Банкиров ребрендили-ребрендили-ребрендили, да не выребрендировали.
Жужжит над жимолостью жук. Тяжелый на жуке кожух.
Параллелограмм паралеллограммил паралеллограммил да не выпараллелограммировал.
Работники предприятие приватизировали-приватизировали, да не выприватизировали.
Рапортовал, да не дорапортовал; дорапортовал, да зарапортовался.
Сиреневенькая зубовыковыривательница.
Стаффордширский терьер ретив, а черношерстный ризеншнауцер резв.
Цыплёнок цапли цепко цеплялся за цеп.
Четыре черных коня чёрту совсем не чета в четвёртый четверг ноября.

Был в саду переполох ‒
Там расцвёл чертополох.
Чтобы сад твой не заглох,
Прополи чертополох.

Везет Сенька Саньку с Сонькой на санках.
Санки скок, Сеньку с ног,
Соньку в лоб, все — в сугроб.

Говорит попугай попугаю:
– Я тебя, попугай, попугаю!
Отвечает ему попугай:
– Попугай, попугай, попугай!

Граф Тото играет в лото,
А графиня Тото знает про то,
Что Граф Тото играет в лото,
Если бы граф Тото знал про то,
Что графиня Тото знает про то,
Что граф Тото играет в лото,
То б граф Тото никогда бы в жизни
Не играл бы в лото.

Ежели вы не жили возле ежевичника,
Но ежели вы жили возле земляничника,
То значит, земляничное варенье вам привычное
И вовсе не привычное варенье ежевичное.

Жук жужжал: Жу-жу, жу-жу,
Я жилетку закажу,
Желто-чёрную жилетку,
Жу-жу-жу, как у пчелы,
Жаль, что мне мои жилетки,
Жу-жу-жу, уже малы!
Жалко жабу на лужайке
На лужайке жабе жарко,
Покажи-ка ей, дружок,
Где болотный бережок!

Золотистый, как из бронзы,
Жук кружится возле розы.
И жужжит: «Жу-жу, жу-жу!
Очень с розами друж-жу!»
Жук упал, и встать не может.
Ждет он, кто ему поможет.

Из кузова в кузов шла перегрузка арбузов.
В грозу в грязи от груза арбузов развалился кузов.

Испугался грома Рома.
Заревел он громче грома.
От такого рёва гром
Притаился за бугром.

Как на утренней на зорьке
Два Петра и три Федорки
Соревнуются с Егоркой
Говорить скороговоркой.

Кто хочет разговаривать,
Тот должен выговаривать
Все правильно и внятно,
Чтоб было всем понятно.
Мы будем разговаривать
И будем выговаривать
Так правильно и внятно,
Чтоб было всем понятно.

Над Жорой жук, жужжа, кружит.
От страха Жора весь дрожит.
Зачем же Жора так дрожит?
Совсем не страшно жук жужжит.

Нет абрикоса, кокоса, редиса,
Палтуса, уксуса, кваса и риса,
Компаса нет, баркаса и троса,
Термоса, пресса, индуса-матроса,
Баса нет, вкуса, веса и спроса,
Нет интереса – нет и вопроса.

Пётр Петрович, по прозванью Перов, поймал птицу пигалицу;
Понёс по рынку, просил полтинку, подали пятак, он и продал так.

Подорожник по дороге
Собирал прохожий строгий.
Выбирал себе прохожий
Подорожник подороже.

Променяла Прасковья карася
На три пары полосатых поросят.
Побежали поросята по росе,
Простудились поросята, да не все.

Саша шустро сушит сушки,
Саша высушил штук шесть,
И смешно спешат старушки
Сушек Сашиных поесть.

Разнервничавшаяся Вавилонянка Варвара,
Разнервничала в Вавилоне,
Неразнервничавшегося вавилонянина
Вавилу Вавилонейского.

Разнервничавшегося конституционалиста Константина
Нашли акклиматизировавшимся в конституционном городе Константинополе
И со спокойным достоинством изобретавшим
Усовершенствованные пневмо-мешко-выколачиватели.

Сев в такси спросила такса:
«За проезд какая такса?»
А таксист ответил так:
«Возим такс мы просто так-с.»

Села Алеся, с печи ноги свеся,
Не смейся, Алеся, а на печи грейся.

Солнце садится, струится водица,
Птица-синица в водицу глядится.
Чистой водицы синица напьется —
Славно сегодня звенится-поется!

Суровый суворовец Суворов сурово сверлил сверлом
Сырую стену суворовского училища.

Ужа ужалила ужица. Ужу с ужицей не ужиться,
Уж уж от ужаса стал уже,
Не ешь ужица ужа-мужа,
Без ужа-мужа будет хуже.

У Степана есть сметана,
Простокваша да творог,
Семь копеек — туесок.

Фрол подол у кафтана порол,
Распарывал, распарывал ‒
И подол не распорол.

Четыре черненьких чумазеньких чертёнка
Чертили чёрными чернилами чертёж
Чрезвычайно четко.

Шли три пекаря, три Прокопия пекаря, три Прокопьевича.
Говорили про пекаря, про Прокопия пекаря, про Прокопьевича.