась туча свирепых черных пчел, укусы которых были смертельны.
- Летите на запад! - Прорычала волшебница. - Найдите там чужестранцов и зажальте их досмерти! Быстрей! Быстрей!
И пчелы с оглушительным жужжанием полетели навстречу путникам.
Железный дровосек и Страшила заметили их издалека. Страшила мигом сообразил что делать.
- Вытаскивай из меня солому! - Закричал он железному дровосеку. - Забрасывай Элли, льва и Тотошку, и пчелы не доберутся до них!
Он проворно расстегнул кафтан, и из него высыпался целый ворох соломы. Лев, Элли и Тотошка бросились на землю, дровосек быстро забросал их и выпрямился во весь рост.
Туча пчел с яростным жужжанием набросилась на железного дровосека.
Дровосек улыбнулся: пчелы ломали ядовитые жала о железо и тотчас умирали, так как пчелы не могут жить без жала. Они падали, на их место налетали другие и также пытались вонзить жала в железное тело дровосека.
Скоро все пчелы лежали мертвыми на земле, как куча черных у

Волшебник Изумрудного города (часть 2)
Поделиться
Поделиться
Поделиться
25 голоcов
10 432
03.03.2009
Комментарии

К публикации ещё никто не оставил комментариев.

Добавить комментарий